X

Первый день лета, Думы первый день

Первое заседание городской Думы началось вчера в 10 утра и оставило двойственное впечатление. Дума Смотрела в будущее и оглядывалась на прошлое.

С одной стороны, и депутаты Думы, и хранители исторических ценностей, сотрудники краеведческого музея, старались подчеркнуть некоторую преемственность между прежней дореволюционной Думой и нынешней, послеперестроечной. Заседание шло в помещении, где старая Дума когда-то собиралась. То и дело били старинные напольные часы. На стенах висели фотографии «тех» времен. Кто-то из музейщиков обронил фразу «наше царское правительство». А кто-то из депутатов в ответ, что «не рвется связь времен». Потом депутат, директор станкостроительного завода Александр Никитин, был представлен в Думе как бы наследником одного из гласных Думы прежней Николая Машарова, «бывшего директора нашего завода»…

Между тем часы были не из этого дома. Предметов от старой Думы почти не осталось, и экспозиция просто бедна. Николай Машаров был не директором, а хозяином завода. Да и Александр Никитин не оговорился, назвав себя и товарищей по Думе-94 народной властью…

Но как только театрализованное действо, почти костюмированный бал, закончилось, нормальные советские люди начали обсуждать нормальные советские проблемы. Точнее, те, что им от Советов достались. И было это спокойно, обстоятельно, точно по графику, составленному орготделом администрации.

(Кстати, об орготделе. На предварительных встречах кое-кто из депутатов высказывал пожелание, чтобы Дума обзавелась собственным аппаратом. Разубедили. Потому-то никто не знает, сколь долго протянется переходный период и сколь долог век переходной этой Думы. Где же взять квалифицированных специалистов для работы во временном сооружении? Ведь даже регламент работы Думы принят временный).

Ну, поехидничали и будет. Бачили очи, шо купувалы.

Когда депутаты перестали примерять на себя сюртуки и пелерины начала века, появилась придирчивость, настырность, доброжелательная требовательность. И Степан Киричук вернулся к своей обычной деловой скороговорке.

Временами мне казалось, что Степан Михайлович искал возможность возвысить авторитет Думы, авторитет представительной власти, столь робко прописанный в новой Конституции. По его инициативе во временном регламенте был зафиксирован приоритет Думы в случае разногласий по какому-либо документу. Согласно законодательству решения обретают силу с подписью главы администрации. Eсли мэр не согласен, он имеет право вернуть документ снова в Думу. Когда решение подтверждается двумя третями депутатов, мэр обязан его подписать. А опротестовать — только через суд.

В одном из следующих номеров мы опубликуем фрагменты из временного регламента — любопытное чтение!

По закону на заседаниях городской Думы председательствует глава администрации. Руководит же ее деятельностью — секретарь.

Никогда (вот привязчивый историзм события!) в Тюменской Думе не было женщин. А тут на пост секретаря два кандидата и — оба прекрасного пола. Лариса Катаева и Галина Рябкова. Тайное голосование. Катаева — шесть. Рябкова — пять… (В момент, когда оглашались результаты, пробили часы — двенадцать ударов).

В «тронной речи» Ларисы Петровны в последний раз в этот день прозвучало слово «история», и теперь уже до конца заседания речь шла о нашем насущном, о бытие.

Сорок пять минут продолжался обзор социально-экономической ситуации в Тюмени. Мэр Киричук был очень точен в интонации. Он был беспощаден в своей откровенности и в то же время сдержан. Он говорил о трудностях и не скрывал, что Думе придется принять ряд непопулярных решений. Он предостерегал, что самый вероятный путь — увеличение сборов, повышение местных налогов «окончательно угробят производство». Может быть, размышлял мэр, не брать налоги с заводов, пусть люди работают, получают зарплату, оплачивают детские сады и жилье?

А мне вспоминалось, как накануне мы разговаривали с Александром Никитиным о двух путях, которые лежат перед Думой. Заняться строительством тришкина кафтана, перераспределять бюджетные крохи либо попытаться освободить производителя, «выращивать новые деньги»? По отдельным репликам могу судить, что ряд думцев ищет дорогу ко второму варианту.

13 человек — одиннадцать депутатов, мэр и председатель горизбиркома — сидели за столами во время первого заседания городской Думы. Это было в первый день лета.

***
фото: Первые снимки первой Думы Фото Андрея Никонова;Первые снимки первой Думы Фото Андрея Никонова

Поделиться ссылкой:

Оставить комментарий

Размер шрифта

Пунктов

Интервал

Пунктов

Кернинг

Стиль шрифта

Изображения

Цвета сайта