X

Читайте Чехова!

В январе 2010 года исполняется 150 лет со дня рождения великого русского писателя А.П. Чехова. Его творчество является грандиозной энциклопедией русской жизни конца XIX — начала XX века.

Антон Павлович родился 17 (29) января 1860 года в Таганроге в семье мелкого торговца. Кроме Антоши, в семье было еще четверо братьев и сестра. Отец его, Павел Егорович, суровый и религиозный человек, заставлял сына петь в церковном хоре, за детские шалости строго наказывал. «Детство мое было страданием», — говорил Чехов.

Юность его была полна лишений, тяжелого труда, унижений. Он был, по собственному определению, «сын крепостного, бывший лавочник, певчий, гимназист и студент, воспитанный на чинопочитании, целовании поповских рук, поклонении чужим мыслям, благодаривший за каждый кусок хлеба, много раз сеченный, ходивший по урокам без галош, любивший обедать у богатых родственников, лицемеривший богу и людям без всякой надобности — только из сознания своего ничтожества…»

В 1868 году Антон Чехов поступил в Таганрогскую гимназию, по окончании которой переехал в Москву и поступил на медицинский факультет Московского университета. К тому времени в Москву перебралась и вся его семья. Еще в студенческие годы Антон много печатался в юмористических журналах. Подписывал он их псевдонимом — Антоша Чехонте.

Чехов — гениальный юморист. Сколько ни перечитываешь такие рассказы, как «Толстый и тонкий», «Хамелеон», «Экзамен на чин», «Лошадиная фамилия», «Злоумышленник» и многие другие, всегда смешно и… немного грустно. Автор высмеивал все дурное, мешающее людям жить справедливо и честно: лицемерие, грубость, трусость, наглость сильных и заискивание слабых… Но больше всего Чехов ненавидел пошлость и обывательское равнодушие к людям.

Но в произведениях Чехова с потрясающей художественной силой отражены и лучшие черты русского национального характера. Его герои мечтают о счастье народа, красоте, творческом труде. Это, например, учителя из рассказов «Учитель», «На подводе», врачи-энтузиасты Осип Дымов (рассказ «Попрыгунья») и Михаил Астров (пьеса «Дядя Ваня»). Не случайно именно в уста Астрова драматург вложил широко известную фразу: «В человеке должно быть все прекрасно: и лицо, и одежда, и душа, и мысли».

В 1890-е годы Чехов и сам широко занимался общественной деятельностью. Он выезжал в голодающие губернии для оказания помощи в сборе средств, организации столовых. Работал участковым врачом во время эпидемии холеры, заведовал холерным бараком в селе Мелихове Московской губернии. В 1897 году Антон Павлович участвовал во всеобщей переписи населения. На свои средства он построил несколько школ для крестьянских детей, создал в Таганроге городскую библиотеку и до конца жизни снабжал ее книгами.

Уже будучи знаменитым писателем, в 1890-м Чехов совершил тяжелое и длительное путешествие на остров Сахалин — место каторги и ссылки в царской России. Нигде и никогда он не говорил об истинных целях этой поездки — больше всего на свете не любил громких слов. Но когда А.С. Суворин* написал ему, что задуманная им поездка — блажь, потому-де она никому не нужна, Антон Павлович ответил гневно: «Мы сгноили в тюрьмах миллионы людей, сгноили зря, без рассуждения, варварски, мы гоняли людей по холоду в кандалах десятки тысяч верст… размножали преступников и все это сваливали на тюремных красноносых смотрителей… виноваты не смотрители, а все мы».

Совесть русского писателя велела Чехову воочию увидеть человеческую жизнь, превращенную в ад, рассказать об этом всему обществу, напомнить, что каждый в ответе за те преступления, которые совершаются в России.

Из Москвы Чехов выехал 21 апреля 1890 года. До Ярославля он ехал по железной дороге, от Ярославля до Перми — пароходом по Волге и Каме, от Перми до Тюмени (с остановкой в Екатеринбурге) — по железной дороге.

В наш город Чехов прибыл 3 мая. К сожалению, он не бродил по улицам Тюмени, не посетил, как обычно делал это в других сибирских городах, кладбища и церкви, а в тот же день выехал по Сибирскому тракту дальше на восток. Позднее он назовет этот тракт «самой большой и, кажется самой безобразной дорогой во всем свете».

Дальнейший путь предстоял на лошадях, так как Сибирской железной дороги еще не было, а первый пароход до Томска отплывал только 18 мая.

В пути Чехов вел короткий дневник и писал много писем родным, друзьям, знакомым. Так, 3 мая из Тюмени было отправлено письмо К.Г. Фоти, таганрогскому городскому голове, о пополнении фонда тамошней библиотеки. «Я счастлив, что могу хоть чем-нибудь быть полезен родному городу, которому я многим обязан и к которому продолжаю питать теплое чувство».

Прелюбопытная запись была сделана в письме А.С. Суворину, отправленном из Томска 20 мая. «… В Тюмени я купил себе в дорогу колбасы, но что за колбаса! Когда берешь кусок в рот, то во рту такой запах, как будто вошел в конюшню в тот самый момент, когда кучера снимают портянки; когда же начинаешь жевать, то такое чувство, как будто вцепился зубами в собачий хвост, опачканный в деготь. Тьфу! Поел два раза и бросил». Да, не повезло писателю с той колбасой!

Итак, из Тюмени Чехов выехал 3 мая и почти два месяца двигался в своем тарантасе по ужасным сибирским дорогам. «Я не ехал, а полоскался в грязи», — писал он с дороги. Когда добирались, наконец, до постоялого двора, Антон Павлович, промокший до костей, валился с ног от усталости.

Чехов чуть было не погиб, когда его тарантас столкнулся с налетевшей тройкой. Это случилось, когда он выехал «из большого села Абатского (375 верст от Тюмени) в ночь на 6 мая». Происшествие подробно изложено в очерке «Из Сибири», написанном после возвращения из поездки.

В течение почти двух месяцев «конно-лошадиного странствия» по Сибири писатель вел, по его словам, «отчаянную войну с разливами рек, с холодом, с невылазной грязью, с голодухой». И все же величие сибирской природы, богатство края, народ, его населяющий, изумляли и восхищали писателя, вселяли уверенность в великое будущее Родины. «Боже мой, как богата Россия хорошими людьми! — писал он сестре. — Если бы не холод, отнимающий у Сибири лето, и если бы не чиновники, развращающие крестьян и ссыльных, то Сибирь была бы богатейшей и счастливейшей землей».

Через Байкал Чехов перебрался на пароходе, затем снова на лошадях до Сретенска; от Сретенска пароходом по Шилке и Амуру до Николаевска и через Татарский пролив — на Северный Сахалин.

Писатель пробыл на Сахалине три месяца. Чтобы познакомиться поближе с жизнью ссыльных, Чехов провел на Сахалине перепись населения. Он объездил все поселения, заходил во все избы и говорил с каждым. Чехов переписал около 10 тысяч каторжных и поселенцев, за исключением ссыльных, с которыми ему запретили общаться.

Когда, после возвращения домой, писатель «неистово», по его выражению, работал над книгой о своей поездке, он признавался с гордостью: «Я рад, что в моем беллетристическом гардеробе будет висеть и сей жесткий арестантский халат».

… Память об Антоне Павловиче Чехове увековечена в названиях улиц и площадей многих городов. Есть улица Чехова и в Тюмени. Она появилась в соответствии с постановлением городского Совета депутатов трудящихся от 9 апреля 1939 года в районе Малого Городища.

В настоящее время судьба улицы печальна. Ее почти перестали обозначать на картах. Четная ее сторона ушла в небытие в прошлом веке, и расширяющийся овраг приближается к оставшейся стороне, угрожая укоротить и переулок Кольцова.

Городищенский лог с бегущей по нему Тюменкой (когда-то служивший естественной защитой Чимги-Туре, а затем Тюмени) продолжает поглощать метр за метром. Стихии безразлично, что падающие на дно Тюменки улицы носят имена великих русских писателей…

Н.Л. Галян, главный специалист отдела использования и публикации документов Государственного архива Тюменской области

Алексей Сергеевич Суворин (1834-1912) — беллетрист, драматург, журналист и издатель. Владелец газеты «Новое время».

***
фото: табличка с именем Чехова на старом тюменском домике;так сегодня выглядит эта улица, которая постепенно уходит в небытие.

Поделиться ссылкой:

Оставить комментарий

Размер шрифта

Пунктов

Интервал

Пунктов

Кернинг

Стиль шрифта

Изображения

Цвета сайта

ОК