X

Спросите: как у собаки жизнь

Если спросить у собаки, как ей лучше жить: на воле, с хозяином или в клетке? Думаете, она ответит, что на воле? Сомневаюсь.

Иная дворняга, помыкавшись по подворотням, с превеликим удовольствием променяла бы волю на содержание в приюте. Особенно остро этот вопрос стоит перед беднягами в лютые холода. Когда докопаться до сокровенного завтрака в контейнере становится труднее. Когда деревенеют подушечки лап, как не прячь их в мохнатый живот, свернувшись в тугой калачик. Когда не знаешь, кому верить, кого бояться и куда деться от людской жестокости.

ДВОРНЯГА БЕСПРАВНАЯ

Недавно в редакцию со своим горем пришли Людмила Котляр и Нина Фоминых. Женщины, чьи дачи находятся в районе Бабарынки, поведали жуткую историю о том, как в новогодние праздники кто-то жестоко расправился с дворнягой Жулькой. Ее закололи какие-то нелюди и оставили бездыханное тело недалеко от мусорного ящика. Жуля, выросла на глазах у дачниц, родилась здесь же от взрослой уже Найды. Безобидная черно-белая дворняга ходила везде за матерью. Добрые люди надели ей ошейник, чтобы никто не подумал, что она безхозная. Соорудили из подручных материалов конуру. Дачники по пути на остановку автобуса подкармливали прижившихся дворняг. Но не угодили, видно, беззащитные дворняги кому-то. Мать осенью сбила машина, дочку убили в новогодние праздники… Женщины пришли в редакцию, чтобы эту жуткую историю рассказать людям через газету, они заявили в милицию, даже сделали на телефон фото неживой уже Жульки. Но надежда на то, что найдется убийца и будет наказан за это преступление, слишком мала.

— Каждый день вижу, как умирают люди, но этого забыть не могу, — говорит Людмила Григорьевна, реаниматолог по профессии. Она все же надеется, что убийцу Жульки найдут, и он будет наказан. Но хватит ли у женщины сил, чтобы отстаивать права? Не свои — собачьи. В суде, если это потребуется. И что ждет этого живодера? К сожалению, законодательство в части защиты прав животных, тем более бездомных, безнадежно слабо. Но некоторым дворнягам определенно в этой жизни везет. К примеру, тем, кто определен в пункт временного содержания безнадзорных домашних животных, что на ММС.

ПОРА НА ВОЛЮ?

Дворнягам, встретившим нас дружным лаем в приюте, повезло. Хотя их никто и не спрашивал, когда отлавливал на свалках и в жилых кварталах. Их «доставили», рассадили по «номерам», обеспечили провиантом и конурой с травяной подстилкой. Хотя при этом не предупредили, что на содержание их определяют временно. Дворняг много, а клеток в приюте чуть больше полусотни.

— Эту уже пора выпускать, — показывая белую жесткошерстную дворнягу, говорит директор приюта Сергей Хмельницкий. Не потому, что не пришлась ко двору эта дворняжка, просто больше шести месяцев здесь никого не держат. После стерилизации и необходимого реабилитационного периода постояльцев приюта отправляют восвояси. А они, побродив по знакомым местам и убедившись в том, что в приюте намного лучше, возвращаются назад.

— Ребята говорят, что «наши» не шарахаются. Наоборот, бегут к машине. Узнают, — рассказывает Сергей Александрович, сетуя при этом, что всех бездомных собак города ему все равно не обогреть. Вон и сена, и соломы, и опила, завезли. Но клеток для содержания всего пятьдесят. А сколько бездомных? Всех не переловишь. Впрочем, здесь тоже палка о двух концах. Процедура отлова животных — зрелище не для слабонервных. Собаку усыпляют выстрелом снотворного, перевязывают лапы и укладывают в машину. Представьте, если такое произошло бы на ваших глазах. «Просто ужас! Издевательство над животными», — скажете. Вот и приходится директору приюта объясняться с сердобольными гражданами, что отлов собак им во благо, что, хотя и временно, но дворняга будет ухожена и накормлена. А может, и защищена от настоящих живодеров, что убивают ни в чем не повинных животных.

ВРОДЕ МЫ УЖЕ ВСТРЕЧАЛИСЬ

«Кто это там пришел?» — наверное, думает дворняга, осторожно высовывая голову из конуры. Некоторые, не пуганные злыми людьми, тянутся лапами и мордами под руку. Ждут ласки. Другие — рычат исподлобья. Их, наверняка, раньше люди обижали. До сих пор обида не прошла, хотя и кормят здесь по расписанию и выгуливают даже. Как домашних.

— А язык к миске не прилипает в такой мороз? — спрашиваю у директора приюта.

— Не успевает. Еду горячую приносят, они сразу все съедают, — парирует Сергей Александрович. Но у ворот намекает на то, что не откажется от сухих кормов, если спонсоры объявятся. Они и сытнее, и заваривать удобнее.

У дворняг нет актированных дней. Как бы ни было холодно, надо терпеть. В приюте в мороз легче. Собак с короткой шерстью в сильные морозы усаживают по две в клетке. Вдвоем теплее. Щенят и прооперированных — в закрытый бокс, там, правда, не очень светло, зато теплее, чем на улице. Приоткрываем пластиковое окошко: здесь настоящий детский сад. Щенят в приют привозят часто и разбирают, кстати, тоже хорошо. В соседнем теплом боксе сука со щенятами. Вот так и доставили в приют с приплодом. Но есть надежда, что и этим щенятами суждено жить. Как и всем другим обитателям приюта. Вот только встречались бы на их пути только добрые люди. Собаки ведь, как и люди, умеют любить, страдать, ненавидеть. Им нравится, когда о них заботятся. Они ценят ласку и понимание. Может, поэтому некоторые хитростью возвращаются в приют. Но Наташу, ветеринарного врача, не проведешь. «Здравствуйте! — говорит она очередному хитрецу. — Вроде, мы уже встречались?»

***
фото: Человек и собака – вместе не всегда;Привет, дворняга!;Запасы на зиму (сено и солома для подстилок в холода);Этим очаровательным щенятам в боксе тепло и весело.

Поделиться ссылкой:

Оставить комментарий

Размер шрифта

Пунктов

Интервал

Пунктов

Кернинг

Стиль шрифта

Изображения

Цвета сайта

ОК