X

Разгрызть орех. И стать счастливым

«Ошеломительное зрелище!» — говорит реклама о шоу «Кракатук» и, пожалуй, не преувеличивает.

Режиссура этого многожанрового спектакля от начала и до конца расписана, как по нотам. Каждый жест артиста и движение униформиста, каждый трюк, сольные и массовые выходы, музыка, костюмы, спецэффекты, освещение — все подчинено одной цели: удивить зрителей, увести из реальности в мир фантазий и ассоциаций, даже не Гофмана, а Льюиса Кэрролла. Где все не так, как представлялось ранее, где страх переплетается с восторгом, ужасное — с прекрасным, триллер переходит в шоу, а карнавал затеян для того, чтобы рассказать трогательную историю о первой любви.

У этой «гремучей смеси» нет однозначных оценок происходящих событий: здесь — высокое чувство, а здесь — низменное, недостойное, исчадие ада. Все вердикты режиссеры оставили на наше усмотрение. Главное, к чему они, пожалуй, стремились, — не оставить зрителя равнодушным. С первой секунды и до последнего мгновения. Даже когда артисты выйдут на поклон и мелькнет мысль: «Вот и все, шоу закончилось!», это будет еще не конец. Шоу не отпустит просто так, а напоследок даст возможность окунуться в ощущения, которые, может быть, ты никогда еще не испытывал.

Самые объективные эксперты — дети — давали первые оценки еще до начала спектакля, когда только-только переступали порог у арены. «Ого! Вот это да!» — воскликнула идущая рядом со мной девочка лет семи и от удивления даже остановилась. «Пойдем, пойдем», — торопила ее мама, а она шла, как завороженная, и пальчиком показывала на арену: «Смотри! Смотри!» Трансформация привычного циркового пространства, действительно, поражала. В центре зала висело некое сине-дымчатое марево. Потоки тумана хаотично перемещались по залу, окутывая его ряды зыбкой сказочной дымкой. При этом сама арена превратилась в высокий помост, окруженный по периметру странными зачехленными фигурами. «Мама, а что это? Что это?» — теребили родителей маленькие зрители. Ответа не было. Но детское любопытство уже било через край.

ФОТО МИХАИЛА КАЛЯНОВА

Интриги добавлял и непонятный человек во фраке и в черном котелке с синей лампочкой, который, пока заполнялся зрительный зал, совершал таинственный обход «своего мира», расположенного внутри арены. Он словно не замечал царящей вокруг него суеты — и этой своей неторопливостью и загадочностью еще больше притягивал взгляды.

В такой атмосфере дремоты, полусна, полуреальности началось первое действие. Причем минута в минуту — кто не успел, того сказка не будет ждать, по этому железному правилу были выстроены оба отделения спектакля.

Вообще, почти армейская дисциплина является характерной особенностью постановки. Такой четкой организации сценического действия без всяких перерывов и послаблений Тюмень, пожалуй, еще не видела. Крайне редко гастрольные программы, будь то цирковые, театральные или концертные, могут похвастаться такой виртуозной, отработанной до мелочей слаженностью. Пять лет жесточайших репетиций сделали свое дело. В этом смысле «Кракатук» напоминает бродвейские шоу с тщательнейшим отбором актеров и работой до седьмого пота.

«Кракатук» поражает несочетаемым сочетанием математической пунктуальности, просчитан-ности действий, отработки всех траекторий передвижений, и, в то же время, их непредсказуемостью для зрителя. Предугадать, что произойдет на арене дальше, а тем более заскучать во время спектакля, невозможно. Дозировки шоковых ингредиентов взвешены настолько точно, что эмоции не успевают притупляться, и сменяют друг друга молниеносно.

ФОТО МИХАИЛА КАЛЯНОВА

Размеренное повествование начала, когда девочка Маша покупает, приносит домой старую граммофонную пластинку и под ее убаюкивающий шелест засыпает, — резко сменяется вакханалией магического пира, мышиной чертовщиной. Зритель ошеломлен нисколько не меньше Маши, на которую набрасываются полчища мохнатых и хвостатых сущностей, скрыться от которых нельзя. Чтобы спастись, остается только одно — улететь под самый купол. Здесь Анастасия Жолудева, исполняющая роль главной героини, впервые демонстрирует свое искусство воздушной гимнастки , без страховки выполняя сложнейшие трюки.

Чуть позже полет ее мечты в парном воздушном эквилибре поддержит и юный Щелкунчик, похожий на принца-эльфа из сказки «Дюймовочка». Вместе, в окружении танцующих роз, они вознесутся к недосягаемым цирковым высотам.

Но их высокой любви придется столкнуться с ужасами современного мира (кибер-мышами), которые свяжут влюбленного по рукам и ногам, «препарируют», вынут «все нутро». И чего там только у человека не бывает! У каждого свои тараканы — точнее, «крокодилы», « чебурашки» и «пупсы». Но без этого «мусора» человек перестает быть человеком и превращается в тряпичную куклу, которую можно вертеть как угодно. И только когда у куклы появляется « свой взгляд н а вещи», она снова становится похожей на человека (фокус превращения проходит в жанре иллюзии).

На какое-то время реальность перед глазами бедного Щелкунчика двоится, троится — одна Маша, вторая, третья, седьмая. И через такие испытания он тоже должен пройти. Должен пронести свою нелегкую ношу (в этот момент перед зрителями выступает силовой жонглер с огромным металлическим шаром).

Щелкунчик объявляет мышиному королевству войну. По всем правилам на арену военных действий вступает «спецназ» — квартет воздушных гимнастов. А их борьбу «за живучесть» поддерживает балерина, которая ожесточенно крутит фуэте, поднимаясь все выше, достигая самого купола цирка.

ФОТО МИХАИЛА КАЛЯНОВА

Добро, конечно, побеждает, и к Маше приходит. Точнее, как Грей из «Алых парусов» к девушке Ассоль, приплывает принц. Только не на большом корабле, а на маленьком бумажном, на котором, в другой сказке, Оловянный солдатик из сказки Андерсена ждал свою любимую танцовщицу. Они уплывают все дальше и выше, и все их тревоги и горести превращаются в мыльную пену, которая покрывает все цирковое пространство.

. Мое первоначальное опасение, что «Кракатук» — спектакль вовсе не детский, что своей буйной фантазией он может маленьких напугать, совершенно рассеялось в конце представления. Такого счастья и восторга на детских лицах я давно не видела. А уж что испытывали взрослые, когда им открыли доступ на арену, доверху залитую белоснежной пеной, — передать трудно. Разочарованных, уставших или равнодушных лиц я не видела. «Кракатук» все-таки сделал свое дело — кто его «раскусил», тот смог превратить свою жизнь в сказку. Хотя бы на один вечер.

***
фото: вот такое шоу;вот такое шоу;вот такое шоу;вот такое шоу

Поделиться ссылкой:

Оставить комментарий

Размер шрифта

Пунктов

Интервал

Пунктов

Кернинг

Стиль шрифта

Изображения

Цвета сайта

ОК