X

«Мама Оля»

Это звание не сравнится с президентским грантом или денежной премией.

Его не получить на одиозных торжествах, где звучат пафосные речи. Эту награду дарят учителю не дяденьки в наглаженных пиджачках, а обычные школьники. Одно из таких необычных званий — «Мама Оля» — получила от своих учеников Ольга Михайловна Парыгина.

Она — молодой педагог тюменской школы N 10. Родом из Курганской области. Маленькая Оля жила в городе Далматове. Детство — пионерское, юность — комсомольская. Папа работал на заводе, мама — в детском саду.

Через гены или по воздуху — науке неизвестно, педагогические способности передались от матери к дочери. Юная Оля занималась воспитанием брата и сестры, летом подрабатывала в детском саду — нянчилась с малышами. Выбор будущей профессии подсказала классный руководитель: «Оля, я вижу тебя преподавателем». А потом еще и одноклассники советовали: «Становись учительницей, будешь обучать наших детей и ставить им одни пятерки». Поэтому место учебного заведения после окончания школы было предопределено — Курганский государственный педагогический институт. Затем по распределению Ольга Михайловна была направлена в тюменскую школу. И уже 13 лет преподает старшеклассникам химию и биологию.

— Обычно ученики воспринимают педагога как основной дестабилизирующий элемент, который мешает им беззаботно жить. Как вам удается найти с классом общий контакт?

— Всегда пытаюсь объяснить так, чтобы человек понял, что от него требуется. Стараюсь не кричать, не вступать в конфликты, стремлюсь ликвидировать любые агрессивные столкновения. Мне помогает интуиция найти контакт с детьми. Я не могу сказать, что строю в голове какие-то графики, план действий, продумываю определенные разговоры. Чаще опираюсь на личный опыт. Если класс занимается уборкой кабинета или субботник в школе, то я обязательно вместе с ними. Полагаю, что все нужно делать вместе, сообща. Со своими ребятами считаю себя не классным руководителем, а членом коллектива. В классном журнале по списку 20 человек, я — 21-й участник этого коллектива.

— И у вас это, похоже, неплохо получается, раз вас прозвали «Мама Оля». Знаете о таком своеобразном прозвище, полученном от учеников?

— Знаю, мне прямо в лицо это говорят. Приятно. Началось все с легкой руки одной из учениц. Теперь с 2005 года слышу: «Мама Оля». Но меня так называют не все дети.

— Вы общаетесь с бывшими учениками? О чем вспоминаете на вечерах встреч?

— Я встречаюсь с ними не только на вечерах встреч выпускников, они в любое время забегают повидаться. У нас происходило много курьезных случаев. В моем классе всегда находится человек, который со мной пытается спорить по любому поводу. Вспоминаю ученика Степку. Он был эмоциональным ребенком, имел взрывной характер. С учителями часто спорил, конфликтовал. Я всегда могла его успокоить и говорила: «Степа, кричу или я, или ты». Это правило действовало безукоризненно.

— Кроме «сложных» учеников, которые обычно сидят на последних партах и не дают спокойно вести урок, что еще мешает комфортному преподаванию?

— Мешает отстраненность семьи от школьных проблем. Нельзя винить во всех бедах одну лишь школу или семью. Это наша общая беда, общая боль. И появилась эта проблема давно. Раньше, по крайней мере, школа дружила с семьей. Поддержка ощущалась с обеих сторон: и от учителей, и от родителей. Сегодня они разделены по разным берегам. Родители занимают удобную позицию — стараются не замечать своего ребенка вне семьи. Дома он хороший, воспитанный, не хамит, маме с папой помогает. В школе иная среда общения, а значит, и поведение становится другое. Родителям неинтересно, чем занимается их чадо. Если мы их вызываем в школу, то стараемся найти пути решения. Невменяемые родители начинаются обороняться от учителя, видя в нем врага. Иногда нам проще договориться с ребенком без привлечения родителей. Нам приходится работать с асоциальными семьями, и с ними очень тяжело.

ФОТО ИЗ ЛИЧНОГО АРХИВА ОЛЬГИ ПАРЫГИНОЙ

— Вам облегчили работу различные нововведения, реформы в плане образования? Государство оказывает помощь?

— Пытается, наверное… Я, честно, этой помощи не вижу. У нас существует приоритетное направление — правильно написать отчет, нежели провести качественную работу без отчета. На нас сваливается бумажная волокита. Мы исписываем много листов бумаги ради отчетности. Причем этим занимаются не только завучи, но и классные руководители. На конкретную деятельность остается совсем мало времени.

Мы бегаем из одной крайности в другую. Очередной приоритет нам поставлен в сторону патриотизма, о котором не вспоминали долгие годы. О нем никто не говорил, а сейчас вдруг пошли проверки сверху, как мы готовы к Девятому Мая. Если сейчас пройти по нашей школе, вы увидите иллюстрации, посвященные празднику. Здесь повесили фотографию маршала, там — пионеры-герои. О них никто не говорил, и вспомнили спустя лет 10.

— Как, на ваш взгляд, повысить престиж профессии учителя?

— В 2005 году я принимала участие в конкурсе «Учитель года». В это же самое время проходил конкурс красоты «Имидж». Весь город был облеплен рекламой этого мероприятия. Про наш профессиональный конкурс — ни слова! Меня привело в смятение подобное отношение. Каким образом организаторы хотят повысить имидж учителя в обществе, если само общество не знает о конкурсе ровном счетом ничего. Получается, что престиж профессии через конкурс «Учитель года» полным образом не реализуется.

— Вы счастливый педагог?

— Как учитель я счастлива, как человек — нет.

***
фото: Мама Оля с инвентарем; делаем стенгазету

Поделиться ссылкой:

Оставить комментарий

Размер шрифта

Пунктов

Интервал

Пунктов

Кернинг

Стиль шрифта

Изображения

Цвета сайта

ОК