X

Сына защищала вместе с адвокатом

Елена Смирнова не думала, что когда-то ей придется стать защитником собственного сына — на суде.

… Страшная авария случилась ночью 23 мая прошлого года в садоводческом обществе «Суходольное», недалеко от ТЭЦ-2. Водитель, сидевший за рулем автомобиля «тойота-королла», не справился с управлением — машину занесло, выбросило на обочину, она врезалась в поленницу и перевернулась. Девушка, управлявшая автомобилем, погибла на месте, ее пассажир — молодой человек, выжил. Или наоборот, погибшая девушка была пассажиркой, а выживший парень сидел за рулем «тойоты»?

Елена Александровна однозначно отвечает для себя на этот вопрос; у состоявшегося по этому делу суда сомнений тоже нет. Вот только взгляд на ситуацию — с прямо противоположных сторон.

Все началось с признания молодого человека на месте, где произошло ДТП. К перевернутой машине спустя несколько минут после аварии подбежали четверо -уже в тот момент, когда парень выбрался из машины и увидел, что его подруга мертва. Подоспевшим людям он сказал, что сам был за рулем автомобиля, что его девушка сидела на заднем сидении, они не были пристегнуты. Ничем другим, кроме как самооговором, это признание назвать нельзя, считает Елена Александровна. На тот момент, уверена она (да и очевидцы это подтверждают), ее сын Максим находился в шоковом, практически бессознательном состоянии — на его глазах погиб любимый человек.

Свои первые признания Максим в суде не подтвердил — он никогда не сидел за рулем автомобиля, который принадлежал девушке. И в тот день он был тоже пассажиром.

Но основой доказательной базы по показаниям очевидцев стали именно они — его первые слова после происшествия. Не все, а только о том, что за рулем в момент аварии был он.

На основании заключений комиссионной судебно-медицинской экспертизы, которую провели почему-то лишь спустя два месяца после случившегося, решили: девушка находилась на переднем пассажирском сидении, водитель был пристегнут ремнем безопасности. И это — вопреки тому, что говорил подозреваемый на месте происшествия.

Уже на втором заседании Елена Александровна добилась того, чтобы стать официальным защитником своего сына — вместе с адвокатом. В руки женщины, таким образом, попали все материалы дела. Вот тут-то и увидела она, что дело построено практически бездоказательно.

Даже просто фотографии машины, попавшей в аварию, свидетельствуют: у человека, находившегося на водительском месте, шансов выжить просто не было: левая часть искорежена полностью, вывернут руль, вмята дверца. Но, с другой стороны, эксперты написали, что водитель (то бишь, по их заключению, Максим) был пристегнут ремнем безопасности. Выходит, он его и спас. Экспертиза показала, что след на плече — не что иное, как след от ремня. Вот только проводилась экспертиза тогда, когда колотая рана на левом плече молодого человека уже затянулась — и, действительно, могла напоминать след от ремня. Однако расположен след так, как если бы ремень был накинут, лишь на одно (левое, в случае водителя) плечо. Тогда он никак не смог бы удержать человека. Елена Александровна решила исходить из того, что было в материалах дела — пристегнутого ремня, и отправила запрос в дилерский центр, занимающийся продажей машин марки «тойота-королла». Оттуда пришло заключение техников о том, что автомобили этой марки снабжены механизмом заклинивания ремней в момент срабатывания подушек безопасности. После срабатывания этого механизма ремень уже не вернется в исходное положение. На фотографии с места ДТП видно: ремнем безопасности со стороны водителя не пользовались. Однако ходатайство Елены Александровны о приобщении этого документа (заключения техников) к делу было отклонено.

Сразу же после оглашения приговора Максиму (четыре года поселения за «причинение смерти по неосторожности») его мать подала кассационную жалобу в областной суд, где она привела все собранные доказательства, которых оказалось немало. Однако сути приговора новый судебный процесс не изменил. С первого декабря Максим находится в колонии-поселении. Родители навещают его каждую неделю и продолжают искать справедливости.

Сейчас, когда Елена Смирнова получила постановление областного суда, она планирует подготовить надзорную жалобу — в президиум областного суда. Если потребуется, говорит мать и защитник, она дойдет и до международного суда в Страсбурге.

Поделиться ссылкой:

Оставить комментарий

Размер шрифта

Пунктов

Интервал

Пунктов

Кернинг

Стиль шрифта

Изображения

Цвета сайта

ОК