X

Cуд тоже желает открытости

Судейское сообщество выступило с законодательной инициативой — все решения суда публиковать в открытом доступе на сайте. С 1 июля этого года в Тюменском областном суде готовятся к выполнению федерального закона «Об обеспечении доступа к информации о деятельности судов».

Однако председатель областного суда Анатолий Сушинских озабочен тем, что 170 тысяч судебных актов не сможет обработать программа. Нужны и дополнительные специалисты, чтобы вычеркивать фамилии фигурантов и переводить язык юстиции на общечеловеческий.

«Мы не должны обнародовать имена, но обязаны публиковать все судебные акты», — говорит Сушинских. Он привел пример из практики: судебное дело тянулось 2,5 года, накопилось 3,5 тысячи страниц протокольных записей и 400 страниц приговора. «А если таких дел будет несколько, может техника зависнуть», — резюмировал председатель областного суда. Нюансы с бракоразводными процессами тоже пока неясны: фамилии (видимо, сплошные Х и У) да номер решения.

— Опыт Челябинской области, где публикуют все решения суда, показывает, что востребовано около двадцати процентов от всего объема информации. Может, так и делать: по запросу публиковать или по тем делам, которые вызывают широкий общественный интерес? — размышлял Анатолий Сушинских.

Поможет ли нововведение суду быть более открытым? И возродится ли такой жанр, как репортаж из зала суда?

— Мы пытаемся проводить политику на большую открытость. В зарубежных странах в залах суда ни одной камеры, ни одного фотоаппарата! Можно только рисовать карандашом. Они уже давно поняли, что пресса — это огромная сила. Ведь можно быть виноватым, но создать такое впечатление, что население, посмотрев, скажет: господи, да кого вы судите?!

У Анатолия Сушинских пока нет оснований для подобного беспокойства. Как правило, информация поступает в СМИ из официальных источников. Пресс-служба дает ее скупо, со ссылками на всевозможные статьи УК, изложенные неповторимым языком. Но за каждым из таких дел — человеческие трагедии и социальное неблагополучие общества.

Очень, например, хотелось бы узнать, как так получилось, что дизайнер Александр Бейкин заказал убийство городского депутата Владимира Пискайкина. Помните, как в июне, в день «убийства», общественность скорбела по «убиенному», а через день милиция призналась в инсценировке? Представители правоохранительных органов дали комментарии о том, зачем они распространили в СМИ «дезу». Заказчика «убийства» Александра Бейкина удалось взять с поличным и заключить под стражу. По мнению следствия, депутат заказал дизайнеру перепланировку своей квартиры и заплатил полмиллиона рублей. Дизайнер работу не сделал и деньги не вернул. Был подан иск на взыскание задолженности. Бейкин вместо того, чтобы с процентами вернуть депутату долг, за миллион рублей нанял киллера, чтобы полмиллиона депутату не отдавать. Логику этих действий смогли понять следователи и через полгода после инсценировки убийства доложили: расследование уголовного дела завершено. «Принято к рассмотрению» — говорится в сообщении пресс-службы областного суда.

Анатолий Сушинских говорит, что «пока данных о том, что это дело подошло к какому-то логическому концу, у нас нет». Председатель суда приглашает журналистов готовить репортажи из зала суда (не конкретно этого, а вообще). Там они — редкие гости. Репортаж из зала суда — мечта многих журналистов, но почему-то сложно осуществимая.

Например, в этом году в судах в 10 раз увеличилось количество трудовых споров: уволенные по собственному желанию не признают себя таковыми, а хотят, чтобы по сокращению с полным объемом положенных выплат. Или обжалуют статью, по которой увольняют. Или требуют заплатить долги по зарплате. Чем не темы для газеты? Рассказать историю одного такого разбирательства, обнародовав фамилии всех участников судебного процесса, было бы показательно для других. Может быть, ценя репутацию, работодатели пересмотрели бы отношения с сотрудниками?

Анатолий Сушинских также отметил рост числа споров, связанных с долевым строительством и кредитно-ипотечными отношениями: «Они и раньше были, но кризис обострил ситуацию, и она вылилась в судебные дела»…

А вот уголовных дел в суды попало меньше на четыре процента, чем в 2008 году: всего 12 тысяч. «Тревожная, кстати, цифра», — констатировал Анатолий Сушинских. И пояснил, что в Тюменской области в прошлом году зарегистрировано более 40 тысяч преступлений, а в суд попало только каждое третье. Где же неотвратимость наказания?

Анатолий Михайлович привел пример, когда уголовное дело завели за кражу двух яиц и трех бананов. Или вот еще одно: подростки унесли оконное стекло из клуба. Председатель недоумевает: «Возбудили дело, потому что группа лиц совершила проникновение в помещение, и так далее». По его словам, такие малозначительные правонарушения не являются общественно опасными, следовательно, должны применяться другие меры наказания.

… Много интересного происходит в судах. Журналисты это знают. Знают и то, что сами судьи, честно говоря, не очень-то и расположены к нашему брату.

У Анатолия Сушинских свой аргумент: «Большинство судей и участников процесса не любят, когда их снимают на телекамеру. Как только она появляется, так сразу меняют и показания, и поведение, что не идет на пользу».

Так и стоит полупустым новый зал, который открывали несколько лет назад специально для представителей СМИ. Как отметил тележурналист Иван Трацевский, тогда даже показывали места, где телекамеры поставить. Теперь в зале работает пресс-служба суда.

***
фото:

Поделиться ссылкой:

Оставить комментарий

Размер шрифта

Пунктов

Интервал

Пунктов

Кернинг

Стиль шрифта

Изображения

Цвета сайта