X

Куда приводят мечты

Спектакль — это не фильм, где снятое уже навсегда останется статичным, неизменным. Он живой и на каждом показе разный.

Не зря болгарский режиссер Пламен Панев говорит, что родить этого «ребенка» — еще полдела. Из него надо вырастить шедевр. Но что сказать о «ребенке», который уже в момент рождения оказался как минимум вундеркиндом? И единственное, что требуется от «родителей», — не загубить его таланты?

В субботу на сцене театра драмы состоялась премьера трагикомедии «Районная больница» по пьесе драматурга Христо Бойче-ва, которую перенес на сцену режиссер Пламен Панев.

Премьера спектакля тем и хороша, что актеры выходят к публике с готовым материалом впервые. Играют не на холодном, как это иногда бывает, профессионализме. Ведь во время премьеры спектакль еще только рождается, есть время для проб, ошибок и поиска. Тем не менее, и в таком «необкатанном» варианте он производит сильное впечатление. Этому есть объяснение.

Во-первых, Бойчев и Панев дружат много лет. Во многом одинаково думают. Считают, например, что в пьесе важно наличие сюжета. А он в «Районной больнице» хоть и прост, но беспроигрышен.

В маленькую провинциальную больницу попадает человек, потерявший память. Его нашли возле обгоревшего сельскохозяйственного самолета-кукурузника. О пациенте ничего неизвестно, даже его имени. Врачи ставят ему диагноз: Contusio Cerebris, отчего он начинает думать, что это его имя и фамилия.

Соседи по палате, страдая от скуки, не только не разубеждают бедолагу, но, напротив, придумывают ему новую биографию. Якобы Контузио — американский летчик, полковник. У него есть дом и дача, красавица-жена, солидная пенсия. Поначалу пациент сомневается в правдивости рассказов, но постепенно красивая картинка жизни начинает ему нравиться, он увлекается, начинает верить.

А потом в больницу приходит его настоящая жена… Выясняется, что никакой Контузио не летчик, что предстоит ему вернуться домой, к своему огороду, выводку детей и несобранному урожаю картошки.

Во-вторых, сам текст пьесы, если Бойчева не смотреть на сцене, а читать, как Шекспира — с листа, оказывается «плотным».

В нем нет утомительных длиннот, он почти целиком состоит из фраз, которые вполне можно применять как крылатые.

И, в-третьих, Пламен у Паневу удалось органично распределить между тюменскими актерами пять главных ролей. На пресс-конференции он рассказывал, что когда ехал в Тюмень, уже знал, что искать. Посмотрел несколько спектаклей (в прошлом году побывал на фестивале «Золотой конек»). Побеседовал с главным режиссером театра Александром Цодиковым. Но роли в итоге распределил сам. И не ошибся.

Спектакль получился по-настоящему актерским. Даже декорации на особое внимание зрителя не претендуют: на сцене всего пять больничных коек, чем-то похожих на гробы. Есть у сцены и второй план, мир теней, откуда приходят сны и непонятные пациентам страшные (потому что безликие, в марлевых масках) врачи, которые все никак не дают добро на выписку. Но все же взгляды прикованы к пятерым актерам, которым достались колоритные образы. Роль полковника Контузио, к которому внимание особое, потому что он — фигура центральная, исполняет Анатолий Бузинский.

Абсолютно на своем месте актер Сергей Скобелев в роли Уильяма. Несмотря на то, что он тоже пациент этой палаты N 6, словно выполняет роль надсмотрщика над ситуацией. Складывается ощущение, что он понимает больше остальных и даже манипулирует ими. Не зря его вначале представляют как ревизора.

Хорош в роли Герасима — деревенского мужчины «с аппендицитом» — актер Сергей Оленберг. Он проходит путь от отрицания происходящего (повторяет фразу «Я здесь временно») до полного погружения в иллюзию.

Дед Иосиф (актер Валерий Рябков) — натура романтичная и беспокойная. С прошлым. Его фраза: «Если бы не романтика, не пошел бы я воровать» «взорвала» зал.

Скромнее и чуть менее смешно выглядит на их фоне Феро-юноша, помешанный на Швейцарии, которого играет Александр Сигитов. Но и этот персонаж не лишен обаяния.

Женских ролей всего три и все эпизодические. Пожилая женщина — жена Иосифа, жена Контузио Церебриса и санитарка Золушка. Роли хоть и маленькие, но запоминающиеся. Дуэт актеров Валерия Рябкова и Анты Колиниченко, которая играет пожилую женщину, жену Иосифа, что приходит к нему во снах, и вовсе незабываем.

Во всей истории нет ни одного «хвостика», неподхваченной ниточки, неотработанного сюжета или шутки. Разве что наличие в постановке санитарки Золушки вызывает вопросы. Вероятно, ее роль имеет такой глубинный смысл, что прочесть его простому зрителю не под силу.

У «Районной больницы» нет ничего общего с юмористикой, с желанием развлечь публику. Ни автор пьесы, ни режиссер, ни актеры с ней не заигрывают. А публика все равно хохочет в первом отделении. Правда, хохочешь, уже понимая, что есть в смехе горчинка, которая ко второму отделению превратится в настоящую горечь, разочарование, в тоску по рухнувшим мечтам. На то и трагикомедия.

***
фото: дед Иосиф (Валерий Рябков), Контузио Цереб-рис (Анатолий Бузинский) и Герасим (Сергей Оленберг);самолет как мечта;Иосиф и его жена (Анта Колиниченко);второй план сцены — операционная

Поделиться ссылкой:

Оставить комментарий

Размер шрифта

Пунктов

Интервал

Пунктов

Кернинг

Стиль шрифта

Изображения

Цвета сайта

ОК