X

Если гитара — самая важная вещь в ломе

В архиве семьи тюменских музыкантов Беседа хранится снимок: полуторагодовалый Иван обнимает акустическую гитару. Корпус инструмента — в рост мальчика, только гриф возвышается над детской макушкой.

Снимок примечательный, потому что вот так, раз и навсегда обняв гитару, идет по жизни семейный коллектив «IVAN-гитар».

… Название дуэта прозвучало в Тюмени совсем недавно, буквально год назад. Тогда осуществилась давняя мечта главы семьи Александра Ивановича: он с сыном Иваном дал первые концерты.

И уже через год музыканты выступают в Челябинске, Надыме, Нижневартовске и Сургуте. Видео с их номерами появляется в сети Интернет. В «Музейную ночь» они встречают гостей у входа в музей «Дом Машарова», срывают восторженные аплодисменты и возгласы «бис!» Исполнительский талант Ивана отмечают на всевозможных городских музыкальных конкурсах. А 24 июня концерт «IVAN-гитар» можно будет послушать во дворе «Дома Машарова». Это для тех, кто еще не знаком с богатым репертуаром отца и сына Беседа. Кстати, возможно, коллектив в скором времени пополнится еще одним участником — старшим сыном Александра Ивановича Владимиром. Тогда «IVAN-гитар» не только заиграет, но и запоет.

Это видимая сторона их музыкальной жизни. А история — «за кулисами».

Александр Иванович всегда хотел собрать собственный коллектив. Еще в 60-х годах в Челябинске, будучи студентом, слушал по радио «Голос Америки», восхищался новыми песнями «The Beatles» и представлял, как он стоит на сцене и играет любимую музыку. Не оставлял свою мечту и в годы перестройки, но тогда было не до музыкального коллектива, приходилось браться за любую работу, чтобы прокормить семью. Так и получилось, что «IVAN-гитар» образовался только теперь, в новом столетии, уже в Тюмени, когда выросли сыновья.

А тогда, в 60-х, ему и его друзьям играть было решительно не на чем.

— Это теперь при желании можно съездить за границу и купить отличную гитару, — рассуждает Александр Иванович. — Или выбрать в тюменских магазинах хоть и китайского производства, но, в общем-то, неплохой инструмент. А тогда, если и можно было купить где-то гитару или барабаны, то звучали они очень плохо. Как только выкручиваться ни приходилось! Помню, знакомый собрал электрогитару — рогатую такую, все как надо. Но тут другая беда, подключить-то ее некуда, нужен усилитель. Вместо него пристроили радио, но как же плохо все звучало! Потом собрали ламповый усилитель.

Затем было музыкальное училище, потом — Челябинский институт культуры. А затем Александр Беседа учился у выдающихся мастеров в Москве — Сергея Орехова и Владимира Дубовицкого. Потому и сыновья Александра, выходя на сцену, выгодно отличаются от многих музыкантов и посадкой, и умением правильно держать гитару, и техникой. Отец — музыкант «старой школы» — передал умение.

— Когда смотрю на ребят, что участвуют в музыкальных конкурсах, вижу, что ни сидеть они правильно не умеют, ни инструмент держать, — вздыхает с сожалением Александр Иванович. — Я понимаю: их этому просто не учат! Вот они и отвлекаются во время исполнения на мелочи.

Он знает, о чем говорит. Тем более что сам всю жизнь проработал в тюменских музыкальных школах, преподавал игру на гитаре. Говорит, что Иван — единственный в городе музыкант, который в совершенстве владеет несколькими сложными техническими приемами.

Александр Иванович рассказывает и сразу показывает: вскидывает руку, словно кладет ее на гриф, быстро-быстро перебирает пальцами другой. Иван же, опустив руки на колени, смотрит на отца. Он пока не так артистичен в повседневности, но зато на сцене, на те самые мелочи не отвлекается. Наоборот, словно сливается с инструментом.

— Отец — строгий педагог? — спрашиваю у Ивана.

— Да нет… — немного теряется он.

— Ты уж правду говори, — советует сыну Александр Иванович. — Я очень требовательный. Но Иван схватывает все на лету. Даже сложное произведение минут через 15 «разбора» уже может сыграть. То есть в целом его понимает и представляет. Наверное, потому, что в доме всегда звучала живая музыка, и жизни без гитары в доме мои сыновья просто не знают. Мне всегда хотелось, чтобы мои гены «сработали», хотелось, чтобы дети к гитаре на всю жизнь «прилипли».

— Многие художники или музыканты, наоборот, не желают, чтобы дети шли по их стопам. Живопись и академическая музыка — не то, на чем можно легко заработать.

Отец и сын Беседа соглашаются. Потому, хоть они оба и связали жизнь с музыкой, Иван «про запас» учится на экономическом факультете нефтегазового университета. На пятерки, между прочим. Если все же придется работать экономистом, то знания пригодятся. А его старший брат Владимир с отличием окончил Тюменскую сельскохозяйственную академию.

Но, вообще-то, Иван надеется, что экономика ему не пригодится. Он хочет поступить в академию имени Гнесиных.

— Ты сам, какую музыку слушаешь? — интересуюсь я у него.

— Сложно перечислить, я — меломан. То есть слушаю все, кроме рэпа, шансона (Иван имеет в виду не классический французский шансон, городскую песню, а те песни, что появляются в эфире «Радио Шансон» — О.Ч.) и … русского рока.

— Почему такое отношение к року?

— Я в песне слушаю музыку, а не слова. Мне интересно: отражает ли музыкальная тема, мелодия свое название? А у наших рокеров, какая музыка? Два банальных аккорда. Неинтересно! Хотя вот у старых зарубежных команд, например, у группы «The Doors», те же два аккорда за счет аранжировок звучат как настоящее большое музыкальное произведение.

… С музыкантами, тем более такими профессиональными и увлеченными своим делом, как отец и сын Беседа, говорить можно хоть несколько часов подряд. Но еще лучше — послушать, как они играют. Может, даже потанцевать. Их концертный репертуар широк настолько, что не исключает танцев. А уж радоваться и плакать эти гитаристы публику заставить умеют.

***
фото: Александр Иванович и Иван Александрович;Они знают: пальцы, гриф и струны.

Поделиться ссылкой:

Оставить комментарий

Размер шрифта

Пунктов

Интервал

Пунктов

Кернинг

Стиль шрифта

Изображения

Цвета сайта

ОК