X

Горячее предложение: продукты на костре

Уничтожать продукты, ввезенные в страну с нарушением закона, — решили власти. Что думают граждане? Мы спросили: как они относятся к тому, что иностранные продукты, попавшие под российские санкции, будут сжигать?

Ирина Ярославцева, домохозяйка:

— Мне кажется, что это решение противоречит здравому смыслу. Меня воспитывала бабушка. Она пережила войну и голод и до самой старости хранила на полке консервы «на черный день». Я не могу понять, как можно уничтожать еду, когда миллионы людей в мире продолжают умирать от голода?

Наум Германовский, юрист:

— Напишите так: я возмущен! Всегда почему-то считал, что конкуренция помогает развитию того или иного предприятия. Оказывается, она только мешает. Другой момент: продукты уже куплены торговыми сетями, а деньги за них от потребителя не получены. Значит, подорожают другие продукты.

Наталья Сергеевна, пенсионер:

— Столько людей пережили голод! А как мы в восьмидесятых стояли в очередях с талонами! Думаю, можно придумать и другой выход, раз уж эти продукты уже попали в страну: отправить в детские дома, например. Наказывать тех, кто пропустил товары, надо, но уничтожать еду нельзя.

Татьяна Машкова, бухгалтер:

— Может, молодому поколению и важен ответ на санкции, которые ввели другие государства, может, оно хорошо понимает в политике, но я вижу в этом одно: кто-то эти продукты произвел, и кто-то в них нуждается. Не надо говорить, что у нас все хорошо и нет тех, кто живет за чертой бедности.

Мария, сотрудница областной администрации:

— Может, лучше отправить продукты туда, где они необходимы?

Например, в ДНР и ПНР.

Вера Антоновна, пенсионер:

— Считаю кощунственным уничтожать продукты. В конце концов, они не представляют опасности для здоровья, а если кто-то завез их в страну обманным путем, то пусть тех людей и наказывают — штрафами или лишением лицензии, чтобы больше подобного не повторилось. А продукты реализуют -может быть, по более низкой цене.

Геннадий, строитель:

— Мне как покупателю все равно, что будут делать с санкционными продуктами, мне хватает на прилавках и несанкционного товара. Не поднимись этой шумихи в СМИ, никто бы и не знал, что сожгли, а что оставили.

Татьяна Будякова, секретарь:

— Я думаю, что у этой акции исключительно показательный характер. Мол, смотрите, зарубежные страны, что мы делаем с вашими продуктами! Поэтому кто бы как ни просил отдать эти продукты нуждающимся, государство не поменяет своей стратегии. А в таком случае, есть ли смысл ломать копья и расстраиваться по этому поводу?

Дмитрий Архипов, инженер:

— Не думаю, что правительство не понимает, что сжигать еду неправильно. Но представим, что оно решило сохранить эти продукты и раздать бедным, как многие предлагают. Такая схема действий в отношении санкционных продуктов, если не ошибаюсь, нигде не прописана. Значит, правительство, которое должно действовать в рамках закона, не может раздать еду бедным по своей душевной доброте. Вот и получается, что сжечь -быстрее, дешевле и проще.

Алла Васильевна, экономист:

— Считаю, что уничтожение одних продуктов вызовет рост цен на другие — те, что официально поступают в наши гипермаркеты или магазинчики шаговой доступности. Кто-то обязательно захочет погреть руки у этих костров! Ситуацией, на мой взгляд, непременно воспользуются теневики-перекупщики. Своего продовольствия может не хватить — мы еще не можем прокормить сами себя. И вообще эта акция может вызвать протест нашего населения, особенно в тех слоях, которые живут впроголодь.

Алина и Егор, путешественники:

— Да, эти меры борьбы с санкционными продуктами не очень разумны, но и мир не разумен. Только представьте, сколько продуктов, например, с фуршетов уходит в никуда! Мы путешествовали по азиатским странам. Там бездомные и нуждающиеся могут поесть в некоторых храмах — это бесплатно. Можно оставить пожертвование или помочь: помыть посуду, например. В Европе мы еще не были, но читали, что существуют кормежки для бездомных и по городам стоят холодильники, где можно взять еду. Было бы неплохо и в России делать так, а не сжигать еду.

Стивен Азонго, студент ТюмГНГУ из Ганы:

— Я считаю, что Россия не должна уничтожать эти продукты, потому что есть лучшие варианты их использования. Страна до сих пор находится в серьезном кризисе из-за санкций, налагаемых США и странами Европы. Совсем недавно цены на товары резко поднялись, сделав жизнь труднее. Я понимаю проблемы, с которыми столкнулось российское правительство. Однако не следует действовать по принципу «око за око» в отместку за санкции. Необходимо отдать эти продукты нуждающимся.

Валерий , экономист:

— Все забыли, в какой стране мы живем? Несколько показательных костров, а остальное все уйдет в какие-нибудь магазины-столовые. Здравствуй, фарцовка и блат! Привет, СССР!

Мария , 17 лет:

— Я плохо к этому отношусь. Если иностранные продукты уничтожат, нам есть будет нечего.

Марина, молодая мама:

— Уничтожать продукты питания, тем более, если их срок годности не истек, неправильно. Вернее было бы отдать тем, кто нуждается.

Светлана, продавец в книжном магазине:

— Я только за, пускай уничтожают. Иностранные продукты вредят нашему здоровью. Хотя и наши производители не всегда беспокоятся о качестве.

Владимир, менеджер:

— Отношусь к этому отрицательно. При попадании на наш рынок легальным путем были соблюдены все требования норм и качества продукта. Получается, мы уничтожаем качественный продукт. Уж лучше раздать этот товар малоимущим. Или увезти в детские дома

Анна Княжева, руководитель проекта «Своя ферма»:

— Я считаю, что сжигать ничего не надо. Нужно отправить продукты в лабораторию и выяснить, нормального ли они качества. Если нет, то уничтожить. Если качество хорошее, то раздать бедным. Серьезно! А тех, кто привез на территорию России запрещенные продукты, конечно же, наказать. Это даже не обсуждается.

Поделиться ссылкой:

Оставить комментарий

Размер шрифта

Пунктов

Интервал

Пунктов

Кернинг

Стиль шрифта

Изображения

Цвета сайта