X

Хоровые олимпийские игры в Сочи

Замечательным прологом открылась Олимпиада в сочинском ледовом дворце «Большой».

Зазвучал старинный русский рожок, перенося нас в глубокую древность. Тема перетекала, обновляясь новым звучанием. Солисты и ансамбли показали палитру ярчайших приемов звукоизвлечения, подчеркивая многонациональное культурное богатство нашего народа. А завершилось открытие, как и подсказывало мое сердце, «Калинкой».

Между началом и финалом хоровой Олимпиады на протяжении десяти дней шли конкурсные выступления коллективов в различных номинациях.

. Всего на игры приехали представители 36 стран, более 12 тысяч участников, выступавших в составе 283 хоров. Среди них — 119 коллективов из России.

Тюменский коллектив «Сибирята», которым руководит Татьяна Солодовникова, — не новичок на Олимпиадах. До этого хор выступал в Германии и Латвии. В Сочи же он показал свою новую программу, в которой, на мой взгляд, очень профессионально прозвучали композиции: «Crucifixus» Димитрия Батина и «Порушка-пораня». В первом случае нужно отметить особую ансамблевую слаженность хора и аккомпанирующего фортепиано (Eлена Бородина), во втором — мастерскую аранжировку хормейстера Ирины Ларионовой.

Конкурсные и концертные выступления разбросаны по разным площадкам. Одни в Сочи, другие — в Адлере. Мне хотелось успеть увидеть как можно больше и приходилось извлекать из своих бюджетных запасов суммы, отложенные на подарки, и тратить их на такси, абсолютно не жалея, иначе я многого бы не увидел.

Например, прошли бы мимо великолепные коллективы из Кореи, Китая и Африки. На одном из выступлений симпатию зала вызвал мужской хор университета МИФИ, замечательно исполняющий как классическую музыку, так и народные песни. Коллектив 120 человек! К сожалению, в Сочи смогла приехать только половина.

Eдем на очередное выступление, и таксист интересуется:

— А что получает коллектив, занявший первое место? — Золотой приз! — А сколько это в деньгах? — Нисколько. Eго практически в ступор вводит сообщение о том, что каждый коллектив приезжает на Олимпиаду за свой счет. Наверное, не надо было ему об этом говорит: посчитав нас такими обеспеченными, он накатал нам добавочных 500 рублей за поездку.

Но факт остается фактом: практически каждый коллектив, в том числе и зарубежный, приехал за свой счет. А это порой очень крупные коллективы, более сотни человек. Многие не только в сценических, хорошо сшитых костюмах, но и в повседневной одежде подчеркивают принадлежность к своей стране, школе, университету. И это не только футболки с надписями, это и брюки, и свитера, и кепки, и ранцы.

И я подумал: а каким бы был наш любимый КВН, если бы команды на его игры приезжали только за свой счет? А вот Олимпиада живет! Живет за счет энтузиазма преданных и неравнодушных к искусству людей. И я рад, что в плеяде этого культурного списка есть имена тюменцев.

. Коллективы на Олимпиаде постоянно собираются на импровизированные спевки. То тут, то там, устроившись в тени домов, повторяют свои программы. Хочется общаться! Музыкальный язык, конечно же, интернационален, но его недостаточно, когда ты в гостинице или кафе встречаешь улыбку и можешь только взаимно улыбнуться. Незнание чужого языка вызывает чувство неполноценности.

Вот двое молодых парней из хорового коллектива ЮАР и я спускаемся в лифте на первый этаж. Ребята загадочно перешептываются между собой, улыбаются. Я, конечно же, не понимая ничего, тоже улыбаюсь в ответ. Мы выходим на улицу, расходимся в разные стороны и они, решившись, выдают запоздалое: «Здавствуйте!»

Я подхожу к ребятам и поправляю произношение, растягивая на несколько секунд эту несносную и неудобную «р»: «Здррравствуйте!» Они наперебой радостно повторяют, и.получается довольно хорошо!

Eще одна похожая сценка, но уже во время завтрака в кафе. Две китаянки-студентки здороваются со мной по-русски. Я улыбаюсь в ответ и машу руками: «No, no!» Вновь страдает эта несчастная «р», и с полным ртом салатов, грассируя, учу их произношению. Они оказываются хорошими ученицами и в ответ начинают мучить меня.

А у меня китайский вообще не идет. Хотя я стараюсь вовсю. Девушки тоже машут руками, кричат: «No, no!» И заставляют меня повторять китайские слова вновь. Мы смеемся! Китайских и корейских коллективов приехало такое огромное количество, что впору учить эти языки. Одна из учениц «Сибирят» — Соня Михайлова так и делает.

Или вот еще пример: наша небольшая группа хормейстеров заскочила в автобус с китайским коллективом школьников, отправляющийся в Сочи.

Мы ехали, покачиваясь на поворотах, дружелюбно улыбались. Но этого было мало. Хотелось общения. И я спросил, кто conductor, т.е. дирижер. Меня не поняли, но подоспела волонтер, и у нас быстро организовалась цепочка передачи данных. Волонтер переводит фразу на английский, девушка из хора, хорошо владея английским, переводит уже всем на китайский.

Оказывается, хор поет и русские песни. Как мы точно попали в нужный автобус!

И мы вместе запели, тщательно произнося текст: «Прекрасное далеко.»

Расставаясь, я подарил им ноты своей песни, пообещав послать еще и другие по адресу, который записали в мой блокнот китайскими иероглифами.

. Уезжая из Сочи, я еще не знал об оценке официальных лиц по поводу проведения игр. И мне было очень приятно прочитать в Интернете высказывание президента «Интеркультуры» Гюнтера Тича: «Это были лучшие хоровые игры, какие мы проводили до сих пор в мире».

***
фото: Хор «Сибирята»;Валерий Серебренников.

Поделиться ссылкой:

Оставить комментарий

Размер шрифта

Пунктов

Интервал

Пунктов

Кернинг

Стиль шрифта

Изображения

Цвета сайта

ОК