X

Посчитаем, сколько до края

Пять лет назад на базе Тюменской областной психиатрической больницы открылся центр суицидальной превенции. Eго можно назвать эксклюзивным для нашей страны, ведь его специалисты используют особую, разработанную в Тюмени систему учета статистических данных.

Исследования наших специалистов-суицидологов для России уникальны; никто из их коллег не обладает такой полнотой информации, связанной со случаями самоубийств.

— Работая с онкологическими больными, я столкнулся с тем, что они, особенно если прогноз неблагоприятен, могут думать о самоубийстве, — рассказывает психиатр Павел Зотов. — Это послужило толчком. Вместе с Eвгением Родяшиным, главным врачом областной психиатрической больницы, мы взялись разрабатывать программу учреждения, которое назвали Центром суицидальной превенции. Наши разработки одобрили Минздрав и Тюменский областной департамент здравоохранения. После этого мы стали собирать медицинскую базу данных, то есть осуществлять персонологический учет всех суицидальных попыток в Тюмени и на юге области.

По словам профессора Зотова, их с доктором Родяшиным система строится по талонному принципу — то есть на каждый случай суицидальной попытки заполняется талон. Например, его могут заполнить врачи скорой помощи. Потом талон передается суицидологам, и данные заносятся в регистр, что, впрочем, не влечет за собой никаких негативных последствий. Ведь статистические данные нужны только для того, чтобы понять закономерности и, основываясь на них, разработать систему предотвращения самоубийств.

Понять, чтобы избежать беды

База данных позволила тюменским суицидологам сформировать первую в России достоверную статистику не только по завершенным суицидам, когда человек погиб, но и по суицидальным попыткам.

— Например, ежегодно в Тюменской области, в Югре и на Ямале совершается до 1200 суицидов (из них чуть больше половины на юге нашей области), — рассказывает профессор Зотов. — Но в Тюмени в последние два года наблюдается положительная динамика; показатель законченных суицидов снизился более чем наполовину. Это результат нашей коллективной работы. Дело в том, что в двух случаях из трех незавершенный суицид, то есть суицидальная попытка, повторяется в течение года — конечно, если проблема, которая к ней привела, не была решена. А контроль за состоянием людей, пытавшихся покончить с собой, позволяет второй попытки избежать.

. Раньше российские суицидологи считали, что на один завершенный суицид приходится до 15 попыток, не завершившихся смертью. Тюменские исследователи, благодаря своей базе данных, выяснили — по крайней мере в нашем регионе цифра меньше, восемь-девять попыток.

В целом же исследования тюменских суицидологов подтверждают общемировые тенденции. Например, мужчины чаще совершают завершенный суицид, выбирая способ, который с большей степенью вероятности окажется смертельным. Женщины же в основном совершают суицидальные попытки.

— Попытка самоубийства, при которой человек на самом деле не хочет своей смерти, — это обычно крик о помощи; это крайний способ обратить на себя внимание окружающих, донести до них, что суицидент не может сам, без вмешательства со стороны решить свои проблемы, — рассуждает Павел Борисович.

По мнению профессора Зотова, в массовом сознании сформировано неправильное представление относительно возраста, в котором люди чаще склонны к самоубийствам. Например, студенты тюменских вузов при опросе сказали, что, по их мнению, чаще прочих с собой кончают 15-летние подростки — прыгают с моста Влюбленных. Или бросаются из окон.

— Просто случаи падения с высоты обычно попадают в прессу, и о них становится известно широкой публике, — говорит Зотов. — Но на самом деле такие радикальные способы сведения счетов с жизнью, как броситься вниз с высоты или повеситься, выбирают люди старшего возраста. Вообще, чем старше человек, тем выше вероятность, что он попытается убить себя наверняка, без шансов выжить. Причины разные: здесь и тяжелое заболевание, с которым больно и трудно жить, и потеря супруга или супруги, с которым несколько десятилетий провели бок о бок. И в целом одиночество, возникшее с выходом на пенсию.

Молодежь от 15 до 28 лет редко доводит самоубийство до конца, но в разы чаще совершает суицидальные попытки. Юные не хотят погибнуть, хотят лишь привлечь внимание и выбирают для этого отравления и самопорезы. Обычно к суицидальным попыткам молодежь приводят проблемы в семье и любви, то есть конфликты с родственниками, возлюбленными и супругами.

Нам кричат, но мы не слышим

Анализ ситуации в регионе за пять лет дал понять, что проблема самоубийств стоит достаточно остро. Но собранная исследователями информация позволяет сегодня более эффективно предупреждать суициды.

По словам профессора Зотова, первый радикальный шаг, чтобы привлечь внимание к конфликтной ситуации в семье, делает подросток — он сбегает из дома. Статистика показывает, каждый второй суицидент в детстве сбегал из дома. К сожалению, вместо помощи подросток обычно получает наказание. И через время, так и не найдя решения проблемы, совершает попытку себя убить — так называемый демонстративный суицид. Он не хочет погибнуть, просто не знает, как еще просемафорить красным флагом: «Внимание! У нас проблема!» — Eсли первый суицид оказывается незавершенным, родители, как правило, успокаиваются, начинают думать, что все закончилось, — говорит профессор Зотов. — И когда мы звоним им, рассказываем, что хотим помочь, то в 70 процентах случаев родители за своих детей отказываются от психиатрической помощи. По закону — имеют право. Но делать так нельзя. Ведь за первой попыткой суицида, если не решить проблему, следует вторая. И она с большей вероятностью приведет к смерти.

. Впрочем, особое внимание к подросткам, имеющим за плечами попытку суицида, — лишь одна из рекомендаций по суицидальной превенции, разработанных нашими исследователями. Благодаря накопленной и проанализированной информации они могут дать советы специалистам смежных областей, как предотвращать самоубийства среди детей и стариков, молодежи и взрослых работающих людей. Любых возрастных групп людей или групп, объединенных по другим характеристикам.

— Таких центров как наш в стране не много, так что мы делимся опытом на каждой тематической научной конференции, — говорит Зотов. — И некоторые регионы начали перенимать наш опыт. Мы издаем журнал «Суицидология»; вышло 27 номеров. Там только научные материалы, но предназначены они и для медиков, и для психологов, и для педагогов, и для социальных работников. Для всех, кто должен заниматься суицидальной превенцией. А в будущем году Тюменская область с одобрения губернатора Владимира Якушева и департамента здравоохранения области примет VII Национальный конгресс по социальной психиатрии. Одной из основных причин такого решения были наши исследования по профилактике самоубийств. И это хорошо, что теме предотвращения суицидов начали уделять больше внимания. В России необходимо создать общую систему профилактики суицидального поведения, чтобы были вовлечены все — от педагогов и врачей до полицейских и социальных работников. Такая система вполне может быть основана на нашем опыте.

***
фото: Мост Влюбленных.

Поделиться ссылкой:

Оставить комментарий

Размер шрифта

Пунктов

Интервал

Пунктов

Кернинг

Стиль шрифта

Изображения

Цвета сайта