X

Интеллект в тысячу жирафов

Может ли искусственный интеллект быть глупым? Правда ли, что за нашими переписками следят? Почему беспилотные автомобили не ездят по тюменским улицам? И, в конце концов, когда роботы нас заменят?

Эти и другие вопросы я задавала специалистам двух тюменских центров изучения искусственного интеллекта. Моими собеседниками стали Владимир Доманский, старший преподаватель, заведующий лабораторией искусственного интеллекта и машинного обучения ТИУ, и Юлия Боганюк, старший преподаватель института математики и компьютерных технологий ТюмГУ.

— Что такое искусственный интеллект?

Владимир: Это набор методов для автоматизированного решения определенных задач. Отличает ИИ то, что он не просто двигается по заданным алгоритмам, но на основе данных сам принимает решения и сам создает правила своих действий. Варианты применения очень обширны: робототехника, беспилотный транспорт, анализ набора элементов при создании нового лекарства. Ии может предсказать температуру на улице и стоимость акций на основе огромного количества данных. Он может даже создать картину и написать стихотворение. Чем он сложнее и чем большими базами данных обладает, тем лучше справляется со своими задачами. Например, когда я прошу голосовой помощник «Алиса» включить мне музыку, то ИИ анализирует целый набор данных: что я обычно слушаю, предпочтения группы пользователей (пол, возраст и так далее), в которую меня определил ИИ, интонации моего голоса, эмоции…

— Даже эмоции? А как вы относитесь к ботам-психологам?

Владимир: Да, «Алиса» по голосу анализирует эмоции. Что касается психологов… Eсли человек заранее осведомлен, что обращается за помощью к боту и ему кажется, что его проблему он может решить, то почему нет? Другое дело, насколько тот действительно сможет помочь. Искусственный интеллект применяют в медицине. Он лучше анализирует томографию, эффективнее человека определяет рак. Недавно роботу доверили сделать операцию на колене, и она прошла успешно. Но психология — область специфическая. Так мы можем начать задаваться вопросами, а могут ли боты ввести человека в транс? Или загипнотизировать? Для применения в сфере психологии нужно огромное количество данных.

Юлия: Сейчас ИИ умеют анализировать мимику человека. Например, определять степень сонливости у дальнобойщиков. Или по видео, анализируя походку и движения, определять уровень тревожности. Но, честно говоря, я не верю, что в ближайшие годы искусственный интеллект заменит психологов.

— Помимо того, что роботы нас заменят, есть еще один страх — они за нами следят. Мне Mail.ru предлагает варианты ответов на письма. Значит ли это, что кто-то читает мою переписку?

Владимир: Eсли вы наберете в поисковике «сбор данных», то узнаете, что на самом деле наблюдают за вами постоянно. Facebook отдает ваши фотографии (но без вашего имени) для разметки и обучения алгоритмов. Вероятно, и Mail.ru использует ваши переписки для обучения своих ИИ, но так же анонимно. Существуют даже специальные профессии по сбору и сортировке данных. Люди приходят на работу, чтобы сортировать и подписывать изображения: «Небо, цветы, архитектура». Потом эти данные продаются корпорациям для обучения их алгоритмов.

— Зачем это все?

Владимир: Данные — это нефть сейчас. Потенциал у них очень большой. Например, банки, анализируя наши покупки, могут предлагать нам товары. Компании могут анализировать наши перемещения на основе информации, которую собирают телефонные операторы, чтобы разместить на нашем пути рекламный плакат или свой магазин. Застройщик узнает, где выгодно строить недвижимость. Мы сейчас работаем над составлением новых, более эффективных маршрутов общественного транспорта. Также банки могут собирать данные для обеспечения безопасности. ИИ определяет аномалии. Скажем, у вас похитили карту. ИИ видит, что вы начинаете совершать странные для вас покупки, с нетипичных для вас сайтов. Или недавно вы были в Тюмени и никогда не интересовались холодным оружием, а теперь покупаете кинжал в Болгарии. Он фиксирует эту аномалию и на ее основе карту могут временно заблокировать.

Юлия: Существуют и открытые базы данных, которые могут использовать для анализа все желающие. Их публикуют, потому что это выгодно самим корпорациям. Как правило, такие данные не сгруппированы. Здесь может быть рост, вес, возраст, пол и еще что-то, но все это вразброс. Желающие воспользоваться базой создают свои методы поиска взаимосвязей между этими данными. Тем самым помогают находить новые взаимосвязи и самой корпорации.

— А часто ИИ удивляет своих создателей? Я, например, слышала про американскую компанию, ее бот в «Твиттере» стал…

Владимир: Ненавидеть человечество. Речь идет о «Майкрософт», эта история стала легендарной. Их бот действительно стал оскорблять людей, потому что так они взаимодействовали с ним дольше. Но чаще ИИ своими успехами удивляет. Слышали об AhlpaGo? Eсть игра го, ее чемпионы на Востоке считаются едва ли не небожителями, а сама игра очень сложной. До недавнего времени человек был в ней непобедим. Но AhlpaGo смогла несколько раз обыграть корейского чемпиона. С тех пор в Корее искусственный интеллект стал приоритетным, в технологию поверили. А вот сам чемпион, говорят, разочаровался в жизни. Eго, конечно, жаль… Но зато алгоритм для игры в го может только играть в го и больше ничего не умеет.

— А может ли один искусственный интеллект быть глупее другого?

Юлия: Нельзя сказать «глупее». Но у него может быть меньшая база данных или в его базе слишком много шумов — ошибочной информации, погрешностей. Тогда его нужно дорабатывать.

Владимир: Условно говоря, если вы хотите, чтобы ваша нейронная сеть могла находить на изображениях жирафа, ей нужно увидеть 10 тысяч жирафов — тогда она сможет отличать их с точностью в сто процентов. А вот если увидит только тысячу жирафов, то процент снизится.

— То есть им нужно получать знания, как людям?

Юлия: Да, примерно так. Как человеку нужно приобрести богатый опыт и множество знаний, так и ИИ нужно проанализировать как можно больше различных ситуаций, чтобы научиться правильно на них реагировать или их прогнозировать.

Владимир: Перед искусственным интеллектом еще много задач. Например, беспилотные автомобили оказались бесполезны зимой, потому что их зрение ориентировано на дорожную разметку, а под снегом ее не видно. Вот и ездят они где-то во Флориде, а не у нас. Сейчас такие автомобили обучают нарушать правила дорожного движения, чтобы предотвращать аварийные ситуации. Потому что они умеют ездить только по правилам. Но все эти задачи будут решены.

— И останемся мы без работы…

Владимир: Я бы не относился к этому так. Да, с появлением беспилотного транспорта пропадут водители. Но этот транспорт нужно готовить, обучать, собирать для него данные, следить за ним и обслуживать его. К тому же технология даст скачок производительности. Значит, экономика будет расти и вырастет благосостояние населения. Да и как бы ни был хорош искусственный интеллект, он никогда не сравнится с человеческим мозгом. Мозг — это нейронная сеть нейронных сетей. Нет такой технологии, которая могла бы его превзойти.

ФОТО АЛEКСАНДРА ТАРАСОВА WWW.ORANGE-TRAVELER.COM WWW.TYUIU.RU

***
фото: По улицам Осло курсирует беспилотный электробус — строго по разметке;Владимир Доманский;Юлия Боганюк.

Поделиться ссылкой:

Оставить комментарий

Размер шрифта

Пунктов

Интервал

Пунктов

Кернинг

Стиль шрифта

Изображения

Цвета сайта