X

Солдаты возвращаются с войны

История Отечественной войны в портретах рядовых 229-й стрелковой дивизии, сформированной в Ишиме в декабре 1941 года.

Продолжение. Начало в NN 12, 14, 17.

Сегодня четвертый выпуск «Тюменского курьера», в котором публикуются новые документы о 229-й стрелковой дивизии. Дивизия в декабре 1941 года была сформирована в Ишиме. В июле 1942-го она отправилась в Сталинград навстречу рвущимся к Волге дивизиям армии Паулюса. 229-я была разбита в августе.

Эта история была изложена в книге «Возвращенные имена» (2012). Признаюсь: о многом и о многих мы не смогли тогда рассказать. Архивные документы еще были недоступны, да и мы не подозревали о том, что они существуют. За последнее десятилетие немало переменилось в работе Центрального архива министерства обороны. Эти перемены и позволили узнать подробности ратного подвига еще четырех сотен красноармейцев 229-й сд.

Об их подвигах мы узнали, прочитав 350 наградных листов, которые нам были ранее недоступны. В том числе: 4? — о награждении орденом Красной звезды, 119 — Отечественной войны обеих степеней, 27 — орденом Славы и 102 — медалью «За отвагу»…

Рвачев Иван Илларионович, 1923. Призван Абатским РВК.

«…гв. рядовой роты автоматчиков 70-го гвардейского отд. тяжелого танкового Свирского Краснознаменного ордена Суворова полка. в бою 26.4.45 за пригород Берлина — Шпандау, действуя в составе танкового десанта в уличных боях, уничтожил расчет пулемета противника, чем способствовал продвижению пехоты.» Награжден медалью «За отвагу».

Обретение прошлого

Никто уже, наверное, не помнит первый и, кажется, единственный советско-албанский исторический фильм «Великий воин Албании Скандербег». У меня, признаюсь, застряло в памяти только его название и одна- единственная сцена, которую я часто вспоминаю.

Итак, на улочке городка сидит в пыли дервиш и рассказывает: «События истории идут по кругу, — он плавно разводит руками.» Мне представляется, что наше обращение к собственной истории описывает такие же круги.

Победный май сорок пятого — каким восторгом пронесся он над землей. Совсем немного времени прошло, и бытие снова стало определять наше сознание. А через два десятилетия вернулись майские парады, прохождение боевой техники, молодеющие (а на самом деле еще очень молодые!) ветераны с непотускневшими орденами на штатских пиджаках.

Одно возвращение случилось на наших глазах — прохождение Бессмертного полка. Сколько волнений, сколько эмоционального напряжения. Отдаленное прошлое на какой-то миг опять становится близким. И, может быть, оно не уйдет насовсем. Как ушли безвозвратно события Первой мировой войны, несмотря на призывы, на новые памятники и на гром литавр.

Погружаясь в прошлое, мы обретаем это прошлое. Конечно, оно не становится настоящим. Но есть надежда, что мы аккуратнее станем обращаться с настоящим. Ведь за опыт прошлого заплачено так дорого.

Чемакин Александр Петрович, 1923. Призван Юргинским РВК.

Рядовой 95-го отд. батальона ПТР — Юго-Западный фронт.

«.с 3 февраля 1943 г., участвуя в боях за освобождение города Каменска, тов. Чемакин из своего ПТР уничтожил пулемет противника, который не давал продвижения нашим частям. При наступлении на высоту 169,2 враг замаскировался с пулеметом и в упор бил по нашей пехоте. Тов. Чемакин проявил храбрость и смелость. Взял гранат и пополз под разрывами мин и пулеметным огнем. Тов. Чемакин достиг врага и в амбразуру бросил гранаты. Дзот поднялся в воздух, уничтожив пулемет и 5 фрицев. Подразделения поднялись в атаку и овладели огневым рубежом. Приказом по 3-й гв. армии от 7.03.1943 награжден медалью «За отвагу».

Рядовой Чемакин пропал без вести в июле 1943 г.

Мастерских Николай Васильевич, 1923. Призван Абатским РВК.

Гв. рядовой 62-го гв. кавалерийского полка 16-й кавдивизии 7-го гв. кавалерийского корпуса — 2 Белорусский фронт. В сентябре 1943 г. 7-й гв. кавкорпус участвовал в освобождении г. Чернигова, Левобережная Украина.

«…Наградить медалью «За отвагу» разведчика взвода разведки гв. рядового Мастерских Николая Васильевича… Во время переправы через реку Мина в направлении на Чернигов с 18.9 по 22.9.43 он ежедневно по нескольку раз ходил в разведку и приносил командованию точные сведения о противнике, о расстановлении его огневых точек…» (из приказа по 62 кавполку от 22 сентября 1943 г. — о награждении медалью «За отвагу»).

Освободив Чернигов, 7-й корпус форсировал Днепр в его верхнем течении. В составе 2-го Белорусского фронта воевал на белорусской земле. Гвардии рядовой Мастерских погиб 28 сентября 1943 г. в урочище Усохи. Под номером 295 двадцатилетний кавалерист спит вечным сном на военном кладбище в деревне Галки Брагинского района Гомельской области. А всего там перезахоронено 393 наших солдата, павших в бою с конце сентября по начало октября 1943 года.

Что — радий, а что — словесная руда?

Не могу не завидовать поэтам! «Поэзия — та же добыча радия, в грамм — добыча, в год — труды…» Тут все наоборот. Каждую историческую пылинку, обнаруженную на сгибе ветхого манускрипта, не бросаешь в отвал, как отбрасывает туда поэт «тысячи тонн словесной руды». А хватаешь эту пылинку, лелеешь ее, ищешь место в бесконечных газетных строках — приклеить, пришпилить, принайтовить! След времени! А в охоте за тенью, как сам однажды назвал именно поиск пропавших без вести рядовых 229-й дивизии, даже эту тень пытался перенести на бумагу. Поскольку, кроме тени, от иных рядовых вообще ничего не осталось на свете.

Потому и дрожишь над каждым битом информации — вдруг при очередной зачистке архивов именно этот листок будет приговорен. Сколько раз я уже натыкался на следы всеуничтожающего пламени!

А с формальной стороны история — очень противоречивый предмет. Творимая людьми, она, превратясь в документы, в науку, в книжные тома, всячески изгоняет собственных творцов.

Понятно, что история складывается из действий и поступков конкретных лиц.

Понятно, что, например, у каждого из трехсот спартанцев, остановивших персидское войско в Фермопильском ущелье, было свое имя, но кто из нас назовет хоть одного? А какие «персональные данные» мы можем извлечь из восстания сипаев? Были ли имена у рядовых египетского похода Наполеона?

Великая Отечественная война — кто скажет, сколь велико число безымянных героев ее, не говоря уже о рядовых участниках?

Сухие, словно спрессованные страницы книг о войне, изредка расцвеченные эпизодами (которые не авторы, конечно, припомнили, а помощники специально, думается, подобрали для «оживляжа» — какое, однако, ужасное слово!).

Тексты эти неспособны взволновать. Над ними не прольешь слезу. Но тронь заинтересованной рукой эту колонну, нет, армию цифр, как увидишь человеческое лицо и услышишь имя. И текст оживет, как фильм, что разворачивается перед твоим внутренним взором.

Так оживает воображаемый мною гранитный монумент, на котором должно быть выбито: 103000 не вернувшихся с войны в города и села Тюменской области. Или другой, тоже воображаемый — в память о 27 миллионах погибших официально в ту войну граждан Советского Союза. Или тот, которому место в Ишиме, откуда ушла на фронт 229 дивизия, — 3484 тюменца, а вернулись далеко не все. Eсли бы каждый из них рассказал о своей войне — вот это и была бы подлинная история.

Аксенов Георгий Матвеевич. Призван Тюменским РВК.

Гв. красноармеец, разведчик 59-го гв. стрелкового полка 21-й гв. сд — 3-я Ударная армия, Калининский фронт.

«.за время пребывания в части т. Аксенов проявил себя одним из храбрых, инициативных разведчиков…

3.12.42. Группа разведчиков была обнаружена. Враг открыл по ним бешеный огонь и пытался их захватить. С боем отошли, отважный разведчик уничтожил при отходе 6 немцев…

25.12.42. Группа путем засады захватила пленного, от которого установлены важные сведения…

29.01.43. Получив задачу взять языка, разведчики произвели дерзкий налет на деревню Седурино… Ворвались в дом, где находились 12 гитлеровцев. В короткой схватке отважные разведчики уничтожили 11 фрицев, 12-го захватили с собой. Ввиду организованной погони пленного пришлось уничтожить. В этой схватке т. Аксенов убил трех фрицев…»

Приказом военного совета 3-й ударной армии награжден орденом Красной звезды. Рядовой Аксенов умер от ран 11.03.43. Eго семья жила в Тюмени по ул. Первомайской, дом 23 (практически на том месте, где я пишу эти сроки — авт.).

Калинин Сергей Зиновьевич, 1923. Призван Упоровским РВК.

Ст. сержант, химинструктор стрелкового батальона 115 гв. сп 38-й гв. стрелковой Лозовской Краснознаменной дивизии.

Фронты: Юго-Западный — с 29.12.42 по 23.09.43; Белорусский — с 15.11.43 по 25.01.44; 1 Белорусский — с 25.03.44. Дважды ранен.

Летом 1944 г. гвардейская 38-я — в Польше, южнее Варшавы. Успешно действует на Сиротинском плацдарме.

«…10.10.44 тов. Калинин назначен командиром отделения дымовиков левого фланга… В результате сильного артиллерийско-минометного огня один из дымовиков был убит. Образовалось «окно» в дымовой завесе. Тов. Калинин принял самостоятельное решение и начал обслуживать два очага дымопуска. «Окно» было ликвидировано… «

Приказом по дивизии от 3.11.44 химинструктор Калинин награжден медалью «За отвагу». Вторую медаль «За отвагу» он получил 1 мая 1945 г.

Шаг вправо, шаг влево — к удаче

Каждый шаг в прошлое, дающийся с таким трудом. Каждый шаг в прошлое, приносящий иногда информацию, иногда — факт, а иногда всего-навсего зыбкое предположение, которое еще надо доказывать и доказывать. Каждый шаг делает прошлое — историей в полном смысле этого слова.

Но «не было безымянных героев» — с какой болью написаны эти слова! Eсли я был уверен, что меня поймут правильно, я вставлял бы их в каждый свой очерк. И другие слова: «никто не забыт и ничто не забыто». Буквы иные, а смысл все тот же. Даже составленный столбиком именной список маршевой роты N 3295, даже 492 страницы книги «Возвращенные имена» словно обязывают видеть лица эти солдат, их пробитые шальными осколками шинели и сбитые сапоги. И помнить об их подвиге и их жизни.

Уляшов Александр Петрович, 1923. Призван Ярковским РВК.

Наводчик расчета минометной батареи 242-го гв. стрелкового Лодзинского Краснознаменного полка 82-й гв. сд. Фронты: Сталинградский, Донской, 3-й Украинский, 1-й Белорусский. Тяж. ранения: 17.9.42 — Сталинград; 25.4.45 — 1-й Белорусский фронт.

«Наградить медалью «За отвагу»… командира расчета 120 мм минометов гв. ст. сержанта Уляшова Александра Петровича за то, что он вовремя прорыва обороны немцев на р. Ингулец и при отражении контратак противника 1-4 марта 1944 г. под огнем противника обеспечил быстрое открытие огня, уничтожив при этом 25 гитлеровцев…» (14.01.45).

«…При прорыве обороны немцев на Висленском плацдарме южнее Варшавы 4 января 1945 г. расчет, в котором наводчиком был тов. Уляшов, уничтожил 2 пулеметных точки, до 10 солдат и офицеров противника.

В боях за город Познань расчетом подавлен огонь самоходного орудия, трех пулеметных точек противника и 15 гитлеровцев. Тов. Уляшов под огнем противника действовал четко и смело.» (награжден орденом Славы 3 ст.).

«Приказ частям 29 гв. стрелкового Лодзинского корпуса от 12 мая 1945 г.

…При совершении марша полком 27.04.45 года противник неожиданно открыл ружейно-пулеметный огонь. Гвардии старший сержант Уляшов быстро развернул миномет на улице и открыл огонь по засевшим в домах немцам. Мины ложились по домам, где засели фрицы.

Немцы не выдержали и побежали, но их добивали мины, выпущенные Уляшовым. В том бою расчет Уляшова уничтожил до 20 гитлеровцев и 2 пулемета. Будучи ранен, тов. Уляшов до окончания боя не ушел от миномета, продолжая вести огонь…» (награжден орденом Отечественной войны 2 ст.).

По реке времени — к истоку

Никому не дано не во сне, а наяву проплыть по реке времени против течения. От устья к истоку. Но даже немногие личные встречи с теми, что стали героями книг, над которыми я работал, дают ощущение близости, едва ли не родства и с другими.

Из трех с половиной тысяч солдат 229-й дивизии я успел познакомиться и поговорить лишь с тремя.

Виктор Иосифович Мохорт, рядовой 811-го полка, попал в большой излучине Дона в плен, вернулся и работал на аккумуляторном заводе. Трофим Феоктистович Попов, который жил все послевоенные годы в с. Армизонском. Петр Ананьевич Александров, который вышел из окружения, продолжал воевать, вернулся и последние годы жил в Тюмени на улице Моторостроителей.

Был и четвертый, с которым я не встречался, но нашел в военном архиве его письмо, которое он написал в Сталинграде и, по всей видимости, опустил на улице в почтовый ящик. В письме том была такая поэтическая и такая трагическая строка: «.дальнейший путь нам неизвестен.»

И в других моих очерках о войне присутствуют те, кого я знал, с кем даже дружил, несмотря на разницу в возрасте. Это Юрий Мстиславович Рупинский, бывший матрос Черноморского флота. Это Виктор Феоктистович Югринов, офицер- артиллерист. Это лейтенант-зенитчик, а после — тюменский журналист и писатель Eвгений Шерман. И еще и еще. И эти немногие из многих сближали меня с теми, кого я не знал лично, но старался писать о них, как о самых дорогих.

Вавилов Леонид Никандрович. Призван Упоровским РВК.

Гв. младший сержант, сапер 2-й инженерной роты 14-го гв. армейского инженерного Черновицкого батальона. В ходе Львовско-Сандомирской наступательной операции войска 1-го Украинского фронта освободили Западную Украину и вышли к Висле.

«…24 июля 1944 г. одном из первых разыскал брод через реку Сан в районе д. Грабовка. Вместе с гв. красноармейцем Чаклилашвили произвел промер брода и обозначение его вешками. Работал под пулеметным огнем противника приблизительно в расстоянии 30 метров от траншей немцев. 25 июля при форсировании реки Сан нашими танками находился проводником на передовом танке. Без аварии провел танк под огнем противника…»

Командир батальона майор Яковлев ходатайствует о награждении младшего сержанта Вавилова высшей государственной наградой — орденом Ленина. Командование танковой бригады и танкового корпуса ходатайство поддержало. Однако военный совет 1-й гв. танковой армии решил — наградить орденом Красной звезды. Так и сделали. А попутно из Никандровича превратили в Никифоровича.

Однако сапер Вавилов благополучно вернулся домой и в 1985 году получил еще и орден Отечественной войны 1 ст.

Иногда история Великой Отечественной воны представляется подобием бесконечного лабиринта с миллионами дверей. И за каждой из них — своя тайна. И для каждой из них надо подобрать свой отдельный ключ. Ключ — это имя человека, которого я не знаю. Иногда этот ключ сам падает тебе в руки. И щелкает замок, дверь распахивается, и вот оно — повествование о чем-то совсем неизвестном или крепко забытом.

Вот и мне совершенно случайно упал в руки такой ключ. И приоткрылась дверка, и за ней. Но пока ни слова. Расскажу в следующий раз. А сейчас скажу, что я никогда не слышал о существовании найденного документа и о том, что с ним связано. И еще — эта тайна каким-то образом связана с одной из маленьких и не всем известных тюменских улиц. Это ее вы видите на снимке, который напечатан на этой странице.

Окончание следует.

***
фото: «Секретная» улица в Затюменке.

Поделиться ссылкой:

Оставить комментарий

Размер шрифта

Пунктов

Интервал

Пунктов

Кернинг

Стиль шрифта

Изображения

Цвета сайта