X

Не плазмотроном единым

Технологические достижения нашей страны в последнее время стали поводом для шуток. Так телеведущий Иван Ургант посмеялся над идеей Дмитрия Рогозина сжигать мусор плазмотронами.

— Стоило десятки лет копить мусор, устраивать огромные свалки, загрязнять планету… ради плазмовыстрела, — сказал Ургант на Первом канале. — Eвропа, сортируй дальше! Мы выбираем плазмотроны!

Но если серьезно, все не так плохо. По мнению Олега Данилова, доктора технических наук, профессора, заслуженного деятеля науки РФ, мы не отстаем от Eвропы в развитии, по крайней мере, в сфере цифровой экономики. Олег Федорович помог разобраться, как благодаря технологиям люди научились обходиться без банков и почему технологии, которые нельзя обмануть, с опаской применяются в государствах.

— В конце 2016 года в Мексике прошло совещание министров ведущих стран, которые обсуждали тренды развития технологий и экономики государств, — рассказывает Данилов. — Тогда были достигнуты договоренности относительно развития цифровизации во всем мире. Уже 6 июля 2017 года такая программа была принята в нашей стране. Для России с точки зрения бюрократии это невероятные темпы! После нескольких трансформаций этой программы мы получили национальный проект — цифровая экономика.

По мнению ученого, идет мировое соревнование, в котором мы, к счастью, можем не проиграть. Потому что начали очень рано и находимся достаточно близко к лидерам забега.

— Благодаря тому, что государство не вмешивалось в работу провайдеров, мы имеем большую конкуренцию, — говорит Олег Федорович. — «Яндекс» и mail.ru начинались как поисковики, сегодня это разработчики технологий, которые затрагивают обучение, здравоохранение, строительство и многое другое. Поддержкой «Сбербанка» пользуются около тысячи технологических стартапов. На сегодня мы пятые в мире по количеству пользователей смартфонов. Я оптимист, на мой взгляд, мы Eвропу во многом обогнали. По финансовым технологиям точно, по остальным стоим либо рядом, либо чуть-чуть отстаем.

Как объяснил Олег Данилов, мы можем достигать отличных результатов, но зачастую с меньшей скоростью и эффективностью, чем наши конкуренты. Причину этого он видит в государственном капитализме.

— Рыночная экономика не предполагает такого контроля государства. Тот же Илон Маск — креативщик, который пробует реализовать новые невероятные идеи с лучшими умами мира. Конечно, участие государства там есть, в первую очередь в создании условий: иного налогообложения, мотивации для разработчиков, — рассказывает Олег Федорович. — У нас все организовано немного иначе. Государство дает задачу госкомпаниям со сроками, планами и прочим. Не скажу, что это плохо, ведь государство задумывается над этими вопросами, дает финансирование. Но это немного неуклюже и не слишком эффективно. Объясню, в чем здесь проблема, на простом примере. Вагит Алекперов в «Лукойле» зарабатывает на капитализации своей компании. То есть он создает все условия, чтобы его акции покупали и поднимались в цене, его личный доход напрямую зависит от этого. У него есть мотивация к развитию привлекательности и конкурентоспособности компании. А вот зарплаты менеджеров государственных компаний не зависят от капитализации.

При этом развитая цифровая экономика может многое. В том числе обеспечить финансовую устойчивость государства. Эстония — один из технологических лидеров с высоким уровнем жизни и ВВП. Маленькая страна почти без ресурсов сделала ставку на цифровую экономику и выиграла. А иногда цифровая экономика способна развиваться вопреки решениям лидера государства или в условиях социальных потрясений. Так случилось в Беларуси, где общественные и политические события стали серьезным испытанием для банков. Там очень сложно обменять валюту. Разработчики придумали выход — создали сервис, где менять валюту пользователи могут из рук в руки напрямую. Eще один пример горизонтальных технологических связей — мессенджеры, которые проявили себя как способ социальной взаимопомощи, в том числе финансовой. Но очевидна и хрупкость цифровой экономики Беларуси. Стоит отключить интернет — все встанет.

Риски есть всегда. Нынешние тренды развития настроены как раз эти риски уменьшить. В Южной Корее, например, принята государственная программа по развитию 6G. Скорость в 20 раз быстрее и сумасшедшая надежность системы.

В цифровой экономике есть и невероятно надежные деньги — криптовалюта. Говорят о ней давно, но в обиход она до сих пор не вошла. Почему?

— Нет общего понимания в мире, как сделать криптовалюту регулируемой, — говорит Данилов. — Eсть Мировой банк, Eвропейский центральный банк, Центральный банк Российской Федерации. Все они регулируются законодательно. А тут появился блокчейн — это когда Центробанк не контролирует движение денег, его контролируют множество компьютеров, которые включены в общую систему. Получается максимально правдивая транзакция, которую невозможно подделать. В Центробанке может быть ошибка, могут быть мошенники, которые залезут в систему банка и, пользуясь наивностью граждан, украдут деньги с карточки. Но блокчейн — это когда на каждом компьютере записывается транзакция, а это более 1000 компьютеров в мире. Вы можете влезть в один, но не можете контролировать все. Именно поэтому от криптовалюты не отказываются. В то же время государства опасаются включать в систему оплаты что-то, что не поддается контролю не только мошенников, но и самих государств.

Тем не менее, прогресс не остановить, блокчейн будет развиваться, считает профессор Данилов. Япония уже законодательно ввела криптовалюту, если мы не отреагируем, можем отстать навсегда.

И руководство нашего государства понимает, что за технологиями будущее. Олег Данилов помнит, как Путин сказал однажды: «Кто первый разработает квантовый компьютер, будет управлять миром». И, вероятно, не слишком преувеличил.

— Квантовые технологии — это запредельные возможности, — говорит ученый. — Микроскопические квантовые сенсоры имеют невероятные возможности сбора и передачи информации. Вы наверняка знаете, что такое суперкомпьютеры? Вот квантовый компьютер — это бытовой вариант такой машины. Мы с вами говорили о мошенниках, так вот система шифрования в квантовых компьютерах такая, что ни один суперкомпьютер не сможет сломать ее.

Отдельное внимание квантовым технологиям уделили в национальном проекте «Цифровая экономика». Исследователи мельчайших частиц — квантов — считают, что именно эта сквозная технология должна стать основой развивающейся цифровой экономики. В целом весь национальный проект написан очень грамотно. В нем уделено внимание и блокчейну, и роботизации, и таким технологиям, как цифровой двойник — которые позволяют моделировать любую технологию, модернизировать и тестировать ее виртуально. Можно скопировать технологию самолета, изменить его конструкцию и посмотреть, как он себя поведет при полете. А недавно создали цифровой двойник нашей круглой бани, чтобы разработать план реставрации и прокладки инженерных сетей. В общем, не плазмотроном единым.

***
НА СНИМКЕ: Олег Данилов.

Фото Екатерины Христозовой

Поделиться ссылкой:

Оставить комментарий

Размер шрифта

Пунктов

Интервал

Пунктов

Кернинг

Стиль шрифта

Изображения

Цвета сайта