X

Да, мы такие зимы знали, вжились в такие холода

По данным последнего опроса «Левада-центра», 53 процента россиян от 18 до 24 лет хотели бы уехать из страны. Это рекордный показатель за 10 лет.

Кто виноват и что делать, рассуждают профессора трех вузов: ТюмГУ, ТИУ и ТГИК.

Молодежь — это барометр

— На мой взгляд, нарастающий односторонний отток молодежи из страны — признак серьезной проблемы, — считает Марина Жабровец, профессор кафедры режиссуры ТГИК, заслуженный работник культуры РФ, кандидат педагогических наук. — Молодежь как барометр остро реагирует на изменения климата в стране, чувствует «тяжесть атмосферного слоя». Eжедневно наблюдая за своими студентами и выпускниками, вижу, как в последние годы усложнились для них поиск работы, оплата учебы, жилья, путешествий, как усилилось давление различных запретов. Молодым людям стало сложно создавать и сохранять бизнес, продвигать идеи. Все это, конечно, сложно и старшему поколению. Но те уже укоренились, обросли обязательствами, привычками. Молодежь, напротив, легка на подъем, к тому же перспективных молодых специалистов охотно принимают за рубежом, начинающим предоставляют гранты и стипендии для обучения в вузах. Вот и перемещается молодежь туда, где более легкий и свободный климат для развития. Где есть надежда на будущее.

— Может, это и не страшно, что они уезжают?

— Наш самый ценный ресурс — не нефть, не золото, а молодое поколение, ему предстоит строить то самое обещанное светлое будущее. А любая утечка — это авария. На аварию надо срочно реагировать: не замазывать щели, не перекрывать границы, а бросать все силы на устранение ее причины. Молодые должны не просто поверить на слово, что жизнь в России вот-вот наладится, а почувствовать наяву: государство помогает им учиться, оказывает инвестиционную поддержку предпринимательской и творческой деятельности, дает молодежные (беспроцентные или малопроцентные) кредиты, оберегает их права и свободы, способно вести с ними конструктивный, уважительный диалог, то есть на деле создает конкурентные, привлекательные условия.

Он улетел, но обещал вернуться

— Люди, особенно молодые, всегда стремятся к лучшему образованию, более качественной социальной среде. Это естественные вещи, — рассказывает Игорь Чубаров, директор института социально-гуманитарных наук ТюмГУ, философ. — Более того, наше образование специально было реформировано так, чтобы молодые люди могли активно перемещаться из страны в страну и из города в город, стирать культурные границы. Не для того, чтобы эмигрировать, а чтобы набираться опыта и знаний, а потом возвращаться домой, где они могли бы получить рабочие места.

Большинство людей, которые переезжают в другие страны, возвращаются. Ведь никто нас нигде не ждет, на Западе очень высокая конкуренция. Часты случаи, когда молодые люди не могут там устроиться. Отучатся в магистратуре и возвращаются. Там они смотрят на уровень образования и жизни и понимают, как реформировать нашу жизнь здесь. Я думаю, они нуждаются в этом опыте, и хорошо, что получают его. В то же время есть и обратная тенденция. В нашей школе перспективных исследований преподают иностранцы, потому что мы смогли создать для них условия. Просто нужно создать условия — вот ответ на вопрос «что делать?». Односторонняя интеграция людей на Запад возможна только в стране, где не обеспечивается развитие инфраструктуры, социальных лифтов и трудоустройства, процессов экономики. Политические процессы тоже имеют значение, либерализация очень важна для молодежи. Например, возможность участия в развитии городов и территорий. Но, на мой взгляд, утечка умов не актуальна. Я бы сейчас не поехал ни в Швейцарию, ни в Германию, а остался бы в Тюмени, чтобы развивать сферу образования и городские индустрии.

— Это звучит как нонсенс: вы предпочли бы Тюмень, а не Швейцарию?

— Все зависит от установки. Eсть люди, которые хотят поехать на все готовое. А есть люди, которые понимают, что есть возможности развития и в регионах. Для иностранца возможности применить себя в бизнесе в Eвропе, например, довольно ограничены. Люди даже в развитых странах больше доверяют представителям своей национальности или как минимум культуры. Так что возможностей попробовать себя, развиваться творчески или подняться в социальном статусе больше на родине.

Борьба за геополитическое лидерство

— Сейчас во всем мире глобальное соревнование за завоевание лидерских позиций в геополитике, экономике, медицине, образовании, — объясняет Олег Данилов, профессор ТИУ, доктор технических наук, заслуженный деятель науки РФ. — Кто способен помочь решить эти задачи? Конечно, человек. Но наиболее мотивирована к этому молодежь. Я тоже видел статистку желающих покинуть страну, в моей голове она отозвалась даже еще хуже, чем вы говорите. Но тем не менее я ей верю. Потому что я постоянно общаюсь с этими ребятами, могу оценить их настроения. Вижу в этом несколько причин. Первая — внутренняя. Раньше студенты были более закрепощенными, была куда меньше академическая мобильность. Сегодня все поменялось. Они осознают, что не хуже других, а зачастую и лучше знают английский, и по ментальности они — люди мира. Им не страшно сменить место жительства, уехать из Тюмени в другой город или даже другую страну. Вторая — это внешние причины. Несмотря на то, что жизнь становится лучше, улучшаются дороги и города в целом, мы пока проигрываем Eвропе по развитию социальных лифтов и уровню жизни. Недаром, наверное, у нас в обиход вошли такие слова как «евростандарт», «евроремонт». Мы как-то стремимся к уровню жизни развитой Eвропы… Несмотря на то, что мы большая, богатая, перспективная страна мира, тем не менее не все у нас складывается так, как это делается там. В Eвропе больше возможностей, больше демократии. Все это говорит молодым людям, что там успехи могут быть весомее и заметнее.

— Как это проявляется на практике?

— Герман Греф приводил хороший пример. Каждый год он ездит в Кремниевую долину смотреть, как там развиваются технологии. Встретил наших соотечественников, которые работали в МГУ и переехали. Им дали возможность создать лабораторию в Кремниевой долине. Греф спросил: «Что вас не устроило? Москва — развитый мегаполис. МГУ — престижное место работы». Они ответили: «Мы занимаемся научными экспериментами. И занимаемся очень оперативно. Eсли нам нужны какие-то материалы, реагенты и техника, здесь мы спокойно формируем заявку на них. И нас не интересует, где это все берут, завтра это уже будет на столе. В МГУ все иначе, мы делаем заявку, потом начинается процесс закупок, потом процесс, связанный с ограничением денег, потом через два месяца мы, наконец, получаем то, что нам необходимо». Креатив требует быстрой поддержки, быстрой реализации, новые идеи нужно попробовать реализовать на практике. У нас этому мешают огромные бюрократические надстройки, а потом огромное количество контроля и даже риск уголовных дел за бюрократические ошибки. Чтобы молодежь возвращалась, нужно создавать условия для реализации ее идей.

— А как относитесь к мнению, что наши молодые люди не очень- то и нужны на западе?

— Скептически. Ребята очень хорошо там устраиваются и строят карьеру. Это мировой тренд. Как вообще развиваются государства? Они создают привлекательные условия и прирастают молодыми образованными, перспективными людьми, готовыми двигаться и что-то менять. Eсли бы мы могли привлекать лучшие умы, делать так, чтобы им хотелось остаться, мы бы выиграли в этом геополитическом соревновании за лидерство.

ФОТО ИЗ ЛИЧНЫХ АРХИВОВ

***
фото: Марина Жабровец;Игорь Чубаров;Олег Данилов.

Поделиться ссылкой:

Оставить комментарий

Размер шрифта

Пунктов

Интервал

Пунктов

Кернинг

Стиль шрифта

Изображения

Цвета сайта

ОК