X

Бабушка, на которой держится все

Всей редакцией искали бабушку, у которой много внуков. Хотелось найти с восемью. С шестью хотя бы. Понимаем, что по нынешним временам и трех-четырех внуков растить — подвиг.

И вдруг мне пишет многодетная мама: «А у нашей бабушки 16 внуков!» Я даже не могу представить, какой должна быть такая бабушка. Иду на встречу — мимо меня пролетает маленькая худенькая светлоглазая женщина. Я спешу за ней — уйдет, не догоню! Кричу — откликается, быстро возвращается и просто как из пулемета строчит — рассказывает мне о своем хлопотном хозяйстве…

Знакомьтесь: Валентина Кузнецова, преподаватель истории и обществознания, сейчас на пенсии.

— Замуж я вышла в 20 лет, через годик появилась старшая дочь. Она вышла замуж в 17 лет, родила четверых детей. Через три годика у меня родился сынок, он тоже женился в 17 лет. Все почему- то ранние они у меня. Тоже у него четверо от первого брака, а потом он женился снова на женщине с ребенком, и еще троих они вместе родили. Младшая дочь родила в сентябре четвертого ребенка — мне шестнадцатого внука. Так вот у меня теперь шестнадцать внуков и пять правнуков.

Не загружают ли внуками бабушку дети или щадят — соблюдают очередность? Отвечает, что никакой очереди нет: кто когда вздумает, тогда и приводят. Иногда в доме бывают шесть-восемь внуков одновременно. Квартира в Каскаре большая — места всем хватает. Иногда и с ночевкой остаются. Правнучку до года воспитывала — старшая внучка училась на дневном. С одним внуком с первого класса постоянно — уже в шестой класс пошел. Помогала ему с уроками, а тот, бывало, ворчал: «Вас не так учили, ты уже не понимаешь, как нас по-новому учат». Ну а в целом и дети, и внуки прислушиваются к бабушке, уважают ее мнение. С третьим внуком вот недавно сидела две недели на больничном.

— Вот утречком вырвусь, пока внуки в школе, доеду до Тюмени, поделаю свои дела, а потом снова к внукам.

По хозяйству Валентине Михайловне и дети, и внуки, и уже даже правнуки помогают. С одной дочерью у нее смежный огород, соединенный тропинкой, ведут общее хозяйство.

Охают ли подруги, сочувствуют? Или завидуют?

— Ну, не завидуют. Они своему одному внуку могут все отдать, а я своим шестнадцати только подарки на дни рождения да на Новый год.

— Вы такой энергичный человек.

— У меня еще и общественная нагрузка! Я человек социальный. Везде сую нос, всем помогаю, ко мне многие жители обращаются. В 90-х годах была депутатом, вся Каскара меня знает: у половины поселка детей учила, могу проконсультировать по любому вопросу: куда заявление написать, как оформить. Сама не даю скучать нашей главе администрации и директору ЖКХ, заставляла их решать проблемы, двигаться.

— А дети и внуки такие же активные?

— Да нет, скромные, тихие. Я за них все делаю. Старшей внучке выбила субсидию — сама доверенность составила, ездила к областному депутату, писала в газету статью. Потрепали мне нервы чиновники, но мы субсидии добились.

Откуда в такой хрупкой женщины столько сил?!

— Меня жизнь закалила. Я была второй в семье, всего нас было семеро. Мама пошла работать, когда мне было шесть лет. Никто из детей в садик не ходил. Мама — репрессированная немка, отношение в поселке к нам было не ахти. И она никуда не ходила, ничего не просила. Моих младших братьев обзывали фашистами, я за них заступалась — дралась и за маму заступалась, когда соседи ее обижали. Горой стояла за семью, за справедливость. Родственники говорят: «Тетя Валя, ты у нас герой».

ФОТО ИЗ ЛИЧНОГО АРХИВА

***
фото: Валентина Михайловна и Владимир Александрович Кузнецовы с одиннадцатью внуками и двумя правнуками.

Поделиться ссылкой:

Оставить комментарий

Размер шрифта

Пунктов

Интервал

Пунктов

Кернинг

Стиль шрифта

Изображения

Цвета сайта

ОК