X

Живая музыка ищет нишу

Как давно вы слышали что-то о независимых тюменских музыкальных коллективах?

Раньше у нас существовало множество разноплановых групп, которые выступали на фестивалях, в клубах и просто на улице, старались продвигать свою музыку. Куда это ушло сейчас?

— Музыка ушла на второй план, на концертах главное — это шоу и энергия. Поэтому именно музыкальных групп в городе сейчас практически нет, — говорит Александр Осипов, басист группы «Flexmood».

Это уже вторая группа, в которой играет Александр. Первая называлась «ТУ», но развалилась из- за конфликта.

— В первой группе меня привлекло то, что они играли психоделическую музыку, это было мне близко, что-то отдаленно похожее на «Психею», «The Byrds», «Grateful Dead», «Pink Floyd» и Джими Хендрикса. Это все старички, такая музыка была популярна в 80-90-е. Это сложная, экспрессивная музыка, воздействующая на слушателя. Тут характерен фон — переплетение мажорных и минорных гармоний, что создает такое ехидно-саркастическое звучание. Во второй группе примерно то же, но с большим уклоном в рок, а не в психоделику.

— Как ты попал в группу?

— В первую меня позвал знакомый. Сначала был приходящим басистом, так как группа состояла из ритм-гитариста и барабанщика. Потом нас пригласили на «Ключ-фест», и меня взяли на постоянной основе. Хотя я до этого на басу никогда не играл, только на акустике, но был удивлен, когда с первого раза что-то получилось. Мы тогда написали к фестивалю три-четыре песни, а в остальном просто джемили. Потом барабанщик из «ТУ» уже познакомил меня с «Flexmood».

— Что значит джемить?

— Импровизировать. Один начинает что-то играть, остальные подхватывают. Получается такой конструктор, очень круто. Музыка насыщенная, эмоциональная.

— Где репетировали тогда и сейчас?

— В лучших традициях американских рокеров — в гараже. В целом мне очень повезло, что я пришел в группу, у которой уже было место для репетиций и аппаратура. Мне дали дорогущую бас-гитару — тогда она стоила тысяч сто. Звук был шикарный. Сейчас чаще собираемся дома, там можно чаю попить в перерывах, нет ограничений по времени, как было бы, например, в студии.

— Как думаешь, почему сейчас стало меньше музыкальных коллективов?

— Современные артисты выступают под плюс, основная их задача — зажечь аудиторию, позволить ей сойти с ума. В этом нет ничего плохого, такое нужно принять как данность. Но немного обидно наблюдать, как какой-нибудь тюменский музыкант на концерте с живой музыкой собирает только двадцать человек, а потом приезжает рэпер, и вокруг него толпится вся молодежь. Живая сцена в каком-то андеграунде. Раньше активно выступали, выпускали альбомы наши тюменские «Missouri quiet», «Vo^Devil stokes», «Date my recovery», а сейчас о них ничего не слышно.

— То есть можно сказать, что живая музыка умирает?

— Не прямо-таки умирает, она превращается в нишевый продукт. Она все же имеет свою, пусть и небольшую, аудиторию.

— Что сейчас живо и востребовано?

— Эмо-хардкор (что-то типа «Пошлой Молли»). Но если он андеграундный, то зачастую некачественный. Сейчас в жанры особо не углубляются, все стремятся к тому, что более популярно. Хотя тут дело даже больше не в музыкантах, а в оборудовании. Сейчас все стоит в десять раз дороже, чем лет семь назад. Чтобы нормально играть, нужны усилитель, микшеры, пульты, инструменты… Поэтому в нынешнее время создать группу намного сложнее. Да и связи нужны, конечно же. Eсли просто прийти на какую-нибудь площадку и попроситься играть, тебя сразу же развернут. Диджеям в этом плане проще, там оборудования по минимуму и выход в интернет.

— Сейчас довольно популярно добавлять в музыкальные композиции элементы старого рока, винтажных музыкальных инструментов. Eсть ли у старых жанров шанс на возрождение?

— Маловероятно. Вот появился жанр «джангл», туда добавляют саксофон, но от этого же блюз не возродился. Все новое вбирает кусочки старого, но само старое мало кому интересно. Мы вот тоже работаем в мертвом жанре, но мы это делаем для себя, а не для популярности. Да и верим, что живая музыка все-таки будет жить, пусть и в камерном формате. Пройдет тысяча лет, но она будет кем-то изучаться.

— Получается, что сейчас и классические инструменты умирают, отдавая свой пост электронной музыке?

— Вообще гитара — это молодой инструмент. Eю будут еще лет сто пользоваться, пока она не станет средневековой арфой. У электроники огромный потенциал, она может имитировать любой инструмент, тогда как гитара ограничена рамками плоти и материи.

— Что для тебя музыка в целом?

— Средство общения, наверное. Слушаешь какую-то композицию и думаешь: черт, я понимаю этого парня, то, что он чувствовал в этот момент. И ощущаешь себя не таким одиноким.

ФОТО АВТОРА

***
фото: Группа «ТУ» на «Ключ-фесте».

Поделиться ссылкой:

Оставить комментарий

Размер шрифта

Пунктов

Интервал

Пунктов

Кернинг

Стиль шрифта

Изображения

Цвета сайта