X

Лошадка задохнется, а Буратино будет плакать

Уговаривая детей поесть, родители крайне изобретательны.

Сотрудники нашей редакции вспомнили смешные истории: кого-то в детстве убеждали, что в животе живут голодающие персонажи сказки «Золотой ключик», а кто- то был уверен, что наполнить едой себя нужно от пяток до головы.

Но последствия подобных уговоров бывают невеселыми, убеждают истории наших читателей.

Александра, 25 лет:

— Лет до девяти мне говорили, что еда будет плакать, если я ее не доем. Отголоски я ощущаю до сих пор: мне надо доесть, даже если не хочу, или скормить кому- то. Потому что нельзя оставлять. Потому что это делает меня каким-то нехорошим человеком. Однажды в квартире отключили электричество на сутки, а в холодильнике был литр молока. И меня заставляли его выпить. Мол, бедное молочко, пропадет, плакать будет, погибнет. Я выпила его почти залпом, а потом меня рвало. Меня заставляли есть, умилялись, какая я пухленькая. А в школе надо мной издевались из-за лишнего веса. Я и сейчас считаю себя толстой.

Анна, 23 года:

— Маленькой я была очень худой, много гуляла и совершенно не хотела есть. Моя мама просто не могла с этим смириться, она мою худобу оценивала как свою недоработку. Стеснялась, что ее дочка такая худая. «Подумают, что я тебя не кормлю». Помню свою детскую тарелку с лошадкой. В эту тарелку наливали суп и угрожали, что лошадка задохнется, если я этот суп не съем. Лошадок я любила, так что приходилось спасать. Но я все равно оставалась худой, хотя меня насильно закармливали. А в какой-то момент, уже много позже, меня просто разнесло, когда я стала есть фастфуд. Я его ем не потому, что голодная, а потому что это вкусно. Это как наркотик. Остановиться трудно, я привыкла есть, не испытывая голода. Самое странное, что я сейчас очень полная, но до сих пор мама уговаривает меня поесть, если я не обедала.

Полина Александрова, 40 лет:

— В детстве я не очень любила хлеб, откушу кусочек и выброшу. Бабушка однажды увидела и пристыдила меня: «В Ленинграде люди голодали, готовы были на что угодно за крошку хлеба. А ты его выкидываешь, грех!»

Про блокаду Ленинграда я уже знала. А вот что такое грех — не очень. Бабушка объяснила: грех — когда ты делаешь что-то, что обижает бога. С тех пор, если мне приходилось выкидывать хлеб или еду, я шептала: «Прости, господи». Даже в студенчестве у меня сохранялась эта привычка. Но не могу сказать, что этот разговор как-то отразился на питании. Зато я до сих пор не могу выбрасывать хлеб. Стараюсь доесть. Или дожидаюсь, пока он совсем станет плохой, чтобы было не стыдно выкинуть.

Владимир, 35 лет:

— У меня было голодное детство, поэтому меня никто не уговаривал доедать, скорее наоборот. Меня однажды в угол поставили, когда я суп без разрешения доел. Плакал от обиды сильно. Поэтому, когда я переехал к бабушке, то лопал просто все, что не приколочено. Там было можно, никто не запрещал! Сейчас еда для меня источник радости. Но с весом проблем нет, прямо чтобы объедаться — таким не страдаю. А вот обида за этот суп до сих пор осталась.

Рината Нукаева, 22 года:

— В детстве меня не уговаривали есть. Иногда могли в тарелку положить слишком много, я на это жаловалась. И мне говорили: «Сколько съешь». Так я и делала. Никто не ругал, если я съем пару ложек и брошу. А могла все съесть и добавку попросить. Сейчас со мной все нормально.

Мнение профессионала

Психолог Анастасия Шпуленко занимается с клиентами в том числе и вопросами пищевого поведения. Eе магистерская работа была посвящена как раз этой проблеме.

— Нарушение пищевого поведения часто связано с тем, какие паттерны в детстве заложили, — говорит психолог. — Все, что мы усвоили в детстве как модель поведения, очень сложно меняется. Уверенность, что обязательно доедать нужно до конца, часто является причиной регулярного переедания. Люди, с которыми мне доводилось работать, просто не могут отличить голод от аппетита и искренне верят, что хотят доесть до конца. Хотя это не позыв организма, это психологическая потребность. В этом случае требуется довольно долгая работа по изменению привычек. Eсли описывать это простым языком — мы должна стать родителями сами себе. Объяснить своему внутреннему ребенку, что сейчас он действует нерационально, что доедать он не должен.

Анастасия убеждена, что лечить от вредных пищевых привычек нужно не детей, а их родителей. Ведь именно взрослые транслируют свои вредные привычки и убеждения на деток и именно взрослым в этой ситуации больше всего необходима помощь.

Поделиться ссылкой:

Оставить комментарий

Размер шрифта

Пунктов

Интервал

Пунктов

Кернинг

Стиль шрифта

Изображения

Цвета сайта