X

На льду кипят мексиканские страсти

На катке любого размера сталкиваются нос к носу хоккеисты, фигуристы и любители.

Хоккеистов боятся все. Их увесистая шайба летает по катку с невероятной скоростью, а траекторию ее движения порой не могут предсказать даже игроки. Да и сами они носятся по льду как бешеные.

Фигуристы — обычно самая малочисленная категория — тоже внушают страх. Выполняя аксель или тулуп, они рискуют свалить любого, кто окажется рядом. Они как летающие ниндзя, вооруженные кунаем и вакидзаси, так как лезвия их коньков могут сверкнуть прямо перед носом почтенной публики.

А вот любителей на катке больше всего. И их очень сильно ненавидят и хоккеисты, и фигуристы. Хотя они зачастую спокойно ошиваются у бортиков, круги нарезают там же, но их не любят, потому что они неумехи, мешают профессионалам заниматься серьезными делами. И тоже могут быть непредсказуемыми. А от детей вообще лучше держаться на расстоянии.

Споры о том, у кого на льду больше прав, бесконечны. Хоккеисты считают, что если на катке есть ворота, то это их полноправные владения. Причем ворота могут быть даже импровизированными — составленными из пары рюкзаков. С дворовых ледовых площадок они отправляют всех остальных на катки в центре города, поскольку те обычно далеки от формы хоккейного корта и созданы исключительно для катания. Фигуристы же полагают, что они радуют всех присутствующих своими невероятными прыжками, что они украшение катка и лишними быть не могут. А любители же с удовольствием отправили бы хоккеистов и фигуристов на катки спортшкол, по их мнению, обычный уличный каток — место для простых людей.

Пройдясь по дворовым каткам, я стала свидетельницей нескольких конфликтов на этой почве:

— Что вы тут шайбу гоняете, убьете кого-нибудь!

— А где нам играть?

— Дома!

Ни одна из сторон каток покидать не хочет, поэтому иногда доходит и до прямого выживания с площадки. Хоккеисты начинают припугивать остальных резкими маневрами, а остальные, в свою очередь, демонстративно выезжают в центр катка. Зрелище это захватывающее, не хуже какого-нибудь триллера.

Уставшие от ругани на дворовых катках горожане, которым неудобно ездить в центр, стараются искать выход. Например, говорят о зонировании.

— Существуют же в бассейнах лягушатники, — считает Eлена Захарова, жительница одного из домов, во дворе которого есть каток. — Нужно, чтобы они и на катках были. Организовать всюду по два катка, для одного выделить площадку в форме круга, огородить ее: фигуристы пусть крутятся в центре, а остальные катаются по окружности. А хоккеистам оставить их площадки.

Однако активистов, готовых заняться зонированием катка, во дворе 106-го дома на улице Широтной, где и живет Eлена, пока не нашлось.

А жители дома N 58 по Червишевскому тракту решили вопрос иначе. У них существует негласное, но известное всем расписание: до 18 часов каток во дворе занимают хоккеисты, а после он предоставлен фигуристам и любителям оздоровительного катания, которые делят площадку пополам.

— Мы с друзьями выходим на каток часика в два и играем в свое удовольствие, а потом мамы часам к шести зовут нас на ужин, поэтому мы уходим, — объясняет двенадцатилетний Ваня.

— Нас всего двое, но нам отдают половину льда. Мы стараемся за эту половину не выходить и выполнять трюки не на середине, а ближе к краю, чтобы точно никого не задеть. Eще иногда учим новичков катанию и простым трюкам, так что сосуществуем мирно, — рассказывает Мария Мусабирова, фигуристка, имеющая второй юношеский разряд.

Да и любители здесь не жалуются.

— Я считаю, что всегда можно договориться, мы ведь цивилизованные люди и должны понимать, что у каждого свои интересы, которые нужно уважать. Нужно ценить то, что у нас вообще каток есть во дворе, — говорит Яна Захаренко. — Думаю, понимание и содействие — единственный выход.

ФОТО ПАВЛА МОРГУНА

***
фото:

Поделиться ссылкой:

Оставить комментарий

Размер шрифта

Пунктов

Интервал

Пунктов

Кернинг

Стиль шрифта

Изображения

Цвета сайта