X

Учителя ревнуют к репетиторам

Ольга Ройтблат, ректор Тюменского областного государственного института развития регионального образования, доктор педагогических наук, не спешит ставить запятую во фразе «казнить нельзя помиловать», когда дело касается репетиторства.

Мы говорим с ней о том, как случилось, что репетиторство прочно вошло в наши жизни, почему оно задевает амбиции педагогов и что с этим делать.

— Неформальный институт репетиторства появился в результате пристального внимания общества к системе образования, — рассказывает Ольга Владимировна. — Когда начали вводить EГЭ, родители стали очень придирчиво оценивать знания, которые детям дают в школе. И, мне кажется, это один из положительных моментов всей системы тестирования и независимых оценок. Родителям стало не все равно. Но есть здесь несколько сложных вопросов…

Во-первых, появляется вопрос к эффективности образования в школе. Eсли ребенку не хватает знаний, полученных на уроке, значит, преподают плохо. Во-вторых, репетиторство — это искусство, требующее особенного мастерства. По мнению Ольги Владимировны, профессионалов, способных за короткий промежуток времени выявить пробелы в знаниях ребенка, сконцентрировать и понятно объяснить новые темы, — крайне мало. Как у Набокова, их «можно счесть по пальцам одной увечной руки». Чаще за занятия берут очень дорого, а знаний почти не дают. Зато хвалят ребенка, ставят ему хорошие оценки и гладят по головке. Конечно, такой учитель кажется приятнее того, кто ставит тройки. Eсть и еще одна проблема. Пристальное внимание родителей к системе образования породило некую конкуренцию уже между самими родителями. В итоге мама вкладывает огромное количество денег во всевозможные дополнительные занятия, стремясь не отстать от других, а ребенок просто не отдыхает и в итоге выгорает. Теперь детей к репетитору могут отправить уже в начальных классах. По мнению Ольги Ройтблат, это только перегружает ребенка.

— Мне кажется, родители на репетиторство уповают зачастую из- за отсутствия информации о других возможностях для развития ребенка, — рассказывает Ольга Владимировна. — В каждой школе есть факультативы и индивидуальные занятия. Сейчас они проходят дистанционно. На базе 21-й гимназии для учеников из разных школ преподают педагоги вузов. Eсть школа инженерного резерва при ТИУ, там ребята великолепно занимаются. Существуют губернаторские смены в детском лагере, все оплачивается областью. Мотивированные ребятишки с девятого по одиннадцатый класс учатся у уникальных педагогов, отдыхают и углубляют знания. На самом деле и вне репетиторства есть широкий круг возможностей для развития. Что немаловажно, все это бесплатно.

Потренироваться сдавать EГЭ можно и в ТОГИРРО. Тренировки помогают подготовиться не только интеллектуально, но и морально. Познакомить учеников с системой тестирования, понять, насколько ограничено будет время на размышление, и вообще погрузиться в атмосферу главного для школьника экзамена.

Тем не менее если репетитор попадется хороший, а у ребенка действительно есть проблемы в знаниях — болел, уезжал, не слушал, то он может очень помочь.

Но сами школьные учителя репетиторов недолюбливают. Говорят, даже подсматривают друг за другом — не репетиторствует ли кто-нибудь в коллективе?

— Скорее всего, это задевает амбиции педагога, — предполагает Ольга Владимировна. — Eсли бы у меня ученик побежал к репетитору, я бы обязательно поинтересовалась, почему. Ведь значит, учитель что-то недодает. Но есть и другая ситуация. Я сама знаю таких учителей, которые ведут уроки в школе, а после — репетиторство. И являются хорошими репетиторами. Сразу возникает вопрос: а что мешает вам эту же работу делать в школе? Eсли ты умеешь концентрировать материал, доступно его объяснить, почему не делаешь этого на общих занятиях? К тому же сейчас идет такая политика в образовании — индивидуальная траектория развития ребенка с любыми способностями. И для этого нужно знать о пробелах и помочь их ликвидировать. Eсли ты замечательный репетитор, ты должен быть и учителем таким же.

— Но иногда хороший репетитор нигде больше не преподает. Мне довелось заниматься с педагогом на пенсии. Для моего учителя это была возможность и дальше продолжать профессиональную деятельность. Надежда Витальевна, мой репетитор, так и говорила: если я перестану этим заниматься, я умру.

— Да, вам повезло поработать дополнительно с педагогом с большим профессиональным опытом, бывают и такие истории. Я не выступаю против репетиторства, никогда не запрещаю этого своим учителям, — говорит Ольга Ройтблат. — Но единственно, что прошу, — легализовать свою деятельность, зарегистрировать и платить налоги. Ведь я нередко сталкиваюсь с ситуациями, когда педагог работает репетитором, к нему ходят довольные дети и родители. А потом кто-то из этих родителей звонит в налоговую службу и жалуется на педагога. Все это очень неприятно, так что лучше все сделать как полагается.

— Eсли бы были конкурсы профессионального мастерства для репетиторов, это помогло бы вытащить их из тени?

— А это хорошая идея, кстати. Мы проводим педагогический конкурс среди профессионалов, уже много лет. У нас очень хороший опыт, учителя действительно уникальные. У нас есть номинации «лучший учитель», «лучший воспитатель», «лучший молодой учитель», «дефектолог», «психолог». Отдельный конкурс для репетиторов мы не проводили никогда. Может быть, стоит подумать на эту тему. Лишь бы нашлись желающие в нем участвовать.

ФОТО ИЗ АРХИВА РEДАКЦИИ

***
фото: Так в прошлом году выглядел ЕГЭ по географии в одной из тюменских школ;Ольга Ройтблат.

Поделиться ссылкой:

Оставить комментарий

Размер шрифта

Пунктов

Интервал

Пунктов

Кернинг

Стиль шрифта

Изображения

Цвета сайта

ОК