X

Всюду выход

Заседание сто четвертое

Книга прочитана, перевернута последняя страница, и я слышу недоуменный возглас: а дальше что? Будет ли продолжение?

Увы, нет: автор давно умер.

А может, писатель еще живой, но о его планах ничего не известно.

Уже много лет мы с детьми ждем окончания трилогии Гэри Шмидта; я точно помню, что российское издательство «Розовый жираф» анонсировало «Битвы по средам» и «Пока нормально» именно как первые две части. Дети мои уже выросли, но я до сих пор время от времени лезу в Гугл узнать, не появилось ли окончание.

В отсутствие информации мы можем поразмыслить, отчего автор так поступил — взял и закончил повествование в непонятном месте, не объяснив нормально, что ждет персонажей впереди. Как сделала Джоан Роулинг на последней страничке (выбив табуретку из-под ног сочинителей фанфиков): Гарри женился на Джинни, Рон на Гермионе, у них родились дети и тоже дружат между собой (спойлер).

Конечно, нам приятно знать, что добрые герои жили долго и счастливо, а злые очень быстро умерли от хованщины («Хованщина — это опера. — Да? А звучит как название какой-то болезни, с рвотой и красными пятнами. Месье, у вашей подруги хованщина, это безнадежно»*). Но гораздо интереснее размышлять, что с героями могло быть дальше. Фантазировать в меру своей испорченности. Этот прием использовал Григорий Остер в «Книге ужасов». В самом конце сборника он разместил три неоконченных рассказа, чтобы юный читатель (книга- то детская) смог сам сочинить конец. «И вдруг из буфета выполз гигантский слизняк и сказал: «Отдай мне свое сердце!» Директор поверил слизню и отдал. И упал мертвый!». «И тут с полки свалился монстр размером с хорошую плиту. И всех съел!». «Скелет протянул руку к пятиклассникам и сказал: пойдемте писать диктант! И пятиклассники упали без сознания». Урок усвоен: хорошо ничего не заканчивается!

Порой писатель не хочет пугать читателя и готов дать ему пусть призрачную, но надежду. На последней странице повести «Вам и не снилось» Галины Щербаковой Ромка прыгает из окна. Третий этаж, внизу газон, ерунда. Но, падая, он ударяется грудью о металлическую трубу, вскакивает — и падает. Взрослому читателю ясно: книга кончилась, потому что любовь кончилась, потому что Ромка умер, и это мы, взрослые, убили его. Своей ложью, косностью, предательством. Но юный читатель имеет право не верить. Он должен надеяться!

Писатели, как мне кажется, поэтому и любят бросать героев на перепутье или же в момент триумфа. В этом высший гуманизм литературы. В этом же величайшее милосердие жизни. Нам не дано знать, чем кончится наш собственный роман. Смогли бы мы его читать, зная финал?

А так ничто нам не мешает переворачивать страницу за страницей.

* Цитата из романа Р. Гари «Дальше ваш билет недействителен»

ФОТО ИЗ АРХИВА РEДАКЦИИ

***
фото:

Поделиться ссылкой:

Оставить комментарий

Размер шрифта

Пунктов

Интервал

Пунктов

Кернинг

Стиль шрифта

Изображения

Цвета сайта

ОК