X

Тишина— понятие относительное

Кажется, что на железнодорожном вокзале всегда тишина и порядок. Это так, но не потому, что все так хорошо, а потому, что хорошо работают сотрудники транспортной полиции.

Тесное помещение дежурки линейного отдела транспортной полиции на вокзале не предназначено для отдыха.

— Нет, сюда не садитесь, — останавливает меня старший сержант Геворк Гаспарян. — Этот стул у нас здесь стоит как декорация, он вообще-то сломан.

Присмотревшись, замечаю, что стул обмотан скотчем, местами обклеен бумагой, как только что покрашенные в сквере скамейки.

— Нам тут и двух стульев хватает, а если что, можно и на подоконнике посидеть, — продолжает Геворк и уступает мне свое место.

— Служу тут уже пять лет, сейчас меня назначили старшим смены, — продолжает он. — Работа у нас круглосуточная. Сами понимаете, без праздников и выходных. Вот в этом году мне выпало дежурство с 31 декабря на 1 января. Было тихо, никто не буянил. От поездных бригад сигналов нам не поступало, а начальники поездов, которые проходили по Тюмени в это время, отчитывались, что все у них спокойно. Правда, одного товарища все же пришлось снять с поезда. Пассажиры его заподозрили в краже. До выяснения обстоятельств дела пришлось ему Новый год встречать в отделении.

Отдохнув в дежурке минут десять, Геворк со своим коллегой, сержантом полиции Вячеславом Колесниковым, снова выходит на патрулирование здания вокзала. Мы с фотокором их сопровождаем. Вдруг поднимается мужчина несколько расхристанного вида и нетвердой походкой направляется в нашу сторону.

— А ты кто такая? — жуя пирожок, напирает на меня. — Че это вы меня снимаете? Я не давал разрешения.

Объяснения, что никто его не снимал, в кадр он не попал, услышаны не были. Пришлось подключиться сотруднику полиции, который процитировал буяну соответствующую статью о соблюдении правил поведения в общественных местах. Но тот не успокаивался. Сержант грамотно оттеснил нас от гражданина и, пообещав тому вернуться, отвел в дежурку, где нас уже ждали кинолог Андрей Макаров и его внушительный Грей. Овчарка несколько раз нас обнюхала и растянулась на полу.

— Это он признал нас опасными? — спросила я. Ведь служебные собаки обучены выполнять команду сидеть или лежать возле тех предметов, которые считают опасными. Грей, например, выполняет команду лежать, если находит в багаже оружие или патроны. — Собака только повела ушами. Андрей Макаров успокоил, что псу просто жарко и разрешил потрепать Грея по загривку.

В дежурку вернулся Геворк, сказал, что ситуация с агрессивным мужчиной улажена. Тому еще раз объяснили, как не стоит себя вести в общественных местах. Он даже извинился (жаль, меня в это время рядом уже не было).

— Слава богу, сколько здесь работаю, серьезных конфликтов на вокзале у нас не было, — вступил в разговор Вячеслав Колесников. — В поездах, бывает, подвыпившие товарищи распускают руки, переходят на мат, мешают людям. Попадаются среди них и личности, которые находятся в федеральном розыске, в основном из-за краж, наркотиков или уклонения от уплаты алиментов. По тяжелым статьям к нам не попадали. В большинстве случаев удается решить дело без применения силы, но бывает, оказывают сопротивление.

Слова сержанта подтверждают и факты. По информации пресс-службы тюменского линейного отдела МВД России на транспорте, в прошлом году было принято 3644 сообщения о преступлениях и происшествиях. В 205 случаях принято решение о возбуждении уголовного дела, в том числе зарегистрировано 26 краж частной собственности и 34 правонарушения, угрожающих безопасности движения поездов и здоровью пассажиров. Более двух десятков преступлений уже выявлено и с начала этого года.

***
фото: Геворк Гаспарян и Вячеслав Колесников на дежурстве.

Поделиться ссылкой:

Оставить комментарий

Размер шрифта

Пунктов

Интервал

Пунктов

Кернинг

Стиль шрифта

Изображения

Цвета сайта

ОК