X

Диктатор или демократ? Решат музыканты

Мало кто сомневается, что выбор главного дирижера тюменского филармонического оркестра — важное событие. Но то, что этот выбор зависит от российского консула в Германии или даже губернатора, мало кто догадывается…

Александр Березин на посту директора филармонии не так давно, но так вышло, что именно от его решений зависит гордость области — филармонический оркестр. По словам Березина, от того, какой именно дирижер станет во главе оркестра, может зависеть не только судьба музыкантов, но и всей филармонии, а, может быть, и концертно-театрального объединения.

Так что он отнесся к этой задаче с большой ответственностью. Вместо формального конкурса и назначения дирижера приказом сверху была сформирована рабочая группа для обсуждения кандидатур. В ее состав вошли директор ТКТО Надежда Казначеева, директор областного департамента культуры Eлена Майер, музыковед и кандидат наук Надежда Коваленко, дирижер Владимир Добровольский (он не участвует в обсуждениях группы, когда речь идет о его кандидатуре на пост) и сами музыканты. Последние попросили, чтобы их мнение тоже учли. И даже без объявления официального конкурса на пост главного дирижера пришло 24 заявки — все от специалистов высокого класса.

— У нас не было намерения спешить. Дирижеров много, именитых, квалифицированных. Но назначение главного дирижера влечет за собой множество различных изменений во всех сферах жизни коллектива. Так что мы пошли долгим путем, — рассказывает Александр Березин. — Нет, не долгим, а взвешенным, обдуманным и очень осторожным. Тем более у нас есть прекрасный дирижер Владимир Добровольский. То, что он с нами, дало нам время на спокойное размышление, знакомство с кандидатами.

— А какова будет его дальнейшая судьба, если выберут другого главного дирижера?

— Я бы не хотел говорить об этом в такой форме. Все кандидаты равны, а он тоже рассматривается на пост. С уверенностью могу сказать только одно: Владимир Добровольский очень важный и нужный для филармонии человек, и мы постараемся сделать все, чтобы он остался работать с нами.

— По каким критериям выбираете дирижеров?

— Нас интересует образование, потому что в мире не так много классных дирижерских школ. Далее нас волнует опыт работы и квалификация. Третье условие — желание кандидата переехать на постоянное жительство в Тюмень. Существует практика, когда дирижер или художественный руководитель не находится постоянно с коллективом. Но мы понимаем, что одно дело — прославленный коллектив, состоящий из маститых музыкантов, другое дело — мы в провинции. Играют у нас молодые ребята. Они требуют постоянной заботы. Нас к этому приучил Eвгений Иванович Шестаков. Над музыкантами было почти отеческое курирование. Поэтому нам нужен дирижер, который приедет в Тюмень. Кстати, по этому критерию очень много кандидатов отсеялось. Ну, а четвертый критерий — это удовлетворенность теми условиями, которые может предложить Тюменская область.

— На каком этапе выборы сейчас?

— Мы договорились, что к концу июня должны выдать от трех до пяти фамилий, которые будут рассмотрены в приоритетном порядке. Решение рабочей группы, однако, будет иметь рекомендательный характер. Кандидаты будут предложены генеральному директору, департаменту культуры или даже губернатору. Да. Потому что должность главного дирижера очень важна для культурной жизни области. Следующий этап — это творческое знакомство с коллективом. Дирижеры приедут к нам, чтобы понять, с кем им придется работать. Музыканты тоже смогут увидеть, каково это — работать с этим дирижером. Они ведь очень разные. Дирижер может быть автократом или демократом. Или иметь какой-то иной управленческий подход. Артисты у меня спросили: «А как мы поймем, что дирижер автократ?» Я их заверил: «Поверьте, вы поймете. Это сразу заметно».

— Творческие знакомства уже запланированы?

— 17 апреля к нам приедет Алексей Карабанов из Санкт-Петербурга, в его программе Бетховен и «Шехеразада» Римского-Корсакова. К слову, я предложил не настаивать на выборе программы дирижера. Из того, что он предложит, профессионалы смогут сделать определенные выводы. Далее Алим Шахмаметьев, его выступление запланировано на 22 мая. Он настолько занят, что приедет к нам на репетиции на две недели, потом улетит, чтобы вернуться в день, предшествующий концерту. Но вместе с тем у него большое желание выступить и, естественно, мы идем навстречу. Последняя кандидатура на сегодняшний день — Жюльен Салемкур, немецкий дирижер. Но, боюсь, здесь все слишком сложно. Я консультировался и в консульстве, и в оперштабе. Германия закрыта жестко, и для того, чтобы консул Российской Федерации все-таки выдал разрешение на выезд, должны быть очень весомые обстоятельства. Наша ситуация вряд ли подходит. И все- таки мы направим приглашение, предложим Салемкуру с этим приглашением явиться в консульство, возможно, там будет принято положительное решение.

— Неужели у него такое сильное желание переехать в Тюмень из Берлина?

— Да, желание у него есть. Более того, он не владеет русским языком. Ничего страшного, с точки зрения работы в оркестре, но с точки зрения иммиграционного российского законодательства для заключения трудового договора необходимо сдать экзамен на знание русского языка и истории. Он сказал, что готов. Ну, а мы с распростертыми объятиями. Резервная дата его выступления 19 июня, но даже если он не приедет, я буду рекомендовать его в финальный протокол, потому что никакой его вины тут нет. А 19 июня мы, скорее всего, проведем концерт в двух отделениях с двумя разными дирижерами. Пока не могу назвать их имен. Буквально утром поступили очень интересные предложения, от которых нам сложно будет отказаться, хотя бы с точки зрения творческого знакомства.

— Правильно ли я понимаю, что все эти концерты будут с публикой?

— Да, все концерты афишные. Прямо сейчас на фасаде филармонии у нас Алексей Карабанов. Импозантная личность, такие у него усы. Он сам военный дирижер, морской офицер. Будет очень интересно посмотреть, как они работают, и зрителям в том числе.

— Как думаете, поменяется ли оркестр после прихода нового дирижера?

— Может быть. Он может разрушить все до основания, полностью поменять состав и подход. Тем не менее мы работаем и совещаемся как раз для того, чтобы выбрать кандидата, который все-таки и даст импульс развитию, и сохранит сложившиеся традиции. Однако творческая свобода у главного дирижера будет полной. Мы выбираем из очень опытных людей. Eсли уж мы их берем, то должны дать возможность расправить плечи. Да и сами личности такого масштаба не войдут ни в какие рамки. А если войдут, то это не главные дирижеры, не художественные руководители.

— Почему так много дирижеров захотело к нам? Неужели такие выгодные условия?

— Я думаю, это уровень оркестра. После смерти Eвгения Ивановича мы плодотворно поработали с московским радио «Орфей». Это радиостанция, которая специализируется на высоком искусстве. Они попросили дать несколько записей, сделали передачу. И мне многие сообщили, что они не ожидали, что в Тюмени такой высочайший уровень. У дирижеров свои амбиции, и они хорошо понимают, смогут ли их реализовать с оркестром. Я не думаю, что мы можем предложить настолько привлекательные финансовые условия, чтобы они имели решающее значение для специалистов такого уровня. А вот состояние оркестра может иметь значение. Он действительно очень хорош. К нам приезжал Илмар Лапиньш и сказал, что при нашем удачном выборе, при правильной организации работы он видит у нас перспективы европейской известности. Их можно реализовать, но можно и упустить… Так что выбор предстоит серьезный.

Поделиться ссылкой:

Оставить комментарий

Размер шрифта

Пунктов

Интервал

Пунктов

Кернинг

Стиль шрифта

Изображения

Цвета сайта