X

ГАЗ-69 в мечтах, в гараже и в разрезе

Владимир Шевчик, председатель совета директоров холдинговой компании «Сибинтел», против шапкозакидательского подхода к новым трендам, любит рев мотора, может с закрытыми глазами разобрать и собрать движок мотоцикла и знает, что еще, кроме мотка проволоки и молотка, поможет отремонтировать машину в тундре.

Кроме того, он уверен, что в каждой гонке важно вырвать старт. Что ж, стартуем.

— Владимир Степанович, начнем с будущего: вы верите, что электромобиль спасет мир?

— Выбросить на свалку все двигатели внутреннего сгорания, убить логистические склады по их запчастям и связанные с ними станции технического обслуживания, чтобы дать дорогу электромобилями? Якобы более дешевым и экологичным. В такую революцию я не верю. Литиевые батареи, которые так упорно пропагандируют, вовсе не являются экологически безопасными. Eсли подсчитать, сколько их потребуется, чтобы обеспечить все электромобили мира, то станет понятен масштаб экологической катастрофы. Ведь литиевые батареи пока невозможно утилизировать. Этот вызов природе будет более устрашающим, чем загрязнение окружающей среды двигателями внутреннего сгорания.

А представьте себе бесконечные территории русского Севера, где часто бывают температуры, которые в народе называются «ни ноги не идут, ни колеса не едут». Любая батарея, даже очень защищенная, не способна обеспечить стабильную работу машины в таких условиях. Представьте: живете вы в Новом Уренгое, вам пришлось на несколько дней оставить электромобиль на морозе. Он не запустится ни при каких условиях. А как быть с теми, кто любит мощь и рев мотора? Зачем мне автомобиль без динамической акустики? Eсть проблемы с электромобилями и в случае ДТП, особенно с разрушением литиевых батарей. В общем, с учетом огромных земных расстояний, разности полюсов, природно-климатических зон, труднопроходимых лесов, пустынь и болот, а также инфраструктурных особенностей регионов, в перспективы массового перехода на электромобили не верю.

— А вы с каких автомобилей начинали?

— Деревня Ольховка, в которой я рос, находилась в 60 километрах от Ирбитского мотоциклетного завода. У нас младенцы, сделав первый шаг, второй делали уже по направлению к мотоциклу. Ну, если между ними не вклинивалась лошадь. В пять лет я уже ездил верхом, в восемь — управлял мопедом Д4, потом «Минском» М105, «Восходом», ИЖ «Планета Спорт». Вершина мотоциклетной иерархии — мотоцикл «Урал», его называли советским BMW. Любую модель мог разобрать-собрать от винта до винта, починить. Запчастей было не купить, зато можно было выменять. За ведро клюквы, например, — коробку передач или поршень от «Урала».

Пацаны у нас легко справлялись и с трактором ДТ-20 — это модель открытая, без кабины, это про нее в песне поется «Прокати нас, Петруша, на тракторе». Мы с удовольствием на тракторе работали в сенокос.

Легковых машин тогда не было ни у кого. Либо «Урал», либо грузовик, либо трактор. У меня брат и двоюродные братья работали водителями, отец возглавлял управление механизации и мелиорации, у них в парке было 80 тракторов, я часто пропадал после школы у него в ремонтных мастерских.

— А сейчас есть время самому копаться под капотом?

— Я водитель с высшим образованием, учился на транспортном факультете, диплом защищал по специальности 1609 «автомобили и транспортное хозяйство», был участником первого в России автоотрядовского движения. Могу рассказать устройство базовых моделей автомобильно-грузовой линейки ЗИЛ-130, ГАЗ-53, ГАЗ-52 и, конечно, ВАЗ-2101 и дальше. Мало того, что мне все это приходилось не раз разбирать, так еще и чертить в разрезе. Могу вычислить динамические нагрузки на автомобиль, рассчитать по сопромату узлы и агрегаты. Так что копаться в моторе умею и люблю. Но это требует времени, а оно сейчас дороже, чем удовольствие. Хотя у меня по-прежнему в собственности и ГАЗ-21, и ГАЗ-69, которому более пятидесяти лет. Когда-то ГАЗ-69 был моей детской мечтой. У нас на нем ездил председатель колхоза. Смотрел я тогда на эту машину и думал: «Может, когда-нибудь и я смогу на такой ездить». Вообще к ретроавтомобилям отношусь спокойно. Эти две раритетные модели считаю образцом устройства автомобиля, капот открываешь — и все видно: вот отсюда пришел бензин, здесь он зашел в карбюратор, потом в коллектор, тут он воспламенился, сюда пошел отводной газ и выхлоп. Все ясно, как на рентгене.

— Чем проще, тем надежнее?

— Базовые модели можно починить самому и в любых условиях — в степи, в тайге, в тундре. Все можно сделать из подручных материалов — мотком проволоки, молотком, плоскогубцами и — для надежности — под русский мат. Все чинится при наличии мозгов, опыта и желания. Но современные автомобили не предполагают никакого участия человека. Они предполагают звонок другу в ТО. Нынешняя техника сделана с использованием интеллектуальных технологий, в нее без специальных стендов и приборов не залезешь.

— Приходилось ли вам просить помощи или помогать другим в пути?

— Говорят, что чем дальше уезжаешь от цивилизации, тем больше ценишь человека. Я родом из Тобольской губернии, Туринского уезда. Из деревни, которая располагалась в 1?0 километрах от райцентра. На 50 километров вокруг были только болота и мари. Нам часто приходилось ходить пешком. И если тебя кто-нибудь подвезет, искренне радуешься ему, как родному. Для нас понятие помощи было в порядке вещей, для меня это правило осталось незыблемым. И не важно, на какой машине ты передвигаешься. В районах бездорожья есть такое выражение: «Чем круче джип, тем дальше идти за трактором». Вот и все. Мне приходилось передвигаться по труднопроходимым дорогам, поскольку я увлекаюсь охотой и рыбалкой, поэтому и сам, бывало, просил помощи и предлагал свою. И подвозил, и тащил на тросах. Мне кажется, есть особое сибирское братство, которое не оценивается материальным положением, каким-то статусом. Eсли ты оказался на зимнике, в тундре, в лесу, деньги не имеют никакого значения. Только надежность техники, твои морально-волевые качества и надежда на то, что мир не без добрых людей.

— Любите автомобильный экстрим?

— Все эти годы спонсирую федерацию автомобильного спорта, и однажды меня судьба свела с Вячеславом Трефиловым, трехкратным чемпионом России. Он предложил мне участвовать в заездах в грузовых гонках. Несколько дней учил меня, давал дельные советы. Например, как правильно срезать повороты или как стартовать первым, вырвать старт. А еще во время заезда надо забыть про вежливость. Видели, как сумоисты пытаются сдвинуть соперника с площадки? Подобное происходит и на гонках. Конечно, спорт — борьба, но я не знал, что можно бороться так жестко. Трефилов за рулем из интеллигентного полковника с высшим образованием, кандидата наук, превращался в зверя. Мы с ним буквально летали по трассе. Такой драйв, полет, накал страстей непередаваемый! В заезде тогда участвовали бывшие спортсмены, ветераны, молодежь. И я выиграл ту гонку! С тех пор экстрим, гонки, путешествия — неотъемлемая часть моих увлечений.

— «Машина — не роскошь» — высказывание для вас актуальное?

— Слово «роскошь» я бы заменил на «удовольствие». Гламурные модели меня не интересуют. Важнее ехать на безопасном автомобиле с хорошими скоростными возможностями. Кроме того, мне необходимо, чтобы автомобиль был многофункциональным, чтобы про него можно было сказать, как про орловскую породу лошадей: «и под воду, и под воеводу». Чтобы можно было и прицеп зацепить, и вывезти груз, и банкира в аэропорту встретить. Eсть ряд моделей, который соответствуют этим требованиям.

— Город — место для машин или для людей? Они антагонисты?

— При комплексном развитии территорий, за которое сейчас все ратуют, важно, чтобы всем было комфортно. Мы были одной из первых компаний, которая при проектировании ЖК «Даудель» упаковала автомобили на минус первом этаже. Eсли смотреть в окно, ни одной машины на площадке перед домом не увидишь. Eсли грамотно складывать интересы инвесторов, правила застройки и землепользования, за которые я, будучи депутатом городской Думы, боролся — выступал против точечной застройки, — то не возникнет выбора между машинами и людьми. У них должно быть гармоничное сосуществование. В современной жизни одно без другого трудно представить.

— Женщин принято пропускать вперед. А на дороге?

— Мне бы не хотелось проявлять дисконтного отношения к женщинам- водителям. Я их уважаю. И радуюсь, когда наблюдаю, как меняется общая культура вождения на дорогах. Eвропейские принципы, которые раньше были от нас так далеко, теперь становится нормой жизни. Eсли человек спешит — его пропускают, если маневрирует, потому что не знает, куда ехать, — тоже. Eсли тебе вдруг надо перестроиться в соседний ряд, махнешь рукой — пропустят, а если сам пропустишь, то поблагодарят. Приятно видеть благожелательную обстановку на проезжей части. Хорошо бы сохранить подольше такую добрую энергию, такое желание делать добро во всем, и не только на дороге. Может, это и есть самый верный стимул движения вперед.

ФОТО ИЗ ЛИЧНОГО АРХИВА

***
фото: Владимир Шевчик.

Поделиться ссылкой:

Оставить комментарий

Размер шрифта

Пунктов

Интервал

Пунктов

Кернинг

Стиль шрифта

Изображения

Цвета сайта