X

Великий гражданин

  • 9.12.08
  • Рафаэль Гольдберг
  • 79 просмотров

Одним хорошим человеком на земле стало меньше – Патриарх Алексий II умер.

Мое общение с ним, общение человека сугубо светского, атеиста, было эпизодическим. Одно его выступление в Тюмени, один разговор в Тобольске и один раз мы обменялись письмами. Вот и все.

Каким был этот человек? Для кого-то – пастырь. Для кого-то – духовный наставник. Для кого-то – официальный глава Русской православной церкви. Я видел в нем глубоко верующего, глубоко убежденного человека. Но в то же время это был мыслитель и политик, отягощенный возложенной им на себя ответственностью за судьбы страны и всех ее граждан, независимо от конфессиональной принадлежности.

Патриарх в Тобольске, сентябрь 1998 года

Вспоминается первый приезд Алексия II в Тюмень в июне 1994 года. Он неспешно шел в бывший дом политпроса, где должно было состояться его выступление. Он смотрел на собравшихся горожан, и верующих, и просто любопытствующих, и я уверен, что при этом не скользил взглядом по густой толпе, а вглядывался в нее. Различал каждое лицо. Он останавливался. Что-то говорил. Благословлял тех, кто просил об этом.

Позже, взойдя на трибуну, как, вероятно, всходил обычно на церковную кафедру, он говорил так же неторопливо, обращаясь к каждому в тесных рядах, как будто стремясь и надеясь, что его слова будут услышаны.

Многое из того, что он тогда говорил, важно и поныне. Потому что возвращение к свободе совести, не пропагандируемой, а подлинной, не совершается в огромной стране одномоментно. Оно требует преодоления прежней инерции и постепенности. Вероятно, Патриарх, человек мудрый и хорошо читающий в душах людей, понимал, к чему может привести эта поспешность, если пренебречь реалиями, сложившимися в многонациональной и многоконфессиональной стране, где к тому же выросло уже несколько поколений атеистов.

первая полоса «Тюменского курьера», посвященная встрече Алексия II с нашим городом

В то время раздавались (да и сейчас еще слышатся) призывы упорядочить отношения в нашей стране «в соответствии с религиозными устремлениями большинства»: ввести в вузах обязательное преподавание истории православной церкви, в школах – Закона Божия… На этот прозвучавший из зала вопрос Алексий II ответил в той же разъясняющей и терпеливой манере, «что нельзя все делать насильно, что обязательное преподавание не всегда дает результаты, на которые рассчитывают торопливые учителя», что он «против того, чтобы церковь была государственной, поскольку у государства и церкви разные задачи. Общее у них – забота о нравственном здоровье общества».

Здравый смысл, терпимость к мнениям и чувствам других, мне думается, и помогли Патриарху совершить то, что долгие годы казалось невозможным, – преодолеть раскол, объединить отечественную и зарубежную ветви РПЦ.

… В 1998 году была встреча в Тобольске, где мы говорили о горестной судьбе митрополита Крутицкого, ставшего патриаршим местоблюстителем после смерти патриарха Тихона. Митрополит Петр был некогда сослан в Абалак. Потом отбывал ссылку в поселке Хэ на берегу Обской губы. А потом замучен в застенках НКВД.

Позднее я отправил в резиденцию Алексия II книгу, в которой собраны и опубликованы письма несчастного митрополита. И получил ответ, в котором, в частности, говорилось, что «кропотливый труд, посвященный непростому времени нашей истории, несомненно, будет нужен и полезен читателям, которым небезразлична история нашей многострадальной Родины в период мученичества и исповедничества на Российской земле…»

Алексий II был великим гражданином России и обладал огромным духовным авторитетом. Хотелось бы думать, что его преемники станут продолжать те традиции покойного Патриарха, которые и создали ему это авторитет.

Поделиться:

Оставить комментарий

Размер шрифта

Пунктов

Интервал

Пунктов

Кернинг

Стиль шрифта

Изображения

Цвета сайта