Читательский клуб имени корнета Плетнева | Тюменский курьерТюменский курьер
X

16+
23 июня
2017  года
70
(4541)
Читательский клуб имени корнета Плетнева
 141

Заседание шестидесятое

Размером в половину жизни

РАФАЭЛЬ ГОЛЬДБEРГ

Леонид Млечин. «Холодная война». Амфора, 2014.

Дойдя до последней, 767-й страницы новой книги современного историка и публициста Леонида Млечина, я понял: ровно половина моей собственной жизни, ее самые лучшие годы пришлись на эпоху, которая в истории XX века так и обозначена — холодная война. Она началась, когда мне было 11 лет. А закончилась, когда я стал на 40 лет старше.

. Я взахлеб читал толстенный том, большой, как боинг, даже цифры те же, посмеивался я, укладываясь с этой книжкой в постель. Я читал, и в моей памяти соответственно страницам разворачивались события. О которых я знал. О которых читал в газетах или в других, современных этим событиям, книгах. Кое-что изучал, как говорится, на местности. Побывал на Плайя-Хирон, где в 1961 году произошла неудачная высадка кубинских «gusanos», с которой начался кубинский кризис, едва не приведший к третьей мировой войне. Посещал в Варшаве штаб-квартиру Леха Валенсы накануне первых в Польше свободных выборов (1989 год). В Сеуле осмотрел выставку, посвященную корейской войне 1950-1953 годов.

Мне казалось, что я читаю историю собственной жизни и вновь переживаю давно минувшие события. Вспомнил: в Уральском университете, куда я поступил в 1960 году, мне рассказали о том, что совсем недавно, в мае, в небе над Свердловском был сбит самолет-шпион; оставшегося в живых американского летчика Пауэрса даже какое-то время держали в здании КГБ на проспекте Ленина, 17. Мимо этого дома я каждый день ходил на занятия.

Многое из того, что насобирала моя память, блестящее исследование Млечина (напомню: 767 страниц!) поставило на документальную основу.

Из этой книги мы узнаем, как на самом деле проходило ядерное соревнование двух великих держав. Как в Западный Берлин, внезапно оказавшийся фронтовым городом с обрезанными коммуникациями, американцы построили воздушный мост — каждые четыре минуты на аэродром Темпельгоф садился грузовой борт, даже уголь для электростанций доставляли самолетом. Что на самом деле говорил Черчилль в фултонской речи.

Но самое-самое, что мне хотелось бы отметить — как бы ни балансировал мир во время холодной войны, в защиту генсеков и президентов я должен сказать, что они сумели этот мир сохранить.

***

В мире Дэвида Митчелла

АЛEКСАНДРА ЗИНОВЬEВА

Дэвид Митчелл. «Голодный дом». «Азбука», 2017.

В черном-черном городе на черной-черной улице стоял… голодный дом!

Именно такую атмосферу старых-добрых детских страшилок и создает новая книга Дэвида Митчелла, автора знаменитого «Облачного атласа».

Приятно удивляет, что автор придумал собственный мир, в котором происходят действия всех его романов. Получается, что произведения перекликаются. Так «Голодный дом» тесно связан с предыдущим романом «Простые смертные», да и к «Облачному атласу» в нем найдется множество отсылок, и к «Сну N 9», и к другим произведениям.

Книга 18+. Здесь есть сцены сексуального характера и сцены жестокости, но если вы хотите хоррора или треша, то даже не берите в руки «Голодный дом», там этого нет. Зато есть неплохая мистическая история.

В проулке Слейд есть неприметная черная дверь в стене. За ней — роскошный сад и особняк, тот самый голодный дом. Раз в девять лет люди заходят в дверь, но не выходят. Что там происходит?

Структура романа необычна. «Голодный дом» состоит из пяти частей, временной интервал между ними девять лет. Каждый новый круг добавляет подробностей, таким образом, читатель постепенно начинает понимать суть происходящего. Финал романа открытый, можно самому додумать, что же будет дальше (ну или Митчелл как-нибудь соберется и напишет продолжение).

Подводя итог: «Голодный дом» — достаточно хорошая современная проза, книга для взрослых любителей мистики и авторского мира Митчелла.

***

Размышления о любви

АНАСТАСИЯ ВАСИЛЬEВА

Эрих Фромм. «Искусство любить». «АСТ», 2016.

Книгу «Искусство любить» мне посоветовала подруга. Скажу честно — название меня не впечатлило. Было ощущение, мне дадут много практических советов по восстановлению отношений в паре или подробных инструкций, как эти отношения надо правильно выстраивать. Но подруга заверила, что ничего подобного не будет.

«Просто прочитай, — сказала она».

«Искусство любить» больше всего похоже на философское эссе. Автор рассматривает любовь материнскую, отцовскую, братскую, любовь к себе и любовь к богу. По Фромму только цельная, самодостаточная и развитая личность способна на настоящую и всеобъемлющую любовь. Ведь любовь — это в первую очередь взаимное самопожертвование. Главное слово в любви — давать. Я тебе даю и не жду ничего взамен.

В современном мире многие воспринимают любовь как приятное чувство, которое возникает к определенному объекту, если он обладает теми или иными положительными и подходящими для нас качествами. Другими словами, нет подходящего кандидата — нет любви. Но Эрих Фромм рассматривает понятие любви глубже. В его глазах она — не просто чувство, в которое человек ныряет с головой, но в первую очередь — искусство, в котором происходит взаимодействие не только между двумя партнерами, но и в целом со всем миром. Он также считает, что любви можно и нужно учиться, точно так же, как мы с детства учимся читать и писать. И пусть поначалу мы будем ошибаться, если не оставлять попыток, то со временем все получится.

«Искусство любить» помогает посмотреть на многие вещи с другой стороны, заставляет задуматься. И что немаловажно, способствует духовному росту.

Хотя я нечасто читаю философские трактаты, книга Фромма произвела на меня сильное впечатление. Я то и дело оставляла заметки на полях, подчеркивала интересные цитаты, которые потом хотела переписать в блокнот. Но их оказалось так много, что я решила — буду просто чаще перечитывать.

***

Взорванная луна

ВЛАДИМИР ТАНКОВ

Алексей Толстой. «Союз пяти». БГУ, 1981.

Некогда, мальчишкой, я был приятно удивлен, отыскав эту захватывающую литературную вещицу, написанную в 1924-м, в одном из томов подписного издания.

Желтые внушительно толстые книги легко было отыскать в объемном книжном шкафу, что был у нас дома. Случайно натолкнулся на «Союз пяти» (действие происходит в годы Первой мировой войны) — и не смог оторваться. Яхта «Фламинго», выходящая в открытое море с таинственным грузом. Шокирующий разговор, который ведут вдали от чужих ушей несколько богачей-авантюристов. Некто Игнатий Руф предлагает остальным вступить в поистине дьявольский союз — у него созрел чудовищный план, как захватить «все золото этого мира». Только для этого надо поразить человечество вселенским ужасом. Взорвать, расколоть луну. Вот почему среди пассажиров находится инженер, злой гений с очевидным военным опытом.

Перечитывая «Союз пяти» взрослым, понял, что Алексей Николаевич поразил меня не только роскошно выстроенным приключенческим сюжетом и массой тщательно вылепленных подробностей. Хотя придуманные им гигантские яйца-снаряды, начиненные мощнейшей взрывчаткой, не смогли бы на самом деле долететь до луны и расколоть ее.

С острова в океане ведется бомбардировка лунного диска. И привезенные сюда работяги-пролетарии еще не знают, что умрут, когда их загадочная миссия подойдет к концу. «Фламинго» уплывет, а остров пойдет ко дну после еще одного большого взрыва.

А потом. «Вдалеке, из-за безобразной островерхой башни восьмидесятиэтажного дома выплыла луна. Она была медного и мутного цвета. Она казалась больше обычного размером и вся словно окутана дымом. Самое страшное в ней было то, что диск ее колебался, подобно медузам. Луна, это ясно теперь было видно, раскололась на несколько кусков».

. Остальное скрою от тех, кто захочет прочесть это остросюжетное повествование. Добавлю лишь, что Толстой, писатель страны Советов, наверное, не мог предложить своим читателям иного финала. В нем будет присутствовать. мировая революция! Eще один шок, уже под занавес.

Хорошо, что «Союз пяти» доступен нам сегодня благодаря «всемирной паутине».

***

Оставшиеся в девяностых

МАРИЯ КЛЮЧНИКОВА

Наталья Сергеева. «Место под солнцем». «Вектор Бук», Тюмень, 2000.

Конец XX века, точнее — 1996 год. Молодежь. В повести тюменского писателя Натальи Сергеевой (теперь Фоминцевой) студенты ищут свое место в жизни.

Они неформалы: длинные волосы, фенечки, концерты в клубах. Их любимые песни написали Янка Дягилева и Александр Башлачев. Нет никаких сотовых, но есть встречи, которые не планируются, но неизменно случаются. Легкие знакомства и «вписки».

Автор показывает лишь некоторых из таких ребят. Называет их карусельщиками: те встречаются у карусели на детской площадке. Карусель для них — это символ, потому что возле нее все вместе они не одиноки. Герои, кстати, очень любят символы. Сначала. И только потом понимают, что неправильно и людей превращать в символы.

Карусельщиков не понимают «гопы». Известная история: неформалов бьют, потому что те живут «не по понятиям». Хотя ничего плохого карусельщики не делают. Общаются, философствуют, спорят, влюбляются, сетуют на мир, чувствуют себя несчастными.

Мне как читателю их бесконечно жаль. Потому что каждый знает, каково это, когда тебя используют, предают, не хотят понять, когда ты одинок.

Меня удивило, до чего яркие и характерные персонажи получились у автора. Леся, Фантик, Кобра, Динка, Князь — герои повести остаются с тобой и после прочтения. Ты их любишь, по-моему, это очень важно. 90-е для меня — детский сад, штаны на лямках. И панков, готов, вообще — неформалов среди моих друзей, конечно, не было. А когда мы подросли, многие хотели быть неформалами. Но не были. В «Планктоне» (уже в мое время работал такой рок-клуб, но за все годы существования помещение в ДНК «Строитель» сменило множество названий, самое знаменитое — «Белый кот») устраивали рок-концерты. Но мне почему-то кажется, что все это было не по-настоящему. Будто игра в кого-то другого, настоящего неформала, который жил в городе до нас. Такого, как в книге Натальи Сергеевой.

***

То ли ангел, то ли нянька

ДАРЬЯ ПЛОТНИКОВА

Бернар Вербер. «Империя ангелов». «Гелеос», 2009.

Из-за названия может показаться, что речь пойдет о чем-то романтичном. Спешу разочаровать охотников до сладких романов, которые верят, что ангелы — это непременно крылатые хранители любви. Возможно, вы путаете их с купидонами.

Бернар Вербер имеет свой специфический слог, его особая манера написания и яркий стиль никого не оставят равнодушным: вы либо полюбите Вербера и начнете заставлять прикроватную тумбочку его творениями, либо фыркнете на последнюю страницу и вычеркните имя писателя из своей жизни.

Вербер рассуждает о таких серьезных вещах, как жизнь после смерти, глубокий сон, перемещение во времени. Мы понимаем, что автор фантазирует, выстраивает свою вселенную и никого не заставляет в нее верить. Но начинаем ему верить, неосознанно.

Автор приводит факты, практически цитирует ученых и экспертов и посыпает все это сверху едкими и искрометными мнениями простых прохожих. Читая, всерьез начинаешь задумываться: неужели он все это знает?

Книга «Империя ангелов» ближе к фантастике, чем к реальности. Человек после смерти попадает на суд, и если количество его хороших дел перевешивает количество плохих, он становится ангелом. Eсли дурные делишки взяли верх — возвращается на землю влачить никчемное существование, смутно припоминая шишки, набитые в прошлой жизни.

Ангел же берет под свое покровительство трех детей, которым только предстоит родиться, и должен довести хотя бы одного из них до ангельского посмертия. Но дети так и норовят каждый раз вляпаться в опасные ситуации, им постоянно требуются подсказки, и они нагло требуют от своего хранителя подарков, как от Деда Мороза. Ангел волен сам принимать решения, в такие моменты стоит помнить о последствиях своих желаний.

***

Победа со вкусом полыни

ДАРЬЯ РОВБУТ

Ольга Колпакова. «Полынная елка». «КомпасГид», 2017.

В нашем обществе детей принято беречь не только от информации, которая может причинить им вред, но и от информации, побуждающей их задумываться о том, о чем, по мнению родителей, детям думать еще рано.

Я о теме смерти, бед и лишений. Даже странно, как в русском человеке торжество от осознания победы над фашизмом уживается со страхом — вдруг его ребенок прочтет или посмотрит нечто, показывающее настоящую войну? Нельзя! Пусть дети видят победителей исключительно бесстрашными героями, врагов — только подлыми гадами.

Причем о том, что враги — плохие, надо говорить, но ничего не показывать, дабы не испугать, не разрушить светлую картину счастливого мира в детской голове. Как будто она там есть! Дети ведь живут в той же самой реальности, что и мы. Даже первоклассники понимают, что люди не бывают со всех сторон хорошими или со всех сторон плохими. Потому многие современные произведения, призванные пробудить в подрастающем поколении патриотизм, кажутся ребенку плоскими, лишенными глубины и натуралистичности. А значит, неинтересными.

«Полынная елка» в этом отношении смотрится выигрышно. Речь в повести идет о поволжских немцах, во время Великой Отечественной войны переселенных в Сибирь. Как папа объяснил пятилетней Марийхе, это было сделано для того, чтобы они не переметнулись на сторону врага, хоть они и «хорошие немцы», не имеющие отношения к «плохим фашистам».

Взрослые в книге часто объясняют Марийхе вещи, не очевидные современным детям: например, кто такие Гитлер и Сталин, что такое репрессии и почему ссыльным надо было отмечаться каждый месяц. Вместе с малышкой юные читатели научатся ориентироваться в реалиях не такого уж и далекого прошлого.

Повесть, как утверждает Ольга Колпакова, основана на рассказах самой Марийхи, ныне не девочки, а бабушки. И, конечно, те, кто знает о положении перемещенных в Сибирь немцев, спросят: «Неужели в детской книге описывают все те ужасы!?» Да, описывают. Может быть, не все. Сражений почти нет, но есть тяжелый быт, смерть близких, голод и издевательства окружающих. Все это Марийхе и ее сестрам приходится пережить. Но писательница ни на мгновение не забывает, кто ее читатели. Через страшное время она проводит детей за руку, давая ощутить тревогу и печаль, но не позволяя испугать по-настоящему. Хотя, конечно, если вы станете читать эту книгу вместе со своими детьми, так будет даже лучше. Как по мне, это отличный способ отпраздновать День Победы.

***

Тарабарщина, смысл которой — любовь

ИРИНА УЛЬЯНОВА

Паскаль Киньяр. «Тайная жизнь». «Азбука-Аттикус», 2013.

«Тайная жизнь» Паскаля Киньяра зачаровывает. В первую очередь, тарабарщиной из древних слов, которые автор не переводит. В попытке объяснить их первозданный смысл, автор повторяется, и повторы эти складываются в ритмичное заклятие, приворот, любовную магию.

Эту книгу невозможно просто сесть и прочитать. Eе распутываешь, распознаешь, угадываешь. Она зачаровывает и влюбляет — это невероятно. И я не советую ее другим. Потому что если за бесконечными определениями любви, данными Киньяром, вы все же ее не найдете, это может разочаровать вас больше, чем просто книга. «Кто никогда не выходит за пределы себя, не знает любви. Зато тот, кто выходит за пределы себя, знает другой мир».

Сам Паскаль Киньяр говорит о своей книге так: «Тайная жизнь — та, что отделена от мира. Постепенно я отказался от всех прежних форм социальной активности. Я искал нечто иное. Жизнь, которая не лежит на поверхности, потаенную, глубокую, любовную жизнь, вне социума».

Добавить комментарий

Зарегистрироваться через: