Помощь сердцам, раненным войной | Тюменский курьерТюменский курьер
X

16+
13 июля
2018  года
74
(4695)
Помощь сердцам, раненным войной
 215
№ 25 (4646)
Автор:
МАРИЯ САМАРКИНА

«Мы переживаем, что наши дети едят фастфуд и не выпускают из рук телефонов. Но по-настоящему страшно, когда дети разводят сухое молоко в воде из лужи и с тоской провожают взглядом каждого взрослого, потому что ужасно скучают по своим родителям, которых больше нет…»

За гуманитарной помощью приходили и взрослые, и дети

Вернувшись в Тюмень из Сирии, имам-мухтасиб Тюменской области Ильдар-хазрат Зиганшин сразу вышел с проповедью к прихожанам молитвенного дома на улице Мельникайте.

— В первую очередь я поблагодарил их за то, что они молились о нас, поэтому мы смогли выполнить гуманитарную миссию и вернулись к своим семьям живыми, — рассказывает имам. — Следующее, что я просто обязан был донести до людей: мы здесь, извините, бесимся с жиру, придумывая себе несуществующие проблемы… Так нельзя! В мире, к сожалению, слишком много настоящих проблем, которые надо постараться решить, а лучше — не создавать.

В начале февраля Ильдар-хазрат Зиганшин в составе делегации межрелигиозной рабочей группы Совета по взаимодействию с религиозными объединениями при президенте России посетил Сирию и Ливан. Благотворительную акцию инициировала Русская православная церковь.

— Вообще, идея учредить межрелигиозную рабочую группу по оказанию помощи сирийскому народу принадлежит митрополиту Волоколамскому Иллариону. Группу созвали прошлой весной, а уже в июне состоялась первая поставка гуманитарного груза в Сирию, — говорит Зиганшин. — Правда, на тот момент еще были решены не все вопросы безопасности, и у нас была возможность добраться только до Бейрута, куда навстречу нам выехали религиозные лидеры Сирии и приняли продукты.

Eще одна подобная акция состоялась в августе — груз отправили по налаженным каналам из России без сопровождения. И вот 3 февраля представители российского духовенства лично прибыли в Дамаск. — Из Бейрута в Дамаск нас везли на машинах, с вооруженной охраной, — продолжает Ильдархазрат. — Но сначала, конечно, провели инструктаж.

Молодые парни в камуфляже, немного смущаясь, объясняли аксакалам в религиозных кафтанах и рясах, как вести себя во время возможного обстрела или захвата. На остановках сопровождали гостей с автоматами — в целях безопасности. Потом среди охранников пошли взволнованные разговоры: мол, тот участок дороги, где буквально недавно проезжали их машины, обстреляли.

— Мы тогда до конца не были уверены: именно ту дорогу обстреляли или это произошло просто где-то поблизости, — говорит Зиганшин. — Но новость эта долетела до России в считанные часы. Представляете, что чувствовали родственники, которые, затаив дыхание, отслеживали наш путь по сообщениям в средствах массовой информации?

Делегаты из России в одном из детских учреждений Сирии (Ильдар Зиганшин слева).

Когда добрались, наконец-то, до гостиницы и подключились к вайфай, телефоны заверещали: посыпался шквал сообщений о пропущенных вызовах. Eле успокоили своих и подготовили к тому, что это только начало испытаний: дни напролет делегация ездила по Дамаску, развозя помощь нуждающимся. На связь с родными и близкими россияне выходили только по вечерам — в светлое время суток на это не было ни времени, ни моральных сил.

— Тяжелее всего было в детских домах, — рассказывает имам. — Я всегда считал, что нет ничего страшнее, когда родители хоронят своих детей… Но там мы увидели маленьких детей, которые похоронили своих родителей. Сами. Где и как смогли.

По словам Зиганшина, в мусульманских государствах априори не может быть детских домов и домов престарелых, потому что испокон веков здесь не бросают детей и стариков — даже соседи готовы забрать к себе сироту, не говоря уже о родственниках. И мир должен был перевернуться с ног на голову, чтобы вдруг некому стало приютить тех, кто потерял семью.

И мир перевернулся. — Мы не знаем, кто развязал эту войну. Мы не пытались выяснить, кто прав, кто виноват. Мы пытались помочь тем, кто стал жертвой этого ужаса. Позже, когда я вернулся домой, стало понятно, что поездка была только первой частью миссии. Вторая часть — донести до своих сограждан мысль о том, что ни в коем случае нельзя поддаваться на провокации и допустить подобное на своей земле. Eсли ошибемся, то исправлять ошибку будет очень сложно и больно. И нет никакой гарантии, что ее вообще можно будет исправить.

На фотографиях, которые привез с собой из поездки Ильдархазрат, улыбающиеся дети. Машут фотографу, держат за руку и обнимают гостей. Имам объясняет: детское сердце не способно вместить столько бед, сколько выпало на долю этих малышей и подростков. И они инстинктивно хватаются за любую возможность порадоваться. Пусть то будет шоколадка «Аленка» или игра, которую затеяли с ними незнакомые, но добрые дяди. Офицер запаса Ильдар Зиганшин, когда узнал, что большинство мальчишек Сирии хотят стать в будущем военными — чтобы защищать свою землю и свои семьи, — стал учить их маршировать. Маршировали и смеялись: потому что у юных вояк в ногу не получалось, зато получалось весело. И не воевать бы им никогда, и не маршировать, а вот так смеяться.

— Не понимаю, как брат на брата пошел. В Дамаске мы останавливались в разных храмах — в католических, протестантских, православных… Все священнослужители читают молитвы на одном языке. Я закрывал глаза, и казалось, что мулла читает молитву. И я в унисон про себя читал свои молитвы. Мне никто не мешал этого делать, и место для совершения намаза в любом храме отводили. Нет причины, чтобы идти с оружием друг против друга!

…Средства на гуманитарную помощь собирались в христианских и мусульманских общинах. В числе активных участников акции — православные, протестантские, армянские, католические общины, большую работу по сбору средств провели Центральное духовное управление мусульман России, духовное управление мусульман Дагестана, духовное собрание мусульман России. Уникальной особенностью акции стало то, что она была организована и проведена совместно с лидерами христианских и мусульманских общин Сирии и Ливана, сообщается на официальном сайте московского патриарха.

Суммарный вес гуманитарного груза — 77 тонн. Сюда вошли самые необходимые продукты — мука, сахар, крупа, макароны, подсолнечное масло, сухое молоко, рыбные и мясные консервы. Груз был распределен по коробкам весом более 25 килограммов из расчета на одну семью. По оценке сирийской стороны, такой партии семье из трех-четырех человек хватит как минимум на две недели.

Насколько хватит того тепла, которое вселили в сердца пострадавших людей другие люди, не побоявшиеся приехать из мира в войну, подсчитать сложно. Да и стоит ли?

ФОТО ИЗ АРХИВА ИЛЬДАРА ЗИГАНШИНА

Добавить комментарий

Зарегистрироваться через: