Читательский клуб имени корнета Плетнева | Тюменский курьерТюменский курьер
X

16+
22 мая
2018  года
52
(4673)
Читательский клуб имени корнета Плетнева
 157

Заседание семьдесят второе

Губерман, сокрытый в Губермане

РАФАЭЛЬ ГОЛЬДБEРГ

Игорь Губерман. Иерусалимские дневники. «АСТ», 2013.

Поэта Губермана никому представлять не надо. Широко известный в широких читательских кругах, он, тем не менее, пользуется довольно специфической популярностью. Ибо воплощает свой поэтический талант в лексике, о которой даже создатели русского литературного языка высказывались с осторожностью.

Мне вспоминается поэтический вечер Губермана в тюменском драматическом театре, когда тот еще размещался в бывших соляных складах купца Текутьева. Вероятно, организаторы вечера полагали, что в этих-то стенах соленое словцо будет впору.

Игорь Миронович вышел на сцену, раскрыл рот и.

Расфуфыренные тюменские дамы сперва онемели. Потом стали хихикать, как сконфуженные институтки. Вечер завершился общим громовым хохотом.

Признаюсь, я шел на вечер с некоторым сомнением. Проведя определенный отрезок своей юности в чугунолитейном цехе челябинского тракторного завода, я был достаточно подготовлен к творчеству заморского гостя. Да и в знаменитом словаре Флегона незнакомых мне слов оказалось не так уж много. Но привыкнув использовать крепкое словцо строго по назначению, я не любил и не люблю суетного его употребления.

Но что с этим сделал Губерман? Он превратил специальную лексику в музыку русской словесности. Более того, даже его прозаические дневники в той же книге являют собой стихи, написанные в строчку, а не столбиком. Достаточно расставить в нужных местах абзацы и — чистая лирика звучит, хоть клади ее на музыку.

Вот ткну пальцем хотя бы в страницу 39, и пожалуйста:

.Как будто суть и соль стишка

Тянулись к запаху и звуку

Тех прежде одиноких слов,

Стремясь обволокнуть их

Четырьмя строками текста.

Или в 29-ю:

.Владивосток меня отменно поразил

Насыщенным и ясно различимым

Запахом густого криминала.

Или в 33-ю:

…Во вкусе рабского труда

Он, как никто

Был сведущ в это время.

По-моему, великий Пастернак переводил трагедии Шекспира гекзаметром подобного размера.

***

Интересно о полезном

АЛЬФИЯ СИДТИКОВА

Борис Рябинин. Мои друзья. «Средне-Уральское книжное издательство», 1976.

Я очень люблю собак. И книги о собаках люблю. Много их было прочитано: и «Каштанка» Чехова, и «Белый Бим» Троепольского, и «Белый клык» Лондона. Но апогеем моей любви к «собачьей» литературе стала книга Рябинина «Мои друзья».

То, что попало мне в руки, и книгой-то назвать трудно — обложки нет, переплет едва удерживает страницы. Но это не помешало прочитать почти половину, сидя на чердаке, где я ее, собственно, и нашла.

Подумать только, Рябинин случайно купил щенка немецкого дога в годы, когда разведение породистых собак контролировалось государством. Благодаря этому щенку он стал вхож в мир, который стал для него родным и близким, — клуб служебного собаководства. Музыка, а не слова: клуб, выставка, кинология, дрессировка.

Я, конечно, не уверена, что моя Найда (абсолютно беспородная, но оттого не менее любимая) оценила мое рвение испробовать на ней вычитанные в книге советы по дрессуре. Однако спустя какое-то время стала покорно садиться и подавать лапу.

Так чем «Мои друзья» отличаются от многих других книг о собаках? Тем, что рассказывают историю доброго и грамотного воспитания собаки. Автор честно пишет о своих ошибках, возникавших из-за недостатка опыта и знаний.

В общем, если вы собачник наяву или в душе — непременно читайте Рябинина.

***

Бросай работу, пойдем читать

ОКСАНА ЧEЧEТА

Галина Юзефович. Удивительные приключения рыбы-лоцмана: 150 000 слов о литературе. «Редакция Eлены Шубиной», 2016.

Не повторяйте моей ошибки: не читайте сборник статей литературного критика Галины Юзефович подряд, проглатывая за раз десятки страниц. Спать спокойно не сможете, даже если вы и так много читающий человек, который с частью книг, о которых она рассказывает в этом сборнике, знаком. Потому что с большей частью — все равно не знаком. Ведь это у Юзефович такая профессия — книжки читать, а для нас это только досуг, которого, как водится, всегда не хватает.

А пишет критик так, что хочется немедленно прочесть все, о чем она рассказывает. Даже нового Пелевина, с книгами которого я осознанно завязала еще в студенчестве. Или что-то из жанровой литературы, например, детективов, которые вообще не жалую. Короче — почти 170 книжек. Просто беда!

Я размышляла о том, почему Галина Юзефович сегодня является практически самым известным в стране литературным критиком? Почему ее хочется слушать и читать? Хлесткими словцами не сыплет, не эпатирует, даже и не критикует по большому-то счету. Блеснуть цитатой из ее статьи тоже вряд ли получится, потому что не балуется она ни перевернутыми клише, ни прочими яркими приемами, которые потом растаскиваются на цитаты. И вообще, ее деликатный негромкий голос как-то не слишком вяжется со словами «популярность», «медийность» и так далее. Так почему?

Как по мне, Юзефович просто делает именно то, чего не хватает сегодня отвыкшим от процесса чтения людям. Она наводит мосты и мостики: рассказывает, как не бояться толстых томов, серьезной современной прозы и даже классики, от которой мы часто отказываемся еще в школе. И делает это интересно, без явных советов, без академического снобизма, без стремления продемонстрировать свою образованность. Все в ее работе направлено к читателю, это ему она хочет сделать хорошо и интересно. В каком-то смысле идет по стопам Умберто Эко, стараясь рассказывать о сложном просто. По-моему, удивительная способность.

***

Не то, чем кажется

ТИМОФEЙ ШАБАЛИН

Филип Пулман. Золотой компас — первая книга из трилогии «Темные начала». «ACT», 2016.

Представьте, что ваша душа находится не где-то внутри тела, а рядом с ним? Более того, у нее есть имя и конкретный облик. Не получается? А вот у девочки по имени Лира Белаква получается. В ее мире, так похожем на наш, у каждого человека есть дэймон — воплощение его души, друг и верный товарищ, который всегда рядом.

Лира и ее дэймон Пантелеймон живут в Оксфорд-колледже, где они оказались благодаря дяде девочки — лорду Азриелу, который отправил туда племянницу после гибели ее родителей. Она непоседливая, любопытная и дерзкая. Eй не страшны ни высоты крыш местных зданий, ни глубины окрестных рек, ни прохладный мрак маленьких переулков. Словом, как раз те качества, которые нужны, чтобы оказаться не в том месте и не в то время.

Этим самым местом стал бельевой шкаф в покоях ректора колледжа, в которых лорд Азриел собрал весь ученый совет, чтоб вдали от посторонних глаз поделиться последними новостями из экспедиции на Северный полюс. Экспедиции, присоединиться к которой так хочет Лира, потому что это путешествие изменит жизнь всего мира, да и не только его. А дальше. дальше, как вы понимаете, все закрутится-завертится.

.Когда берешь в руки новую книгу, то обязательно пытаешься угадать, что ждет тебя на ее страницах. Иногда угадываешь, и книга не удивляет, а просто дарит часы очевидного удовольствия от чтения. А иногда не угадываешь, и уже на десятой странице все твои ожидания оказываются перечеркнутыми. И несешься по сюжету вслепую, спотыкаясь о его хитросплетения.

Вот и «Золотой компас», первая книга трилогии «Темные начала», представлялась мне доброй сказкой для подрастающего поколения. Я ошибся. Нет, конечно, вначале это все-таки история для подростков. Но она очень быстро взрослеет. Перестает быть наивной, бросает главных героев в самую гущу событий, заставляя делать выбор и брать на себя ответственность — что и взрослые не всегда способны вынести. Но дети порой сильнее взрослых, у них можно учиться.

***

Питер Пен, которого мы не знали

ДАРЬЯ РОВБУТ

Джеральд Бром. Похититель детей. «АСТ», 2018.

Впервые эта страшная сказка была опубликована в 2009 году. Но новое издание «Похитителя детей» на русском языке привлекло меня тем, что иллюстрировал его сам Бром.

Во всем мире Джеральд Бром известен в первую очередь как художник. Это он рисовал темных эльфов для цикла «Война Паучьей Королевы» под редакцией Роберта Сальваторе и обложки для книг Эдгара Берроуза и Майкла Муркока. Он сотрудничал с DC Comics. Он разрабатывал визуальные концепции для таких фильмов как «Ван Хельсинг» Соммерса, «Сонная лощина» Бертона и «Призраки Марса» Карпентера. Он — гений готической эстетики, знаменитый своими зловещими, но такими притягательными монстрами. И героями, которых, в общем-то, далеко не всегда можно от монстров отличить. Затмить его славу иллюстратора может разве что слава Ханса Гигера, легендарного создателя космического ксеноморфа из фильма «Чужой».

Рассказывать о рисунках Брома бессмысленно, их нужно смотреть, ощущая одновременно эстетический восторг и тревожные мурашки, ползущие по спине. Чем, собственно, и смогут заняться обладатели новой книги: иллюстраций в ней около дюжины, причем половина выполнена в черно-белой гамме. Но они позволяют в полной мере представить очередной мрачный мир, созданный Бромом.

За основу писатель взял Питера Пена и не взрослеющих детей, живущих на волшебном острове Авалон. Он почувствовал в известной сказке скрытый смысл, достаточно пугающий, чтобы другие не стремились извлечь его наружу. «Мальчишек на острове бывает то больше, то меньше, смотря по тому, сколько их убивают и всякое такое; когда они подрастают, что противоречит правилам, Питер их немного прореживает.» — это цитата из оригинального «Питера Пэна». И Бром, с его склонностью смотреть на все через черные очки, извлек из нее подлинную историю вечного мальчишки — Питера Пена, которого мы не знали. Добавив по вкусу фэнтези-хоррора, готик-панка и нелицеприятных реалий реальной жизни. Приготовьтесь, эта книга не пощадит ваших чувств.

***

Нефть: начало

КОНСТАНТИН ЛУБИН

Валентин Пикуль. Жирная, грязная и продажная. «Колокол-пресс», 1997.

Название заставило меня ухмыльнуться. В голове закрутились мысли: неужели о чем-то аморальном, что нетипично для произведений Пикуля, у которого в главных героях обычно отважные герои или мученики.

Но первая же страница развеяла мои догадки. Оказалось, это роман-очерк о нефти. Да, именно она и жирная, и грязная, и продажная. Автор использует много эпитетов по отношению к «черному золоту»: оно еще и страшное, и коварное.

Валентин Саввич начал издалека. Показал ту историческую эпоху (XIX век), когда началось освоение нефти в промышленных масштабах.

Сейчас, когда все знают ее цену, когда из-за больших запасов этого ископаемого вторгаются в государства, рушат судьбы людей, кажется странным, что, например, каких-то 150 лет назад персидские шахи буквально ходили по нефти и даже не представляли, каким сокровищем обладают. Правители тогда еще Персии, а не Ирана находились в зоне влияния России и Англии, занимали огромные транши у правительств обеих стран, хотя деньги лежали всего на глубине нескольких метров.

К сожалению, это произведение осталась неоконченным. Жизнь ему подарила вдова писателя Антонина Пикуль, поэтому роман-очерк вышел в свет в 90-е годы уже после смерти автора. Хотя было бы интересно прочесть его продолжение, например, о тех недавних временах, когда за нефть сражались не только бизнесмены, но и политики, а затем и солдаты (это я о войнах в Персидском заливе и не только).

Сейчас многие страны, бюджеты которых долгие годы формировались за счет доходов от «черного золота», вынуждены «слезать с нефтяной иглы». Мы в режиме реального времени можем наблюдать, как у них это получится.

Пикуль рассказал о зарождении нефтяной промышленности, о выходе этого черного вещества на мировую арену, а увидим ли мы, как нефть уходит в закат?

***

К убийцам за спасением

ВЛАДИМИР ТАНКОВ

Питер Джеймс. Умри завтра. Центрполиграф, 2009.

Этот многостраничный роман, открытый мною на библиотечной полке, по мере чтения просто заворожил. Назвал бы его «драматическим детективом». И даже с мгновениями высокой, шекспировской трагедийности.

У берегов Англии драга поднимает со дна вместе с обычным грузом тело, спрятанное в пластике. Это очень странный труп — потому что из него извлечены внутренние органы. За расследование принимаются суперинтендант местной полиции Рой Грейс и его бригада. Зацепок никаких, да и версии скудны. Ритуальное убийство? Или что-то еще более изощренное и не поддающееся объяснению?

Между тем, неспешный автор, тщательно прорисовывая свое широкое полотно, сталкивает три сюжетные линии. Грейс и его коллеги ломают головы в поисках хоть какого-то следа. Мама 15-летней больной девочки Кейтлин пытается спасти ее. Шанс только один — нужна пересадка печени, и приходится мучительно ждать, когда появится донор. А далеко от этих мест, в Румынии, ведут полуголодную жизнь «дети подземелья», брошенные на произвол судьбы, объединившиеся в стаю, как звери, — чтобы выжить.

Три линии неизбежно пересекутся. А горизонт заполнит тень международного преступного синдиката, который через Интернет торгует донорскими органами. Обманывая своих жертв и убивая. Вот с этой бандой и сразятся Грейс и его товарищи.

Я же, читатель, захваченный происходящим, стану до последних страниц гадать, останется ли в живых девушка по имени Кейтлин и обретет ли эта семья долгожданное душевное спокойствие. Оставлю эту тайну будущим читателям книги.

.Открыв для себя творчество Питера Джеймса, узнал пока о нем очень немного. Родился в 1948-м в Брайтоне (большая часть действия происходит как раз в этом городе и близ него). По жизни — прозаик, сценарист, продюсер. Прославился серией книг о талантливом сыщике Грейсе. Мне выпало снять с полки пятый роман цикла, написанный в 2009-м. А первый назывался «Убийственно просто» (2005) и сразу попал в десятку бестселлеров на Британских островах.

Не оставляю надежды прочесть хотя бы три-четыре книги Джеймса. Далее не загадываю.

ФОТО ГАЛИ БEЗБОРОДОВОЙ

Добавить комментарий

Зарегистрироваться через: