Последний бой, он трудный самый… | Тюменский курьерТюменский курьер
X

16+
19 октября
2018  года
116
(4737)
Последний бой, он трудный самый…
 195
№ 104 (4725)
Автор:
РАФАЭЛЬ ГОЛЬДБЕРГ

Продолжение.

Начало в NN 100, 102

«30.4.- 45 г. Дивизия в течение суток вела оборону против активизирующегося противника».

Знаменитое фото из «Правды», 3.05.45 г.

Башня N 3

Позаимствуем из предыдущего текста один абзац: «.немцы разработали целую систему превращения городов в «фертунги» — крепости. Баррикады сооружались на промышленном уровне. На перекрестках вкопали танки. И зенитные башни — Флактурм — массивные бетонные, около 40 м. высоты. Их было три — на востоке, четвертая на севере — в Хумбольт Хайне…» Как раз в том районе на севере Берлина, куда была направлена 52-я гвардейская дивизия со всеми приданными ей подразделениями.

О существовании зенитных башен командование дивизии узнало из сообщений собственной разведки и рассказов местного населения.

«20.00. 30.4.-45.из допроса пленных и показаний местного населения в парке Хумбольт Хайн имелось две крепости (толщина стен 4-6 м, не пробиваемые снарядами системы 303 мм), способных вместить в себя гарнизон в 1000 человек. На 30.4-45 г. в крепости (два железобетонных строения, связанных между собой подземным туннелем) насчитывался гарнизон в 500 ч. летчиков. В крепости находилось 15000 жителей и семьи генеральского состава немецкой армии. Последние были обеспечены продовольствием на шесть месяцев, водопроводом, светом и пекарней.»

Зенитные башни Берлина — до и после

Как сообщают более компетентные и более поздние источники, в парке Хумбольт Хайн находилась боевая башня зенитного комплекса N 3, которая выполняла функции ПВО. В здании располагался госпиталь, склады военного имущества, артиллерийские погреба. Этот же источник утверждает, что башня была построена значительно раньше времени, когда она потребовалась. Во всяком случае, прилагаемый к тексту снимок датируется летом 1944 года.

Так уж получилось, что башня N 3 оказалась в зоне боевых действий, где согласно приказу штаба фронта двигался 12-й гвардейский стрелковый корпус и его 52-я сд.

Забегая вперед, скажу, что брать башню штурмом гвардейцам не пришлось. Она была «плотно блокирована частями 12-го стрелкового корпуса», и, что весьма вероятно, такой частью оказалась 52-я сд. Личный состав третьего зенитного корпуса сдался после общей капитуляции Берлина — 3 мая 1945 года в 12 часов дня. Но в течение двух или трех предыдущих суток наступающие пытались обстреливать эту башню. Что из этого получилось, видно на фотокарточках, которые должны стать «героем» очередного сюжета.

Боевой товарищ «роллей-флекс»

Газете «Тюменский курьер», которая на протяжении целой четверти века стремится себя позиционировать как хорошо иллюстрированное издание, повезло с публикацией очерка о штурме Берлина. Мы смогли проиллюстрировать его сюжеты фотокарточками, которые были сделаны. в апреле-мае 1945 года. В ходе этого самого штурма. Мы взяли их там, где они и сейчас лежат. В удивившем и потрясшем нас своей достоверностью, фактами, эмоциями Журнале боевых действий 52-й сд. К сожалению, мы не знаем и, вероятно, никогда не узнаем имя фотографа, может быть, даже непрофессионала, который сделал эти карточки. Не узнаем, если только когда-нибудь случайно не наткнемся на соответствующий наградной лист, как это получилось с наградным листом тюменского фотографа Семена Носкова.

Но ведь и сами карточки непривычного для нашего времени формата — квадратные снимки 6х6 см — могут кое-что рассказать. Хотя начать нам придется издалека.

В 1928 году немецкий конструктор Рейнольд Хайдеке создал фотокамеру для широкой пленки — «роллей-флекс». Катушечная камера стала очень популярна в Eвропе. Зеркалка в форме вертикального параллелепипеда, с видоискателем, который закрывался металлическими шторками в верхней крышке аппарата. Визуальная наводка на резкость хорошей глубины. Минимальное фокусное расстояние 1 м. Автоматическая перемотка пленки одновременно с взводом затвора.

Фотолюбители моего поколения могут покопаться в памяти и кое-что припомнить. А если припомнить не получится, то можно прийти в музей индустриального университета и на одной из полок увидеть незаконного отпрыска того самого «роллей-флекса». Простенькую зеркалку «Комсомолец», издалека напоминающую немецкий фотошедевр. «Комсомолец» и другой аппарат «Любитель», чуть повыше классом, это были, как говаривали в давние времена, «цельнотянутые конструкции». Их после войны отечественная промышленность целиком утянула и выпускала под своими названиями.

Не стану даже гадать, каким образом «роллей-флекс» (или «роллей-флексы») оказался в руках военнослужащих дивизии, наступающей по вражеской столице. Где проявляли и печатали карточки. Пусть читатель сам затруднится ответом на эти вопросы.

А в Берлине в эти дни оказался весь цвет отечественной фотожурналистики. Из центральных изданий. Из фотохроники ТАСС. Из армейских и фронтовых газет. Снимки, которые они сделали у рейхстага и на рейхстаге, у Бранденбургских ворот. На берлинских улицах и в боевых порядках продолжающих добивать сопротивляющегося врага частей. Эти снимки и три четверти века спустя продолжают появляться на страницах газет и журналов, в Интернете и в кинофильмах. Они живут самостоятельной жизнью, и порой публикаторы даже не упоминают имена авторов. А возможно, и не могут их узнать. Как мы в Тюмени с 1970 года не можем установить, кто же сделал знаменитую карточку: пятеро военных у входа в рейхстаг? А узнать хочется: один из пятерых — капитан Ярунов, уроженец села Богандинского. Но.

Здесь стоял 153-й полк

Советские фотокорреспонденты, в отличие от журналистов других воюющих держав, были мобилизованы и призваны. Носили военную форму со знаками различия. Участвовали в боях. Погибали в атаках и окружениях. Eсли приходилось, командовали ротами и целыми десантами. Как Цезарь Куников, в довоенной жизни — редактор газеты «Машиностроение», на фронте — майор морской пехоты, командир десанта на Малую землю, Герой Советского Союза.

Один из самых увлекательных сюжетов — публикация в газете «Правда» снимка рейхстага со знаменем на куполе. Снимок сделан отчаянным Виктором Теминым, о котором коллеги сочинили язвительный стишок: «А снимок был и сер, и темен. Eго снимал Витюша Темин.» Но горячо — сыро не бывает. Какими бы байками не расцвечивали событие, завидуя Темину, но 3 мая на первой странице «Правды» напечатана его карточка! Александр Кривицкий, корреспондент «Красной звезды», в своих воспоминаниях о подписании акта капитуляции в Карлсхорсте писал: оттесненный старательной охраной Темин, чтобы снять решающее событие, прыгнул на стол и пошел по нему, на ходу щелкая фотоаппаратом.

Cоветские фотокоры у рейхстага

У рейхстага уже пляшут.

А в Панкове, на севере Берлина, продолжается бой. И командующий 12-м стрелковым корпусом передает устный приказ 52-й дивизии — «.прочно оборонять достигнутые рубежи в городе Берлин.»

«.2.30 2.5.-45 г. Противник после массированного огневого воздействия по нашим боевым порядкам, тремя самоходками с десантами ворвался на мост и овладел им. Тем самым обеспечил проход главным силам группировки для прорыва в северном направлении. 2.45 2.5.-45 г. Подошло еще 7 танков и самоходных орудий, 4 бронетранспортера с пехотой. Общей колонной в сопровождении огня из пехотного оружия и зенитных установок, невзирая на наличие наших минных полей, огня орудий прямой наводки и огня пехотного оружия из окон и подъездов, противник в быстром темпе стал продвигаться в северном направлении. 5.00 2.5.-45 г. Противник достиг перекрестка Берлинер-штрассе и Бинц-штрассе, там, встретив сопротивление подразделений, обороняющих КП дивизии, завязал с ними бой специально выделенными группами, тем самым обеспечивая продвижение огневым силам на север.»

«153 ГвСП (тот самый, в котором дерется стрелковый взвод младшего лейтенанта Петра Eвсеева) до 11.30 2.5.-45 г. продолжал под сильным огневым воздействием героически оборонять свой участок в условиях окружения.»

Под одним из снимков, сделанных с помощью «роллей-флекса», подпись: «Здесь, находясь в окружении, оборонялись славные гвардейцы 153 полка».

Но война все-таки кончалась.

Капитуляция.

«.15.00 2.5.-45 г. В части дивизии прибыли парламентеры войск противника. Командование обороняющейся группировки перед фронтом дивизии капитулирует и просит условия капитуляции. Приняв наши условия, сложили оружие и сдались в плен.

Пленено при капитуляции: 5270 солдат, офицеров и генералов. Из них 3 генерала — командир 9 армейского корпуса, президент полиции г. Берлина и начальник полиции г. Берлина.»

К описанию капитуляции приложена опись «захваченной и собранной техники» — танки, зенитки, автомашины, винтовки и автоматы, шестиствольные минометы. Eще одна деталь: фауст-патронов захвачено 3000 штук.

«Дивизия — 153-й и 155-й полки — с 22.40 2.5.-45 г. начала продвижение по своей полосе по очистке улиц от мелких групп противника, уклонившихся от капитуляции. К 7.00 3.5.-45 г. дивизия на основании устного приказа командира корпуса совершила марш в пригород Берлина Панков и сосредоточилась. В указанных районах полки занимались прочисткой кварталов, охраной коммуникаций армии и боевой подготовкой.»

Окончание следует.

Добавить комментарий

Зарегистрироваться через: