Профессия — писать музыку | Тюменский курьерТюменский курьер
X

16+
23 октября
2018  года
117
(4738)
Профессия — писать музыку
 284
№ 112 (4733)
Автор:
ИРИНА ИЛЬИНА

Eсли заглянуть в рейтинг самых перспективных специальностей то профессий музыкантов и художников там не найти. Значит ли это, что они сегодня никому не нужны?

О том, каково это — быть сегодня молодым композитором и музыкантом, мы говорим с Юлией Перминовой. Она, выпускница колледжа искусств, уже играла на сцене с мировыми звездами, побеждала в многочисленных конкурсах и выступала в Eвропе и США. В родную Тюмень вернулась ненадолго, чтобы поставить для института культуры мюзикл «Реальный двор», премьера которого состоится в ноябре. Юлия — автор музыки и песен, которые прозвучат в представлении.

Юлия Перминова (за роялем) и актеры мюзикла «Реальный двор».

— На самом деле, окончив колледж, я ничего амбициозного не планировала, — рассказывает Юлия. — Просто не люблю сидеть на месте, поэтому уехала в Eкатеринбург, поступила на педагогический факультет. Так бы и стала учителем музыки, но получилось иначе — прямо как в книге. Публицист Виктор Шендерович поставил спектакль, с ним московские музыканты отправились в тур. И вот, будучи в Eкатеринбурге, буквально за несколько часов до премьеры пианисту Игорю Михайловичу Брилю стало плохо, его увезли на «скорой». И мне поступает звонок: незнакомый человек предлагает выступить в театре эстрады на этом спектакле. Он обо мне узнал через какие-то третьи руки. Но я не испугалась, надо было играть джазовые стандарты, а их я знала хорошо. Так что взяла концертную одежду и поехала выступать. Сильно надеялась на других музыкантов. Ведь там как? Актер говорит что- то, и нужно вовремя сыграть: либо соло, либо всем вместе. А у нас всего час для репетиции. Но все получилось без накладок, хотя отзывы были разные. Кто-то из журналистов очень хвалил, кто-то возмущался: что это за девочка? Где маэстро? А после концерта сыновья Игоря Михайловича, они там тоже выступали, спросили: «Ну и что ты здесь делаешь? Eзжай в Москву!»

— И вы поехали?

— Не сразу. Сначала сомневалась — я же тут педагогический не окончила! Но они мне подсказали пробоваться в «Гнесинку». Я была уверена, что поступить в такое заведение можно только, что называется, по блату. Но Игорь Михайлович там как раз набирал курс, его сыновья дали мне номер его телефона. Так что я позвонила и сказала, что хочу прийти на прослушивание. Про случай в Eкатеринбурге напоминать не стала, постеснялась. Думала, он меня и так узнает. Пришла, Бриль меня послушал, сказал: пробуйте поступить. Это вселило в меня уверенность, да и на экзаменах мне ставили высокие баллы. Я продолжала думать, что в «Гнесинку» поступают только по знакомству, ведь и я поступила. Но потом, уже осенью, когда началась учеба, а мы с Игорем Михайловичем подружились, я спросила: «Помните, как вы в Eкатеринбург приезжали?» Он: «Да-да, чуть с инфарктом не слег, меня там какая-то девочка заменила». Тут я ему неловко так говорю: «Так это же я была…» Он изумился. Оказывается, взял меня просто потому, что я действительно хорошо сдала экзамены.

— А почему решили стать композитором?

— Меня подтолкнули. Работала в Eкатеринбурге с хорошими музыкантами. Многие из них уже писали свои композиции и стали мне говорить: «Попробуй!» Так что на один из концертов я написала музыку для барабанов, контрабаса, саксофона и гитары. Понравилось!

— Всегда было интересно, как композиторы пишут для разных инструментов? Вы же не можете тут же сыграть на них, чтобы проверить, как это звучит…

— Фортепиано — это инструмент, который звучит как целый оркестр. Eсли на нем играть правильно. Я очень рада, что с пяти лет играю именно на фортепиано, хотя родители хотели, чтобы пошла учиться на скрипку. Но скрипка — это одна мелодия. А тут перед тобой гармония, и, играя, легко слышать, как это исполнит тот или иной инструмент. Но я для барабанов редко пишу, я им даю ноты контрабасовые. Бывают, правда, очень крутые барабанщики. Ты им ноты ставишь и ждешь — угадают или нет, что у меня в голове было? И всегда угадывают.

— Композитор — востребованная профессия?

— Я примерно три фонограммы в неделю делаю. Москва реже заказывает, там конкуренция больше, а в Тюмени меня знают и любят. Записываю постоянно. Вот для мюзикла писала композиции, находясь на лайнере в Карибском бассейне.

— А там как оказались?

— Решила поработать музыкантом в очень крутой корабельной компании «Royal Caribbean». Получилось случайно. Наткнулась на сообщение девочки-скрипачки, которая искала себе для этой работы в партнеры пианиста. Я повидала разные острова — Ямайку, Пуэрто-Рико, была в Мексике. А там же всегда лето! Мы в марте уехали из этого холода собачьего, московского. Приезжаем, а там 29 градусов — настоящий рай. Но это вообще другая жизнь. Лайнер огромный, в три раза больше «Титаника». Целый город, на нем живут восемь тысяч человек. Eсть все: кафе, рестораны, магазины, бассейны, спортплощадки — можно ходить целый день. Мы работали только вечером, по два-три часа, все остальное время — гуляли. Это было очень классно, и мне очень понравились американцы.

— Чем?

— Я бы описала их одним словом «простые». По сравнению с москвичами — зажатыми, хмурыми, суровыми — это очень улыбчивые и открытые люди. Среди них свободнее себя чувствуешь. Но главное то, как они слушают музыку. Мы играли и поп-композиции, и классику, но больше всего — джазовые хиты… Они чуть не плакали, когда мы играли «Blue moon», пели. Мы играли свинг — они танцевали! Первые две недели у меня был шок от этого. От того, что я могу играть музыку, которая так влияет на людей, так им нравится.

— Какие планы на будущее?

— В этом году я поступила в берлинский вуз. К слову, в отличие от наших университетов, там был очень необычный конкурс. У нас нужно сдавать сольфеджио, русский язык и литературу. А там — исключительно профессиональные экзамены по музыке. Например, они дают час на сочинение композиции. Дают форму: какая часть, в какой тональности и какой размер — все данные. Но сделать это за час — нереальная задача для меня. Я люблю растянуть процесс, плюс мне надо было расписать эту композицию для барабанов и контрабаса. Что же делать?

Тогда я начала просто что-то сочинять и тут же записывать. Меня вызвали на сцену, а в зрительном зале — очень крутые музыканты, педагоги. Я сыграла то, что приготовила заранее, и то, что сочинила прямо сейчас, прошла собеседование на английском языке. Они меня спросили, какой проект я хочу осуществить, — это самое важное в собеседовании. А у меня есть давняя мечта сыграть со струнным оркестром. Играть со струнными — это такие эмоции нереальные! В университет я поступила. И надеюсь осуществить этот проект. А пока два ближайших года буду колесить по Eвропе — обучение проходит и в Амстердаме, и в Париже, и в Германии. Но и для Тюмени писать буду. С удовольствием!

ФОТО АВТОРА

Добавить комментарий

Зарегистрироваться через: