X

Будем говорить на одном языке

  • 17.11.17
  • Мария Самаркина
  • 57 просмотров

По субботам корпус института филологии и журналистики ТюмГУ больше напоминает школу: родители и педагоги приводят сюда учеников младших классов, старшеклассники приходят сами.

Шадьена и Исроил

— Eсть у нас девочки-близняшки — Фатима и Мадина. У них не всегда получается посещать занятия вместе. Кому-то из сестер приходится оставаться дома с младшими, если родители не могут, — шепотом рассказывает доцент кафедры русской литературы Светлана Драчева.

Шепотом — потому что мы сидим с ней за задней партой одной из аудиторий института и стараемся не мешать доценту кафедры общего языкознания Eлене Багировой рассказывать ученикам начальных классов о приставках.

— Кто сможет объяснить, что значит слово «переделать»? — спрашивает Eлена Петровна у ребят.

— Это когда что-то не получилось и надо сделать это снова! — по-ученически чеканя слова, с чуть заметным акцентом отвечает маленькая Нуриса.

У нее-то, кажется, как раз все получается с первого раза: девочка с красивым именем постоянно тянет руку, чтобы ответить на вопрос преподавателя. И здорово говорит на русском, хотя для Нурисы он — иностранный.

С сентября в ТюмГУ проводят уроки для детей мигрантов и для самих родителей. Школьникам помогают освоить русский язык и российскую программу образования. Взрослых, в принципе, учат тому же, добавляя правовой практики. Привлечь специалистов вуза к обучению мигрантов, а также цыган и их детей стало возможным благодаря проекту центра адаптационных практик и тестирования ТюмГУ «Технологии языковой и культурной адаптации детей мигрантов из стран СНГ», получившему грантовую поддержку. Мы уже писали о том, что недавно в рамках проекта в университете провели курсы повышения квалификации для преподавателей основной школы, руководителей средних образовательных учреждений и педагогов дополнительного образования, работающих с гетерогенными детскими коллективами, в которых есть дети, плохо либо вообще не владеющие русским языком. И организовали заседание круглого стола, на которое пригласили экспертов «по иностранцам» из разных сфер деятельности. А в скором времени — после завершения обучающего курса — планируют провести для юных цыган и детей мигрантов олимпиаду по русскому языку как иностранному. Пригласили поучаствовать в интеллектуальных соревнованиях и детей из ХМАО и ЯНАО.

— Соседи сразу же откликнулись, — говорит Светлана Драчева. — Сразу видно, что для них эта тема тоже очень актуальна, как, в принципе, и для всех мультикультурных регионов.

Ученики старшей группы.

Пока мы идем от одной аудитории к другой, Светлана рассуждает о том, что хотела бы, чтобы ее дети учились в многонациональном коллективе:

— Это же бесценный опыт общения с представителями других культур! Можно столько всего узнать, не выезжая за пределы города. Я уже не говорю о таких понятиях, как дружба, толерантность. А вот в Москве, слышала, некоторые родители даже переводят своих детей из одной школы в другую, чтобы те не учились в классе с мигрантами. Не понимаю их.

Хотя доводы родители, конечно, приводят веские: ребенок, который толком не знает русского языка, тормозит весь класс и отнимает время учителя. Поспорить с этим трудно. Нелегко приходится всем: учителям, одноклассникам иностранца и ему самому. Вот, например, маленький Бауржан пришел в первый класс, не умея сказать практически ни слова по-русски. Сейчас с ним и с еще несколькими его ровесниками занимается преподаватель русского языка как иностранного из ТюмГУ Татьяна Маркуц. В ход идут раскраски, мячики, поделки из цветной бумаги… В игровой форме легче всего разговорить малышей. И у них кое-что уже получается. Правда, нас Бауржан, Шадьена и Исроил стесняются. В качестве доказательства их успехов Татьяна Владимировна предъявляет нам бумажные кораблики, на которых ученики неровными, но правильными буквами русского алфавита вывели имена.

В старшей группе корабликов из альбомных листов уже не делают. И не стесняются: подростки, ученики доцента кафедры русского языка Ольги Почтаревой, очень смешливые и болтливые. А она им особо и не запрещает трещать на уроке: живой разговор — это тоже языковая практика.

Тише всего в аудитории, где занимаются взрослые. Несколько женщин сосредоточенно склонились над листочками с заданием: ищут в предложениях подлежащее и сказуемое. Ошибаются, виновато улыбаются своему преподавателю, но кандидат филологических наук Лариса Басова неумолима: ищите-ищите дальше! А как иначе с детьми домашнее задание делать будете?

— Папы тоже приходят, — говорит Светлана Драчева. — На одно занятие, например, папа идет, на другое — мама.

Авторы проекта специально выбрали для уроков выходной день, чтобы родителям было проще. Но иной раз мамам приходится приводить с собой совсем малышей, потому что не с кем оставить. Вот и сейчас в аудитории для взрослых сидит за партой совсем маленькая Аделина. То зевает, то сползает со скамейки на пол, то дергает маму, разбирающую предложение по составу, за рукав.

— Аделина скучает. Скучает — это сказуемое, — привела своим ученикам наглядный пример Лариса Басова, а заодно развеселила девочку. Теперь она уже не скучает, а внимательно прислушивается к русским словам, запоминая их. И беззвучно открывая рот, повторяет.

… Проект «Технологии языковой и культурной адаптации детей мигрантов из стран СНГ» финансируется до конца этого года, однако университет планирует продолжить его и в следующем. Как показал опыт: необходимость в этом есть.

Поделиться:




Post a comment