По следу «зверя» | Тюменский курьерТюменский курьер
X

16+
21 февраля
2019  года
19
(4785)
По следу «зверя»
 263
№ 2 (4768)
Автор:
АЛЕКСАНДР ПЕТРУШИН

13 января 1959 года, 60 лет назад, в Тюмени открылся Дом культуры судоремонтного завода. В обиходе его называли клубом водников. В нем показывали кинофильмы, проводили танцевальные вечера, работали кружки детского творчества и художественной самодеятельности.

Преступление

Через пятнадцать лет, в январе 1974 года, здесь состоялся открытый суд над сексуальным маньяком, насильником и убийцей Харловым.

С доски почета ветеранов труда на подсудимого смотрела убитая им Тамара Пантелеева. Eще девчонкой пришла она на завод, провела в его цехах двадцать пять лет. Потом работала кассиром в клубе водников. Поэтому ее в поселке знали все от мала до велика — ценили и уважали за скромность, трудолюбие, честность и отзывчивость.

Труп Пантелеевой со следами насилия был обнаружен 23 марта 1973 года под беспорядочно наваленными ящиками в сарае дома N 53 по улице Марины Расковой. По заключению судебно-медицинской экспертизы, «причиной смерти явились колото-резаные раны спины, лица и левой передней боковой поверхности шеи с повреждением сонной артерии».

Как было установлено в начале расследования, Пантелеева вечером 22 марта после окончания киносеанса находилась недолго в квартире киномеханика Надежды Пелевиной недалеко от своего дома N 55 по улице Марины Расковой. При себе имела сумку с домашними вещами и продуктами. Этой сумки на месте преступления не оказалось, поэтому с учетом характера работы Пантелеевой не исключалась версия о нападении на нее с целью ограбления.

Денис Моргунов

ДК «Водник», ул. Судоремонтная, 1-а.
Автор фото: Денис Моргунов

Версии

Зверское убийство пожилой женщины вызвало массовое возмущение жителей поселка водников. В различные инстанции стали поступать коллективные обращения с требованием разыскать и наказать насильника и убийцу.

По распоряжению прокурора Тюменской области государственного советника юстиции 3-го класса Бориса Рыбникова была создана следственная группа в составе прокурора следственного отдела облпрокуратуры Николая Мишарина, старшего помощника облпрокурора Геннадия Сычкова и следователя прокуратуры Ленинского района Тюмени Алексея Прасолова. По указанию начальника УВД Тюменского облисполкома генерал-майора Юрия Рытикова оперативное сопровождение расследования преступления возлагалось на заместителя по оперативной работе полковника милиции Станислава Осипова (с 12 ноября 1974 года он после назначения Рытикова министром внутренних дел Дагестанской АССР возглавил Тюменское УВД).

После документальной ревизии денежных средств в клубе водников, не выявившей недостачи, отказались от предположения о причастности к преступлению возможных участников возможного хищения денег.

Проверили алиби мужа Пантелеева, который работал оператором на телестудии. Каких-либо причин для убийства жены не выявили: супруги жили дружно, в любви и согласии. И свидетели подтвердили, что хозяин дома возвратился с работы позже времени совершения преступления.

В общежитиях судоремонтного завода проживало немало условно-досрочно освобожденных из мест лишения свободы. Под подозрение подпали ранее судимые Дударев и его приятель по кличке «Курбан», которые рассказывали своей знакомой, что занимаются кражами и грабежами. Свидетельница заметила синяк под глазом у «Курбана», а в комнате Дударева нашла в грязном белье свитер со свежими следами крови. На ее вопросы мужчины уклончиво ответили, что «подрались на Мысу».

Дударева и «Курбана» по фамилии Курбатов задержали. Причастность к нападению на кассира клуба водников Пантелееву они отрицали. При исследовании одежды кровь на свитере совпала по группе с кровью владельца. Нашли и участников пьяной уличной драки.

Тщательно проверялась версия об убийстве Пантелеевой собственником сарая, в котором обнаружили ее труп, — неким Янчуговым. Ранее он работал капитаном буксирного судна, но стал злоупотреблять спиртным, скандалил в семье, разошелся с женой. При обыске у него обнаружили незарегистрированное оружие, что послужило основанием для ареста. Но при оперативной разработке в следственном изоляторе выяснилась его непричастность к убийству.

Между тем истекал двухмесячный срок расследования, а выйти на след «зверя» не удавалось. Тогда следствие применило научно обоснованную методику раскрытия преступления по способу его совершения. Для этого были исследованы все уголовные дела о нераскрытых изнасилованиях и убийствах женщин, совершенных в Тюменской области за последние пять лет.

По науке

Следователи обратили внимание на дело об изнасиловании 24 июня 1972 года в поселке ТаркоСале Пуровского района Ямало-Ненецкого национального округа гражданки С.

Поздним вечером на улице недалеко от общежития геологов ее стал преследовать мужчина 23-25 лет, коренастый, черноволосый, в куртке из болоньи зеленого цвета. Догнал и ударил в спину каким-то твердым предметом, отчего она упала и потеряла сознание. Когда очнулась, то почувствовала у шеи нож. Пыталась оттолкнуть лезвие и порезала руку. Eе обнаружили в лесу под валежником с резаными ранами передней поверхности шеи. Ушиб головы повлек паралич конечностей, поэтому насильник посчитал жертву мертвой.

Подозрение в совершении преступления тогда пало на рулевого-моториста катера БТ-268 Харлова. Eго фигура, цвет волос и одежда совпали с описанием примет насильника, которые назвала находившаяся в больнице С. инспектору уголовного розыска Пуровского РОВД Воловцу: «.Похож на Гошу с катера». Когда Гошу, а это был Харлов, доставили в РОВД, он заявил, что в тот вечер гулял после танцев со знакомыми девушками-практикантками окружного культпросветучилища Артеевой, Бесединой, Слободсковой, после чего вернулся на катер.

Проверить эти показания Воловец поленился. Предъявить Харлова для опознания потерпевшей сразу не смогли. На другой день ее увезли в Салехард, а затем в Тюмень в областную больницу, где она долго лечилась. Девушки, на которых ссылался Харлов, уехали из поселка после окончания практики и не были допрошены. Лишь после убийства в Тюмени Пантелеевой следователь Прасолов нашел в Салехарде Слободскову. Она сообщила, что видела «Гошу с катера» на танцах в клубе геологов около 10 часов вечера, но по улицам поселка, как и ее подруги, с ним не гуляла.

Так появились основания подозревать Харлова в изнасиловании С. Способ совершения преступления — нападение на жертву в позднее время, удар в спину, а потом ножом в переднюю поверхность шеи — совпал с обстоятельствами насилия и убийства кассира клуба водников Пантелеевой. А в затонах судоремонтного завода ожидали открытия навигации большие и малые суда Главтюменьнефтегаза и Главтюменьгеологии, в том числе и БТ-268.

На допрос в прокуратуру Харлова доставили прямо с этого катера. Коренастый, черноволосый. В болоньевой куртке зеленого цвета. В глаза бросилась увечная правая рука задержанного. Следователи поняли свою ошибку: нужно было искать преступника-левшу. Ведь удары ножом в шеи пострадавшим С. и Пантелеевой были нанесены слева. При дефекте правой руки насильник и убийца не мог ударить свою жертву иначе.

На первом допросе Харлов отрицал причастность к преступлениям. Он заметно нервничал, а увечье правой руки объяснял случайным ранением на охоте.

Однако после предъявления материалов судебно-медицинской экспертизы и свидетельских показаний Харлов признался в совершении насилия над С. и убийства Пантелеевой.

А криминалистическая наука вывела следователей тюменской прокуратуры на другие преступления сексуального маньяка.

Человек или зверь

7 декабря 1972 года около 8 часов вечера ученица 8 класса К. возвращалась из школы N 48 домой в поселок водников. На улице ее догнал незнакомый парень. Среднего роста. В серой кроличьей шапке и болоньевой куртке зеленого цвета. Толкнул в спину и ударил ножом в горло. Девушка успела вскочить на ноги и закричать — нападавший скрылся. Eго розыск милицией ни к чему тогда не привел.

Из Тюмени через Тарко-Сале след зверя привел прокурорских работников в Сургут, где в феврале и апреле 1972 года в подъезде дома по улице Сибирской и около автобусной остановки «Набережная» были совершены нападения на женщин Д. и Г. с нанесением им ножевых ранений. Они уверенно опознали этапированного в Сургут Харлова. Eго пребывание в этом городе в то время установили по корешкам авиабилетов.

Стационарная судебно-психиатрическая экспертиза признала насильника и убийцу Харлова психически здоровым. Но государственный обвинитель прокурор области Рыбников в своей речи на суде сказал: «Он хуже зверя».

Жители поселка водников потребовали от властей открытого судебного процесса. В случае отказа удовлетворить это требование рабочие и служащие судоремонтного завода обещали прекратить ремонт флота и бойкотировать назначенные на 16 июня 1974 года выборы в Верховный Совет СССР.

Сотни людей в зрительном зале клуба водников, стоя, слушали оглашенный судьей Юрием Огорельцевым приговор: исключительная мера наказания — расстрел. А в газете «Тюменская правда» также по требованию общественности был опубликован судебный очерк Ивана Шаламова «Сколько веревочка ни вьется, а концу быть».

Следственную практику тюменской прокуратуры широко и результативно использовали в других регионах Советского Союза для раскрытия преступлений сексуальной направленности. Рыбникову присвоили вторую прокурорскую генеральскую звезду и назначили прокурором Краснодарского края. Начальник следственного отдела облпрокуратуры Михаил Аршавский стал заместителем облпрокурора. Мишарин — прокурором-криминалистом. Сычков — прокурором образованного в 1973 году Центрального района Тюмени, а Прасолов уехал с повышением в Сургут.

Ставший генералом милиции Осипов в своих мемуарах, изданных в 2001 году, вспомнил дело «сексуального маньяка» Харлова. Почему-то назвал его Пономаревым — матросом буксировщика «Анадырь» и изменил время и места совершения преступлений. Видимо, «забыл» про открытость суда над Харловым. Eдинственного такого судебного процесса в истории Тюмени.

Eще одну трактовку расследования убийства кассира клуба водников Пантелеевой мы увидим скоро на телеканале НТВ в программе «Следствие вели. с Леонидом Каневским».

Добавить комментарий

Зарегистрироваться через: