Работа стала лучшим учебником | Тюменский курьерТюменский курьер
X

16+
18 января
2019  года
5
(4771)
Работа стала лучшим учебником
 200
№ 2 (4768)
Автор:
МАРИЯ САМАРКИНА

Старший помощник прокурора Калининского округа Надежда Чернова считает, что нет непосильных задач. Можно решить любую — если не лениться и заниматься самообразованием. Однако одна задача все же ставит Надежду Анатольевну в тупик.

— Редко получается пообедать, даже чай выпить времени не нахожу. Вот и сейчас мы с вами договорим, и мой обеденный перерыв как раз закончится, — смотрит она на часы. — Побегу в суд, на заседание.

Я смущена, а моя собеседница успокаивает: мол, привыкла к такому графику. Да, работа сложная и требует колоссальной отдачи, но зато какая многогранная и интересная!

— Даже не знаю, стоит ли об этом говорить, — понизив голос, все-таки говорит Надежда Чернова. — На моей первой работе — по технической специальности — мне было скучно. Нет, я со всем справлялась, была на хорошем счету у руководства, получала высокую зарплату. Но скучала.

Александр Тарасов

Надежда Чернова.
Автор фото: Александр Тарасов

И в один прекрасный момент пошла проситься в областную прокуратуру, секретарем в канцелярию. Это было более 20 лет назад, и сейчас Надежда Анатольевна не помнит точно — почему именно в прокуратуру. Зато хорошо помнит, как ее буквально накрыло с головой ворохом материалов уголовных дел, что проходили через канцелярию. Вот уж где было не до скуки.

— А это еще 90-е годы, практически каждое дело — как криминальный роман с закрученным сюжетом. Можно сказать, что эти тома реальных дел были моими первыми учебниками по уголовному праву, — рассказывает Чернова. — И первый курс юридического факультета ТюмГУ, куда я поступила, уже работая в прокуратуре, дался мне с легкостью. Да и остальную программу я тоже освоила успешно.

Но какой ценой. Днем работа — такая ответственная, что в голове постоянно бьется мысль: «а не забыла ли что-то, не упустила?!» Попробуй, например, не отправь вовремя в СИЗО документы о немедленном освобождении из-под стражи. Вечером — семья: совсем еще маленькие сыновья, которым требуется мамино внимание. А уже ночью — учеба. На кухне, при приглушенном свете, чтобы не потревожить никого из домашних.

С дипломом о втором высшем — профильном — образовании Надежду Чернову приняли на должность помощника прокурора Центрального округа. Она поддерживала гособвинение в суде.

— Поначалу больше всего боялась публичности. Выступать гособвинителю надо кратко, по существу и убедительно, а обстановка в зале суда сами представляете, какая напряженная может быть. Почти всегда на заседаниях присутствуют родственники и друзья обвиняемых, некоторые пытаются сбить — репликами, негативными высказываниями… Но примерно через полгода работы меня это перестало отвлекать.

— Тем не менее, эмоциональную составляющую все равно не исключить полностью. Бывает ли вам жалко подсудимых?

— Бывает. Например, когда человек искренне раскаивается в том, что сделал, всеми силами старается загладить вину перед потерпевшими, и сами потерпевшие говорят, что уже не держат на него зла. Но по закону этому человеку все равно грозит строгое наказание. Впрочем, я в любом случае не могу руководствоваться эмоциями. Только фактами.

— Случается, что обвиняемые производят на вас неизгладимое впечатление? И чем?

— Наглостью чаще всего. Некоторые рассказывают о схемах своих преступлений — это касается, в основном, мошенничеств и коррупционных преступлений — с гордостью, не смущаясь. Даже если в зале находятся потерпевшие. Иной раз послушаешь обвиняемого и думаешь, что из него получился бы… отличный юрист. Помню одну такую женщину, которая проходила обвиняемой по делу о мошенничестве. Она очень хорошо знала закон и пользовалась этим в преступных целях. До поры до времени.

— Вы говорили о негативе, который приходится ощущать во время судебных заседаний. С одной стороны, это легко объяснимо — люди не любят тех, кто обвиняет. А с другой…

— Прокурор — защитник потерпевшей стороны. Этого не стоит забывать. Обратите внимание, что уголовно-процессуальный кодекс не предусматривает бесплатного адвоката для потерпевшего, потому что предполагается, что на его защиту встанет прокуратура. — Адвокаты и прокуроры — соперники? — Я бы так не сказала. Каждый делает свою работу, и если адвокат делает ее профессионально, то даже приятно посмотреть. Да, в моей практике были случаи, когда именно адвокаты находили в деле процессуальные ошибки, допущенные следствием. Другое вопрос, что это далеко не всегда можно обратить в пользу подзащитного. Но все же…

— Ваши коллеги рассказали мне, что в 2018 году вы поддержали обвинение по 117 уголовным делам повышенной категории сложности и по жалобам участников судопроизводства в апелляционном порядке приговоры не изменялись и не отменялись. Во всех этих случаях вы выходили в суд с уже готовой позицией, непоколебимой в течение всего процесса?

— Нет, работу над делом я продолжаю во время всего судебного следствия, в котором довольно часто открываются новые обстоятельства, неучтенные следствием предварительным. Так что позиция может меняться, это нормально. Хотя оправдательные приговоры — достаточная редкость. Как правило, до суда доходят дела, в которых явно есть состав преступления.

…Уже не 90-е, но жизнь продолжает подкидывать криминальные сюжеты, собрав которые можно было бы написать детективный сборник рассказов. Один был бы про то, как из тюменского банка запросто вынесли в спортивных сумках более… полумиллиарда рублей. Сейчас двое подозреваемых находятся в розыске, а судебный процесс над двумя другими подходит к концу.

Следствие установило, что председатель правления Сибирского банка реконструкции и развития создал ОПГ, чтобы ограбить возглавляемое учреждение. В подельники привлек финансово подкованных специалистов, которые в январе прошлого года реализовали преступную схему. Организовали пополнение кассы из отделения Уральского главного управления Центрального банка РФ по Тюменской области наличными денежными средствами под предлогом выплаты вкладчикам. И частями вынесли деньги из банка. Задержанные не видят смысла оспаривать собранную доказательную базу — в деле 27 томов! — и попросили судить их в особом порядке.

Жаль, Надежде Черновой некогда писать рассказы. Надо изучать уголовные дела. А также протоколы судебных заседаний, поправки в законодательство, методические рекомендации, приказы и указания вышестоящих прокуратур, информационные письма, обзоры судебной практики…

— И художественную литературу очень люблю, но стараюсь читать позитивное, — говорит Надежда Чернова, собираясь на судебное заседание, где ей предстоит читать совсем другое «произведение». За примерное исполнение служебных обязанностей, продолжительную безупречную службу и в связи с 297-й годовщиной образования органов прокуратуры РФ младший советник юстиции Надеж- да Чернова награждена знаком отличия «За верность закону» I степени.

Добавить комментарий

Зарегистрироваться через: