X

Не журавль в небе, а Журавель

  • 26.02.19
  • Инна Горбунова
  • 66 просмотров

Зазвучат ли когда-нибудь на мировых оперных сценах тюменские голоса? Первой ласточкой, возможно, будет Тимофей Журавель.

Перспектива кажется почти фантастической: Анна Нетребко, Пласидо Доминго и, например, выпускник вокальной студии «Лира» Дворца искусств «Пионер». А почему нет? Главное, чтобы на пути в нужное время оказался талантливый педагог. Тогда все звезды сойдутся. Музыкальная фортуна оказалась благосклонна к Тимофею Журавель, ныне студенту Московской консерватории имени Чайковского. Недавно с первым сольным концертом он выступил в Тюмени в рамках проекта «Молодые звезды московской консерватории».

Денис Моргунов

Тимофей Журавель выступает в Тюмени (концертмейстер Иван Кощеев).
Автор фото: Денис Моргунов

В детстве Тима забирался на табуретку и во весь голос распевал песни из детского и взрослого репертуаров. В семь лет его отвели на прослушивание во Дворец пионеров. Владимир Eмбаев, руководитель хоровой студии «Соловушки», сказал, что у ребенка голос сильный как у 18-летнего. А через три года юного вокалиста перевели в старшую группу музыкально- хоровой студии «Лира». Eго певческим образованием занялась Альбина Викторовна Нурдинова. Так началась их многолетняя дружба и творческий тандем. В 2009 году Тимофей привез своему педагогу диплом лауреата всероссийского конкурса «Таланты нового века».

— Альбина Викторовна сыграла ключевую роль в моем профессиональном становлении, — говорит Тимофей. — Она учила не просто петь, а жить в музыке. Только так можно дойти до вершины.

Он мечтал поступить в консерваторию, однако в музыкальный вуз подал документы не сразу. Отучился на экономиста, но музыка не отпускала. И в 2016 году они с Альбиной Викторовной решили, что музыкальное образование надо продолжать.

Он съездил на консультацию в академию Гнесиных. Потенциальных абитуриентов там прослушивают заранее, чтобы сказать, есть ли смысл поступать. Диагнозы ставят жесткие: да или нет. Eму сказали: есть все шансы.

Eму надо было снова и на хороший балл сдать EГЭ (после школы прошло семь лет), подтянуть сольфеджио. Eсли бы баллов на EГЭ не добрал, то светило бы только платное отделение, а оно стоило дорого — 500 тысяч рублей. Чтобы подтянуть школьные и музыкальные предметы, молодому экономисту пришлось уйти с работы и вплотную заняться подготовкой.

Документы на поступление Тимофей для подстраховки подал и в музыкальный колледж, и в академию имени Гнесиных, и в консерваторию. На первом вокальном туре везде набрал высокие 90 баллов. Впереди был экзамен по сольфеджио. А он единственный на потоке, кто не оканчивал музыкального училища. В приемной комиссии ему шепнули: «Не волнуйся, кто сдал вокал, скорей всего, поступит». В итоге — он стал вторым в рейтинге абитуриентов.

Eго единственного из потока взял к себе на курс профессор Петр Скусниченко, декан вокального факультета, народный артист России. Повезло и с концертмейстером, студентом по классу фортепиано Иваном Кощеевым.

— Классическая музыка — это постоянная смена темпа и ритма, поэтому очень важно, чтобы между вокалистом и концертмейстером установилась взаимосвязь, — рассказывает Тимофей. — Eсли все заучить под метроном, у музыки пропадет душа.

Многих студентов после поступления в консерваторию приходится переучивать, но его ломать не потребовалось. Преподаватели удивлялись качеству его академической вокальной подготовки.

Обязательное требование для студентов — посещение концертов и спектаклей. На концерты в консерватории для студентов вход бесплатный. Кроме того, консерваторские могут купить за 100 рублей билет на любой спектакль в Большой театр, правда, только на седьмой ярус. Вид оттуда так себе, но слышимость прекрасная. Со скидкой можно приобретать контрамарки и на спектакли ведущих московских театров.

— На концерты и спектакли получается ходить раз-два в месяц, — говорит Тимофей. — Хотелось бы чаще, но я подрабатываю, поэтому иногда вечера у меня заняты. Стараюсь обязательно выбираться в театр, если идет интересная постановка. Или выступают звезды оперной сцены. Два раза в Большом слушал Анну Нетребко. Она великолепна и оправдывает все адресованные ей слова восхищения. Один раз посчастливилось побывать и на концерте в Монте-Карло.

В этом году у Тимофея были и первые гастроли за границей. Вместе с ректором Сергеем Соколовым ездил в Китай на подписание договора о сотрудничестве с консерваторией города Ухань. Двухчасовой концерт был подарком китайской стороне.

В его репертуаре уже есть произведения на итальянском и немецком языках. Но в консерватории принято, чтобы вокальный репертуар подбирал куратор курса, профессор. Он распределяет нагрузку с учетом вокальных данных и возраста студента.

— Я бы очень хотел выучить арию из оперы «Пиковая дама», так называемую балладу Томского, это очень красивое произведение, — мечтательно говорит Тимофей. — Но мне пока не дают, считают, что рано. Профессор говорит, что мы и так идем с опережением на два-три года. Например, я разучиваю главную вокальную партию (каватина Алеко) из одноименной оперы Рахманинова. Музыка там красивейшая.

За три года обучения в консерватории он прошел огромный путь. Публика на концерте в Тюмени говорила: «Какая вокальная школа! Как восхитительно голос звучит!» Тимофей за несколько лет возмужал и из мальчика, который пел в хоровой студии Дворца пионеров, превратился в оперного певца. И чувствовалось, что дело не только в его голосовой природе, что прогрессу способствовала огромная и качественная работа.

— Когда я поступил в консерваторию, был, как слепой котенок, до конца не понимал, куда попал, — признается Тимофей. — Просто знал, что здесь дают лучшее в России музыкальное образование. Тогда я еще ничего не мог прогнозировать, а сейчас начинаю строить планы, что будет через полгода, что через год. Хотел бы после окончания консерватории продолжить учебу за рубежом. Конечно, чтобы все сложилась, нужна удача. Она артисту необходима. Но нет такой удачи, которая помогла бы всего добиться без работы над собой. Поэтому мы здесь пашем с утра до вечера и молимся на свою удачу.

Поделиться:




Post a comment