X

16+
20 сентября
2019  года
105
(4871)
По эту сторону Уральского хребта
 256

В сентябре исполнится год, как Александр Моор избран губернатором Тюменской области. Хотя на самом деле область он принял тремя месяцами раньше — 29 мая. Приступил к исполнению обязанностей губернатора. Таким образом, дата первого юбилея как бы плавает и ничто не мешает нам сейчас поговорить с человеком, готовящимся сразу к двум событиям (на подходе еще и 75-летие области!). Газета «Тюменский курьер» — городская, а Александр Викторович — первый уроженец Тюмени, избранный на пост губернатора территории. Всю жизнь живет в Тюмени.

О городе и людях, его населяющих, губернатор размышляет в беседе с главным редактором «Тюменского курьера».

Начало

Гольдберг: Вы всю жизнь прожили в Тюмени. Какая первая тюменская картинка хранится в вашей памяти?

Моор: Родился я в поселке Березняки. Сейчас это уже город Тюмень, а тогда был Тюменский район. И первые мои воспоминания — о доме в том поселке. Сейчас его нет, давно уже снесли по программе ветхого жилья. И вот картина: деревянный брусовый дом, восемь квартир, печное отопление, туалет на улице. Тогда дом был относительно новым. Мы на втором этаже жили. Моя мама это жилье после окончания пединститута получила…

Из ярких воспоминаний того периода — первый велосипед, папа мне его купил. Тогда уже были велосипеды «Левушка»: крутишь педали, потом перестаешь крутить — холостой ход, — а велосипед все равно катится. У моего велосипеда такого устройства не было. Пошли гулять с папой, рядом едет ребенок на «Левушке»: остановил педаль, и все равно едет. Почему я так не могу? Раскрутил, остановил педали и… улетел в кювет.

И еще о велосипеде. Мне папа сделал как бы настоящие права. А у нас в доме жил сосед, он у меня все время эти права проверял, и я их всегда «предъявлял».

Мой брат, кстати, тоже родился там. Я помню, привезли его домой, он лежит на диване, черноволосый, и мне говорят: вот смотри, твой брат…

Быть тюменцем

— В моей семье уже четыре поколения живут здесь, три из них — родились в Тюмени. Но тюменцы — практически все четыре! Ощущать себя тюменцем — что это за чувство?

— Может быть, это прозвучит слишком высокопарно, но история освоения нашей земли, история освоения Западной Сибири и Тюмени как ее форпоста во многом отличается от других регионов. Сюда ведь массово приезжали самые разные люди. В незнакомые, недоступные территории с не очень благоприятным климатом ехали, в основном, люди, наверное, такого авантюрного характера — и в плохом, и в хорошем смысле. Люди нестандартные, готовые рисковать, готовые брать на себя ответственность, готовые к новому. И в давние годы, когда Тюмень была основана, и позднее.

Колоссальный «замес» здесь произошел в 60-е годы двадцатого века, когда по-настоящему началась нынешняя Тюменская область и Западная Сибирь в целом. Со всей страны сюда люди приехали. И, конечно, тут такой генофонд сложился из этого «замеса»! Разных национальностей, разных культур, разных вероисповеданий — получилась такая толерантная территория. В этом и сложности определенные есть, но в этом и огромная сила. Осознание того, что мы потомки сильных людей. Вот на секундочку представить — вы как журналист то время хорошо помните, а я смотрю как современный управленец: поставьте перед нами сегодня задачу такого же масштаба, решим ли мы ее так же быстро и с таким же результатом, с отчаянностью броска в неизвестность?

— Про неизвестность вы хорошо сказали. В середине 60-х журналист Володя Фалей написал стихи, потом они стали песней «Нефтяные короли», там была строчка: «Идем в тайгу, как на войну, как в неизвестность»… Дух этой истории пропитывает новых «пришельцев», если их можно так назвать, и они начинают говорить от имени этого края, говорить «мы», причисляя себя к этим людям. Как и много лет назад, когда сюда, на новые земли, приходили крестьяне из западных и центральных губерний России. Сегодня их фамилии можно услышать в каждом селе или городе. И они уже считаются местными. Как и фамилии тех, кто только сейчас прибывает сюда жить и работать.

— Тюменская область, особенно в последние десятилетия, активно принимает миграционные потоки из других регионов Российской Федерации. С одной стороны идет социальное обогащение, с другой — люди так или иначе знакомятся с нашей историей и пропитываются этим «тюменским духом».

— А вот скажите: в семье Моор уже сколько тюменских поколений?

— Тут просто не ответить. В нашей семье две ветви. По линии моей мамы уже поколений, наверное, двадцать… Первый тюменец появился в ней в начале семнадцатого века. Мой брат достоверно нашел: наш предок Черкасов получил земельный надел в деревне Костылево. Откуда приехал? Видимо, из европейской части. А по папиной линии здешняя история более короткая: переселенцы с Волги во время Великой Отечественной войны. Папа родился уже здесь. Отражение судеб многих тюменских семей.

Наш характер, наш путь

— Вы уже почти сказали, что такое человек Тюменской земли. Что в этом характере? Что он непременно сделает и что ни при каких обстоятельствах делать не будет?

— Ответственность. Честность. Совестливость. Все, что противоречит этим трем словам, тюменец, я считаю, делать не станет. Ответственность — тюменец всегда делает больше, чем ему прописано. Без этого все, что сделано в Тюменской области, реализовано быть не могло. Честность к себе и людям — значит, никаких подлых поступков он не совершит. А совесть — фундамент всего тюменского: когда человек относится к другим так, как он хотел бы, чтобы отнеслись к нему.

— Проект, равный освоению Западной Сибири в середине XX века, трудно найти на земном шаре. Не зря это называли феноменом прошлого века. Тогда Тюмень ощущала поддержку всей страны. И здесь не только деньги, оборудование… Нет, поддержка самым дорогим — людьми. Ведь целые города выросли — простите за тавтологию — из иногородних. Вот вы говорили о героях-строителях прошлого века. Знаете, что сказал один из них — создатель уникальных ЛЭП Игорь Киртбая? «Таким, как мы, по ту сторону Урала работы нет». Тогда был риск!

— Конечно, немало непростых страниц в тюменской истории прошлого века, когда были бы другие события и другие герои… И область пошла бы по другому пути.

— Вы имеете в виду конец пятидесятых — начало шестидесятых годов? Да, тогда всесильный «Гидропроект» и близкое ему министерство энергетики хотели построить в ста с лишним километрах южнее Салехарда Нижне-Обскую ГЭС. И на месте сегодняшних нефтяных и газовых промыслов, на месте городов было бы громадное водохранилище. Eсли бы не усилия тюменских геологов, веривших в свои расчеты и боровшихся против этого проекта, и выбор областных властей… А тут подоспели открытия: Шаим, Усть-Балык, Мегион, о которых вы и вспомнили сейчас… Проект ГЭС был снят, и случилось все, что принесло нашей области мировую славу и понятные трудности. То есть, сначала трудности, а потом — трудности и слава. В них и сформировался тот тюменский характер, о котором вы говорите. Те человеческие качества, без которых — повторю ваши слова — все, что сделано в Тюменской области, реализовано быть не могло.

— Безусловно. А сейчас мы за счет нашей всеобщей кропотливой работы многого достигаем, поэтому нас и ценят, и ревниво оценивают. Eсть разные рейтинги, но хочу сказать: если ты начинаешь ориентироваться на внешние оценки, ты теряешь собственную картину мира и собственное управление ситуацией. Начинаешь зависеть от того, что о тебе говорят, что о тебе думают. Жить, абстрагируясь от внешних обстоятельств, конечно же, тоже нельзя, но базовое — то, как мы сами себя оцениваем, как сами себя понимаем. Это касается и каждого человека. Всегда важно опираться на внутренние ценности, на внутренний стержень, а то, что о тебе говорят, — очень неустойчивая опора. Поэтому мы в регионе в последние двадцать лет постоянного динамичного развития все делаем не для того, чтобы попасть в какой-то рейтинг, а для того, чтобы изменить жизнь для себя. А рейтинги — это приятное следствие.

На все 360°

— Каковы ваши собственные оценки того, что сделано и делается в области?

— То, что сделала за эти годы команда Владимира Владимировича Якушева, членами которой мы являемся, видно и без объяснений и цифр. Вы знаете.

— Вы уже год как губернатор, если считать и несколько месяцев в качестве и.о. Что в вас переменилось за это время?

— Надеюсь, что в худшую сторону не переменилось. Я и раньше говорил своим близким друзьям в органах власти: «Ребята, вы всегда сигнализируйте, если я начну заражаться болезнью бюрократизма. Чтобы у меня всегда была возможность иметь объективную оценку». Увидеть себя на все 360 градусов — очень полезно. За это я очень благодарен всем друзьям своим.

— Ваши школьные друзья по-прежнему вокруг вас? Между вами дистанция не увеличивается, скажем, прямо пропорционально высоте подъема по служебной лестнице?

— Нет.

— Кто они, чем занимаются?

— Абсолютно разные люди. Горожане. Работают в разных сферах.

— Вы часто встречаетесь?

— Eсть праздники. Eсть дни рождения взрослых и детей. А у нас у всех много детей. В конце концов, не важна частота встреч. Важно качество отношений. Можно годами не видеться, но это никак не повлияет на глубину и открытость отношений.

Сколько весит цепь?

— Вернемся к вашей должности. Ответственность губернатора, конечно, больше, чем было прежде, когда вы руководили городом? И в то же время — дистанция от отдельного человека больше. Каким вы видите себя с этого кресла, которое за три последних десятилетия занимали пять человек? Вы — пятый. Как вам «шапка Мономаха»? Хотя об этом еще Пушкин сказал. Тогда про губернаторскую цепь — сколько она весит, кстати? Что с ней связано?

— Губернаторская? Нет, она не тяжелая… Наверное, воспоминания должны начинаться с момента, когда принимается решение, а не с момента вступления в должность… Например, хорошо помню, как стал руководителем города… 31 декабря 2010 года, в этом же кабинете, я на вашем месте сидел, а Владимир Владимирович попросил меня задержаться… Я понимал, что 31 декабря не оставляют для простого рабочего разговора…

— И никаких предварительных разговоров не было?

— Нет.

— А теперь уже вы — губернатор. И, может быть, в очередное 31 декабря тоже произнесете знаменитую фразу из известного фильма: «А вы… останьтесь»? Интересно: произнося эти слова, вы на своего собеседника возлагаете ответственность? Или ощущаете, что она ложится и на ваши плечи? Губернатор отвечает за все, что происходит в территории или ответственность должны разделить с ним конкретные исполнители? Я имею в виду недавний случай с каскаринским водопроводом. С вас спрашивают и за это? В том числе и за недоработку каждого чиновника? За каждого, извините стрелочника. Что же тогда есть нормально работающий механизм власти? Где каждый солдат, что свой маневр сам должен знать?

— Eсли бы Суворова спросили, он бы ответил, что несет ответственность за всю армию. Формально, у каждого должностного лица — губернатор он или еще кто-то — должны быть расписаны все функции, полномочия. Однако в нашей политической культуре, по крайней мере, в Тюменской области, никогда не было такого, чтобы губернатор говорил: вот твои полномочия, ты сам ими занимайся и сам за них отвечай. А я еще публично спрошу. Такого не было никогда. И я в этой культуре вырос.

— Редкое сочетание слова «культура» применительно к структуре власти.

— Ну да, управленческая культура… Eсть же хорошее выражение: культура на завтрак съедает любую стратегию. Это сказал Питер Друкер, социолог, в 2005 году на заседании совета по развитию компании «Форд». Безусловно: губернатор всегда отвечал за все, что происходит. Но не в юридическом смысле. Не все записано в его полномочиях. Но он может организовать работу, чтобы задачу эту решить. В этом смысле он — главнокомандующий и отвечает за каждого солдата, и за движение к заданной цели. Таков новый показатель, который президент установил. Сегодня система выстраивается таким образом, что губернатор отвечает не за все, а за результат развития региона..

— Извините, не могу не спросить: а за остальное не отвечает?

— Все равно: есть территория, есть федеральные органы, региональные, муниципальные. Все равно: губернатор — высшее должностное лицо. Все равно: ты отвечаешь за все, что происходит…

— …или не происходит?

— Да, ты должен думать, видеть риски, видеть узкие места и организовать работу всех…

— Даже за то, как чиновники отвечают за исполнение СВОИХ обязанностей?..

— Вот представьте себе — начальник приезжает в территорию, где какая-то проблема. Публично переводит стрелки на главу и его перед всеми отчитывает. Правда, такого у нас в области не было никогда. И предыдущий руководитель говорил: мы — одна команда и вместе отвечаем. В кабинете с глазу на глаз я могу говорить жестко. Но в публичном пространстве — мы, я имею в виду — региональная власть — неотделима от муниципальной. И глава города или района понимает, что его в сложной ситуации не оставят. Не бросят.

— Хорошо сказано… А вы помните историю о трех конвертах, которые прежний руководитель оставляет преемнику?

— С юмором у нас все в порядке. Поскольку я являюсь членом команды, — здесь у нас полная преемственность. Никогда не буду валить на предшественника, хотя в некоторых регионах этим пользуются, получая очки себе. Наоборот. Хотя нам жаловаться не на что. Основная задача; все программы — и которые были начаты, и те, что были сформированы, — продолжить.

Образование как ресурс

— А есть ли у новой администрации какие-то новые планы, новые программы?

— Eсть вещи базовые. Но возникают новые грани той работы, которую мы вели. И Владимир Владимирович считал, и я считаю, что отрасль, точнее, направление, которым мы должны заниматься, — это образование. Мы начали с мощной трансформации наших университетов. Хотим сделать наши университеты современными и сильными на уровне России. Дальше — идея, которой мы занимаемся, — научно-образовательный центр. Чем больше занимаемся, тем больше понимаем, что с реализацией этой идеи получаем очень сильный эффект. НОЦ — это не здание, не стены, не территория, огороженная забором, не сильно умные ребята, которые чего-то там делают. НОЦ — среда. Среда, которую мы должны сформировать. Среда, в которой ответственные, честные, совестливые, умные молодые люди будут сами придумывать то, что нужно сделать в будущем. Новые продукты, новые услуги, новые отношения, новые смыслы. Может быть, я очень высокопарно говорю, но важно понимать: мы переходим к постиндустриальному миру, где победителем будет тот, у кого больше креативных людей. Я думаю, что наш народ — очень креативный. Нам не нравится делать одну и ту же монотонную работу. Но зато можем очень быстро решать нестандартные задачи и решать так, как никто другой не догадается. Наступает наше время. Тремя нашими регионами мы идем к созданию такого центра. Это сквозная сложная задача, которая имеет и денежное выражение. Посчитайте лучший мировой опыт: Великобритания, Америка… Но и в Австралии третий источник доходов — образование… Такой это выгодный ресурс.

— Но ведь наше образование идет на вывоз.

— Это самый больной вопрос. Мы-то подготовим… А на кого мы работаем? Курица или яйцо — что было раньше? Но мы должны давать молодым людям перспективу и возможности для самореализации.

— И создавать условия, чтобы они оставались здесь, в комфортной среде обитания?

— Да! Eсли молодой человек понимает, что здесь он сможет делать то, что он хочет делать и что ему нравится делать… Это даже не вопрос денег — заниматься любимым делом и видеть результаты своего труда.

— Вы сказали: ресурс. Можно добавить — возобновляемый? Возобновляемый ресурс.

— Это да.

* * *

— Через месяц у территории, где вы родились и где вы «отвечаете за все» — юбилей. Это и ваш личный праздник?

— У меня к юбилею Тюменской области, к этой замечательной дате — личные чувства. 14 августа — день рождения моей дочери, ей исполняется пятнадцать лет.

ФОТО АЛEКСАНДРА АКСEНОВА

Поделиться:

Добавить комментарий

Зарегистрироваться через: