X

16+
19 ноября
2019  года
129
(4895)
Привет музыкантам
 107
№ 103 (4869)
Автор:
ИГОРЬ НОВИКОВ

Три года житель Лесобазы Сергей Окороков собирает духовой оркестр.

Музыкальные корни

Сергей вырос в семье, три поколения которой играли в народном ансамбле «Радость» в селе Омутинском. В ансамбле было 12 человек: дедушка, родители и дети-внуки. Маленький Сережа начал осваивать разные инструменты. С трех лет — свирель, с четырех — балалайку, чуть позже — гармонь и баян. И в конце концов — медные духовые.

— Дедушка руководил коллективами, папа играет на духовых инструментах. Правда, в семье все без музыкального образования. Я же, поступив в музыкальную школу по классу баяна, дома стал заниматься на саксофоне, баритоне, трубе, кларнете, — вспоминает он.

Сергей Окороков.

Eдва Сергей освоил медь, он тут же начал учить младших брата и сестренку, чтобы было с кем репетировать в свободное время.

А потом дедушки не стало, дети повзрослели и разъехались. Сейчас своим ансамблем собираются редко. А Сергей окончил академию культуры, искусств и социальных технологий по специальности «народное художественное творчество». И началась взрослая жизнь. А мечта об оркестре осталась…

Собрать единомышленников в родном Омутинском оказалось трудно.

— У молодого поколения интересы другие. Инструменты были, но играть особо никто не стремился, — поясняет музыкант.

После окончания вуза Сергей остался в Тюмени и в 2016 году пришел работать в Центр русской культуры. Поделился с его директором Альбиной Михайловной Селезневой своими планами. Сказал, что хочет набрать ребят, школьников или студентов, обучать их. Альбина Михайловна идею поддержала. Выделила отдельное помещение для занятий.

От репетиции до выступления

Тогда я и познакомился с Сергеем. Он искал учеников, а я несколько лет назад окончил местную музыкальную школу. В школе ему и дали мои контакты. Я позвал своего товарища по музыкальной школе, и мы отправились на первую репетицию.

У входа в небольшой кабинет стоял старенький, но все еще солидного вида баян «Тула 302» с самодельными латунными переключателями.

— Мой дедушка починил, — сказал Сергей.

Рядом с «Тулой» — несколько баянов поменьше и помоложе. Будто внуки вокруг собрались, чтобы послушать дедушкины рассказы. Вдоль стены выстроилась батарея медных инструментов. Сергей привез их из Омутинки. Часть уже восстановил после долгого отдыха на гвозде. Промыл, смазал, жучков- паучков из них выгнал.

В оркестр пришли самые разные ученики. Из начальной, средней школы и выше. Всего четырнадцать человек. Было семь девчонок. Из них две сестры, которые раньше уже ходили в музыкалку. Кто-то приходил вовсе без музыкальных знаний и начинал с азов. Кто-то посещал уроки игры на гитаре, параллельно играл с нами, а потом вливался в коллектив.

Начали заниматься. Репетиция за репетицией. Постепенно отдельные ноты начали превращаться в музыку. Eще неуклюжую, но музыку. Сергей вел занятия со многими другими коллективами. Иногда он приглашал знакомых музыкантов, которые когда-то давно играли по ансамблям на духовых. Они держали свои партии маршей и вальсов бок о бок с восьмилетними, четырнадцатилетними ребятами, да и с нами, студентами. Общим языком для нас становилась нотная грамота. И казалось, что никаких возрастных или профессиональных различий между нами нет.

Первое выступление перед публикой состоялось на празднике «Играй, гармонь тюменская» в сквере Казачьи луга. Мы должны были открывать концерт. Выступали полным составом, вместе с отцом Сергея — Алексеем Владимировичем. Как сейчас помню: мы выдуваем марш «Привет музыкантам», и под него мимо сцены совершают шествие все коллективы концерта.

С того момента почти любой праздник на Лесобазе сопровождался нашей игрой. Часто выступали под открытым небом, невзирая на погоду. Ноты на пюпитрах закрепляли канцелярскими резинками и прищепками. Улетят — исполняй по памяти, никаких остановок. И в палатке играли, когда под дождем высаживали аллею Победы у школы N 67. В тесноте, зато сухие! Eще был отчетный концерт Центра русской культуры в ДК «Нефтяник», и мы встречали гостей на входе в концертный зал. На следующий день Сергей восторженно рассказывал: гости подумали, что мы — музыканты «Нефтяника».

— Все удивлялись, что на Лесобазе есть духовой оркестр! — с детской радостью говорил он.

Мечта живет

К сожалению, расписание занятий наладить было сложно: у кого уроки, у кого работа, кто-то ездит в Центр русской культуры издалека. Поэтому часть участников из оркестра ушла. Но я со своим товарищем по-прежнему в нем. А Сергей Алексеевич по-прежнему набирает людей, готовых заниматься. Понемногу привозит новые инструменты.

— А что будет, когда снова сформируем состав? — спросил я.

— Конечно, хочется удержать ребят. Ну а в дальнейшем — выступления, программы. Хочется участвовать в конкурсах, допустим, съездить в Тобольск. Там в феврале должен состояться конкурс «Живой звук». Я был на нем несколько лет подряд. Оркестров, подобных нашему, я там не видел.

Вот так, в вечной спешке, в перерывах между репетициями с другими коллективами, он переписывает по памяти партитуру очередного марша, а потом разучивает ее с нами. По-прежнему идет к своей мечте.

ФОТО АВТОРА

Поделиться:

Добавить комментарий

Зарегистрироваться через: