X

16+
11 октября
2019  года
114
(4880)
Маленькие попутчики и как с ними бороться
 259
№ 114 (4880)
Автор:
ЕВГЕНИЯ ГОЛЬДБЕРГ

На рейсе Алматы — Нурсултан я оказалась в компании хоккеистов 2011 года рождения.

Крупный мальчик сел рядом со мной, расставив локти и разбросав ноги. Он наваливался на меня, если ему надо было поговорить с товарищем, сидящим сзади. А ему надо было с ними поговорить, ведь товарищ сзади очень этого хотел. «Федя! Федя! Федя! Федя!» — кричал он почти безостановочно и просовывал руку между спинками кресел, чтобы дернуть Федю за рукав. Но Федя его нечасто слышал, так как общался еще с соседом слева и с ребятами через проход. Видимо, он популярный человек в команде. Возможно, капитан. Когда принесли завтрак, Федя сразу уронил мне на платье крышечку от йогурта. Поев, он начал пулять в товарищей курагой и изюмом.

Вообще-то у меня железобетонное правило не воспитывать чужих детей, но правило не кидаться в самолете курагой и изюмом оказалось железобетоннее. «Федя, прекрати немедленно!» — крикнула я мальчику в правое ухо. Федя поворотил ко мне удивленное лицо: «А откуда вы меня знаете?!»

Довольно дружелюбно он объяснил мне, что… просто не любит ни курагу, ни изюм. А затем сбежал на соседний ряд, поменялся местом с другим юным хоккеистом. Тот тоже был активный, но хотя бы мелкий и меня практически не задевал своими конечностями.

«Дети в самолете и как с ними бороться» — дискуссия на эту смешную тему развернулась несколько лет назад на популярном туристическом форуме. Ну, то есть это мне тема показалась забавной. Я сразу вспомнила, как мы первый раз летали на самолете со старшей дочерью, ей было год и восемь месяцев. Я очень переживала, как она перенесет полет. Примерно за месяц до поездки я начала за кашкой тоном заправского сказочника рассказывать ребенку одну и ту же историю: про то, как однажды утром мы встанем рано, очень рано, возьмем чемодан, пару игрушек — Мишутку там и, наверное, Хрюшу, если он будет себя хорошо вести, — сядем в машину и поедем в аэропорт… Ну и далее, насколько хватит кашки, про самолеты, пассажиров, как мы поднимемся над землей, а облака будут внизу… Не могу знать, какую роль сыграла такая подготовка, но в означенное утро ребенок только услышал про самолет, тут же соскочил с кровати. Ну и в полете (а он неожиданно оказался более долгим, из-за сильного встречного ветра самолету пришлось сесть на дозаправку в промежуточном пункте) никаких проблем у нас с ребенком не было.

А может, и сказочка моя тут ни при чем. Ведь младших детей мы без всяких там экивоков вытряхивали из теплых постелек, чтобы ехать в аэропорт — и они тоже не устраивали истерик.

Так я и изложила свою позицию на форуме.

«Уверен, что ваша подготовка свою роль сыграла, — ответил мне товарищ из Москвы. — Вот мой пример — правда, не о самолете. Когда старшему было три, а младшая только ползала, появилось у меня две недели отпуска, и решили мы вдвоем со старшим смотаться на машине на море под Eйск. Решение было принято недели за полторы до поездки, сыну много про предстоящее рассказывали, и когда настал час икс и подъем в 3.30 утра, то вскочил сразу собираться с криками «море, море». Eхали «по-мужски», с минимумом остановок на туалет, и к вечеру уже мочили ноги в соленой воде. Дорога нелегкая, но сын настрой держал, так хотелось ему на море, и про маму вспомнил только к середине второй недели».

«Я не против детей в самолете, но… как повезет, — написала пользователь Старая Ворона. — Совсем недавно летела в самолете, сзади ребенок десяти месяцев плакал весь полет, орал просто! Мать извинялась перед пассажирами, типа мы сутки в дороге, это у него уже третий рейс за сутки, вот он и орет. Это какой же надо быть безбашенной матерью, чтоб так издеваться над ребенком! Они его бабушке, видите ли, везут показать! А то, что у бедного ребенка будет стресс и ему бабушка в десять месяцев не особо нужна, родителей, видимо, озарило только в полете. Ребенка было реально жалко, нянчились с ним всем самолетом, а вот мать готовы были прибить! Правда, она и сама уже была не рада, что полетела; по ее представлениям все 24 часа ребенок был должен либо спать, либо играть».

«А мы как попали недавно! Самолет был полон детей! Семей десять точно летели с детьми. Сзади нас сидели двое, одному около года, другому около двух. И ладно бы, если они орали! Мы бы выпили, воткнули плееры в уши и спали бы! Так они ногами, руками, хватались за спинки и прыгали, просовывали ручки к нам между сидений. Я люблю вообще детей, но этим мне хотелось дать по башке. А еще больше дать по башке их родителям! Когда на пятом часу этого ада мы, сдерживая мат, любезно попросили их держать детей, чтобы они не стучали нам в сиденья, на нас посмотрели так, как будто мы им предложили их на костре сжечь! Вот спрашивается, почему бы всех орущих и долбящих детей в самолете не пересадить в одно место? Прямо рядом, друг за другом, несколько рядов подряд. Либо в начале самолета, либо в хвосте. Пусть они долбят друг друга и орут, и никто не будет раздражаться, так как рядом все такие же».

«Эдак можно добиться эффекта синергии — вместе все крикуны будут орать дольше и громче, чем по отдельности».

«Взяла с собой ребенка первый раз, ей тогда было 3,5 года. Достаточно управляемый беспроблемный ребенок. В одну дорогу все прошло нормально. Читали книжки, рисовали, спали… Но в обратный путь девочку как подменили. Сначала она долго смотрела в окно, потом начала хныкать. Мои попытки расспросить, в чем дело, возымели обратный эффект. Она расплакалась вообще громко. Сидящие сзади мужики стали стучать в спинку сиденья и кричать мне всякие оскорбления и что я должна «заткнуть своего ребенка». У дочери началась истерика. К моему удивлению, другие пассажиры тоже выказывались в том смысле, мол, что я за мать, раз не могу успокоить ребенка. Так вот и летели четыре часа на идиотском чартере. Уже дома выяснилось, что дочь вдруг вспомнила папу, которого не видела две недели, и на нее вдруг нахлынула тоска. А потом она просто испугалась за меня, когда окружающие стали на меня нападать».

«Тут нужно доставать родителей, чтобы уделяли внимание ребенку. Это первое. Второе. Постоянно жаловаться бортпроводнику. Третье. Ребенку можно ведь дать легкое успокаивающее или снотворное — и пусть себе спит. Вывод: бороться надо не с детьми, а с их родителями. Респект тем родителям, которые любят своих детей и готовят их к перелету. А тем, кому «тоже отдохнуть хоцца», не надо давать спуску: пусть или воспитывают детей нормально, или отдыхают на даче».

«Злые вы! Родителям мозги вправить, детей отшлепать, стюарду пожаловаться… А что поменяется? Все это похоже на сотрясение воздуха! Старая истина — можешь что- то изменить, меняй! Не можешь — не парься! Вставь в уши наушники и смотри кино!»

«Угомонить чужого ребенка (если именно это подразумевается в вопросе «как бороться») можно только при условии, что вы его чем-то заинтересуете. А при недоброжелательном отношении шансы заинтересовать равны нулю. И от перепалки с родителями настроение ваше не улучшится. Eсли у чужого ребенка что-то болит, вы не можете ничем улучшить его состояние, то беруши вам в уши» (совет, кстати, дельный — E.Г.).

«На детей в самолете, если очень орущие или беспокойные, реагирую философски. Да и перелеты больше 6-8 часов в жизни редко бывают, можно и потерпеть».

«Не вижу логики между воспитанием ребенка и его плачем. Даже взрослый в самолете устает долго сидеть, хочется подняться, размять ноги».

«Я первый раз летела с ребенком, когда ему было 2 года, летели мы с мужем и моей мамой. Приехали в аэропорт, рейс рано, соответственно, ребенок не выспался, вдобавок вылет задержали на пять часов. Сын маленький, что происходит, не понимает, объяснений не воспринимает, плачет. На взлете вообще кошмар, не помогли ни чупа-чупсы, ни капли в уши, ни шоколадки, ни вода, ни сок, орал так, что у нас уши закладывало. У меня были заготовлены игры, DVD с мультиками, книги, игрушки, у меня большой песенный и сказочный арсенал, но мой ребенок категорически ничего не хотел, он хотел орать. А ведь успокаивали его мы втроем, мы ходили по самолету, качали попеременно на руках, капали себе и ему валерьянку. В итоге он устал и уснул. Что нам говорили окружающие, я просто не могу написать, но узнала я о себе много нового. Недоброжелательность окружающих меня поразила».

«Летели мы с балетной группой (20 детей, 10 сопровождающих). И на самолет попался гиперактивный трехлетка. Это белокурое счастье носилось по салону. Сперва балетные пытались вразумить малого, потом слегка побить (пацанчик тоже дрался будь здоров), однако разум подростков нашел выход — они стали ему автографы раздавать. Остальное время деть спокойно переходил от кресла к креслу».

«А я с собаками летал. В Москве, видимо, собакосалон какой-то был, ну и наши с Иркутска потянулись. Штук десять в экономе, слава богу, маленькие собачонки, но тявкали. И то никто не парился».

«Летели с целым классом, наши места оказались как раз среди этого бардака… Полчаса нам хватило, чтобы понять: если не пересядем — помрем. Они орали, прыгали, визжали… топали… Потом нашли кнопку вызова стюардессы и «динь-дон» раздавалось каждые 15 секунд. Не спас нас даже айпод с «Линкин парком» на полную мощность. Слава богу, нас все-таки отсадили. Когда мы попросили об этом стюардессу, она на нас так понимающе поглядела…»

«Пересаживаться сейчас не все авиакомпании разрешают. Это противоречит правилам авиационной безопасности. Не так давно моими попутчиками на рейсе оказалась молодая семья с двойняшками до двух лет. На регистрации папу с мамой почему-то посадили не рядом, а друг за другом (хотя в этой модели самолета кресла скомпонованы по два), и мама первым делом спросила стюардессу, нельзя ли им пересесть. Оказалось, в этом самолете на каждые два кресла в ряду приходится три кислородные маски, поэтому с двумя взрослыми может сидеть только один ребенок. Родители растеряны, они никак не ожидали, младенцы уже плачут, мама извиняется передо мной: понимаете, они все время вместе… Они еще ни разу не разлучались! В конце концов мамочке разрешили взять к себе на колени и второго ребенка, но только после набора высоты».

«Всем попадаются шумные и беспокойные дети в самолетах, автобусах и поездах, но зачем позволять себе распускать нервы и терять лицо? Вы же не дети, а взрослые, умейте владеть собой».

«Детоненавистники, вы о чем? Выходит, что все дети постоянно орут в самолете и пихают в спинку впередистоящего кресла ? У меня получается более 20 полетов в год, но я даже не припомню, когда последний раз слышал детский ор. В спинку кресла недавно ребенок пихался, было дело, раза два по десять минут. И в том же полете тетка, сидевшая впереди меня, откинула спинку своего кресла и три часа пролежала у меня на коленях. Кого мне хотелось прибить? Правильный ответ — тетку».

«В этом деле главное — решимость отстаивать свои права. Дети, как и животные, очень четко чувствуют силу намерения! Безо всякого чувства вины и ложного стыда».

«Мы слишком разные, с этим надо как-то мириться. Иначе нас ждет эскалация насилия».

«Наверное, тема себя изжила. Никто никому ничего не доказал — все остались при своих!»

«Присоединяюсь, все переросло в такую свару, что вопли ребенка в самолете — райская музыка».

Приписка от модератора: хамство и переход на личности промодерированы; тема закрыта.

ФОТО АВТОРА

Поделиться:

Добавить комментарий

Зарегистрироваться через: