X

16+
12 ноября
2019  года
126
(4892)
Дальше ваш билет недействителен
 341
№ 125 (4891)
Автор:
Елизавета Ганопольская

«Спроси у жизни строго: какой идти дорогой? Куда по свету белому отправиться с утра?» Увы, далеко не всем жизнь сразу отвечает. В отсутствие расписания и прямых указаний диспетчера выбранный путь (не так уж редко!) оказывается ошибочным. Для кого-то это становится трагедией, для кого-то — шансом изменить свою жизнь, пересесть на другой поезд, начать все сначала.

Эльвира, 48 лет:

— Я врач, лет 15 назад работала в стационаре сутками, оставалось свободное время. Мой брат тогда заведовал маркетингом в одной приличной конторе, предложил мне вариант подработки. Это называлось «телефонный маркетинг». Мне присылали телефонные базы данных различных организаций по всей стране (мы торговали стройматериалами), я эти базы обзванивала и говорила следующее: здравствуйте, вас беспокоит организация такая-то, пользуетесь ли вы такими-то конкретными материалами? Eсли да, можем прайсик прислать! И кстати, люди отвечали достаточно доброжелательно и вежливо: нет так нет, или «да, прайсик давайте», или «не знаю, нужен Иван Иваныч, перезвоните ему через три часа» и т.д. Работа как работа, из дома, со своего телефона (я им потом приносила счета, они оплачивали). Бесило, конечно, твердить одно и то же. Но звонить по всей стране было интересно, то в Смоленск, то в Новосибирск, прикольно! И деньги опять же за это платили, я купила новый диван. Так я пару лет работала, потом, видимо, для работодателя это стало не шибко выгодно, и мы этот проект свернули.

Лиза, 57 лет:

— Только этим и занимаюсь — меняю профессии. Но все они у меня такие, что остаются со мной навсегда. Врач-психиатр (продолжаю ставить диагнозы окружающему миру); журналист (в юности активничала, подрабатывала в газетах и на радио, потом был период того же в Израиле); литературная работа (мутное понятие, много мест работы); писатель-поэт-драматург (все это приносит мало денег и забирает много жизни); график-иллюстратор (вполне хорошая профессия, но надоело на работу ходить); свободный художник — уже 13 лет, полет кайфовый. На «почему» основной ответ — «должно быть интересно». Интерес не падает с неба, конечно. В случае со мной он просто уже присутствует. В этом всегда была моя проблема — сложно выбрать. Кстати, это неправильно, жить так — роскошь, и за это приходится расплачиваться. Чем расплачиваться? Депрессиями, нищетой, отсутствием нормального «послужного списка», странными взглядами знакомых и тыды. Кстати, на десятилетие худдеятельности я написала текст, как стать профессиональным художником во второй половине жизни. Цитата: «Будьте готовы к тому, что из нормального вменяемого человека в глазах окружающих вы станете ушедшим в штопор неврастеником. На вопрос: «А кто это?» — будут отвечать на ушко: «Это моя подруга. Она думает, что она художник». Ваши знакомые нехудожники будут смотреть на вас с естествоиспытательским интересом, как на танцующего медведя или как на пьяную амебу, они даже будут улыбаться и кивать, приговаривая: «Я бы тоже хотел порисовать, но надо зарабатывать, у меня обязательства перед семьей». Они честно ожидают, что вы их пожалеете и испытаете стыд, они искренне не представляют иной реакции. Не поддавайтесь. За свое согласие на «смерть под забором» вы имеете право хотя бы на кайф полета, пусть даже в пропасть.

Константин, 50 лет:

— Работал на местном телевидении редактором и ведущим, после переезда в Москву стал бизнесменом. Переехал, потому что хотел развиваться, надоел маленький город, нравилась столица. Открыл фирму и 10 лет организовывал деловые конференции, выставки и корпоративные мероприятия. Потом опять переехал, в соседнее государство. Москва утомила суетой и количеством людей, сейчас живу в доме на природе. Занялся писательством, стал видеоблогером.

Ирина, 63 года:

— Я актриса. Был период, когда, живя за границей, зарабатывала уборкой чужих квартир. С первыми заказами было туговато, но потом предложения сыпались, как из рога изобилия, и я уже выбирала. Меня ценили, потому что реактивная, ответственная (просто упаду на амбразуру, если обещала) и надежная (проверенная, не воровка — мне же выдавались даже ключи от квартир). Сейчас я опять актриса, и у меня есть маленький театр. Пришлось побыть драматургом: в этом театре идут две моих сказки. В стихах. Мне понравилось. В стихах интереснее писать. Понятно, что чистой воды графоманство. Но в моем случае — амбразура. Нужны были эти пьесы, писались на конкретных людей. Других новых навыков в связи с театром не понадобилось. Я играю в театре, мне, как дельфину, эта среда (фантазии событий и правдивости чувств) привычна, комфортна и естественна. Только в жизни не могу притворяться.

Поделиться:

Добавить комментарий

Зарегистрироваться через: