X

Чувствую связь

  • 31.01.20
  • Евгения Гольдберг
  • 185 просмотров

Андрей Вознесенский. Зов озера.

Наши кеды как приморозило.

Тишина.

Гетто в озере. Гетто в озере.

Три гектара живого дна…

Подростком я любила Вознесенского и читала все подряд. Прочитала это и представила, как человеческие останки свалены на дне и их можно разглядеть через толщу воды. Это я маленькая была, глупая. Не понимала, что страшное в этом стихотворении — не трупы.

Сейчас я умная и сразу гуглю. И не нахожу никаких сведений про затопленное гетто.

Не мог же поэт такое придумать. Поэты ничего не придумывают. Они просто так реагируют на жизнь, создавая стихотворные образы. Так и есть: оказывается, Вознесенский написал «Зов озера» в 1965 году в Ивано-Франковске. Местный житель позвал его на рыбалку, а потом упомянул, что, мол, озеро выкопано после войны на месте, где фашисты расстреливали евреев.

Натыкаюсь в интернете на любопытную страничку — запись в личном блоге. Запись озаглавлена «Рейтинг мистических мест Прикарпатья», и под номером пять там фигурирует заброшенное еврейское кладбище в Ивано-Франковске, расположенное за Городским озером. Автор упоминает один эпизод, как в октябре 1941 года на окраине кладбища фашисты выкопали яму глубиной пять метров, привезли десять тысяч евреев, разделили на группы и заставили прыгать в яму, где их расстреливали из пулемета. Казнь продолжалась пять часов. Так вот Городское озеро, строительство которого началось в 1954 году, частично охватывает территорию этого кладбища. Но на самом деле это все байки и никакой связи между озером и кладбищем нет, считает блогер, ведь их разделяют «минимум 700-800 метров».

Но про расстрелы, к сожалению, не байки. За годы немецкой оккупации, я гуглю дальше, в Ивано- Франковск, который тогда назывался Станиславом, свезены со всей округи и убиты 230 тысяч человек, в том числе 214 тысяч «советских граждан еврейской национальности».

И про расстрельные ямы все правда. По всей Восточной Eвропе таких ям множество. Многие обнаруживаются случайно, как правило, при строительстве. Кости собирают, вывозят на свалку, а строительство продолжается.

«.Я живою водой умоюсь, может, чью-то жизнь расплещу. Может, Машеньку или Мойшу я размазываю по лицу!» Поэты, они слишком чувствительные. «Может, так же не чьи-то давние, а ладони моей жены, плечи, волосы, ожидание будут кем-то растворены?» Рядовые жители Ивано-Франковска в своем озере спокойно купаются. Приезжающие в город туристы нос воротят: вода не очень чистая. Напридумывали всякого. «Место красивое, но как будто замершее, — оставила отзыв на www. tripadvisor.com некая Настасья. — Мы кидали в озеро камушки, оно издавало очень странные звуки».

Может, это и не то озеро. Может, и нет связи.

Поделиться:




Post a comment