X

Как девочку с трудом разбудили и другие путевые истории

  • 7.02.20
  • Редакция
  • 260 просмотров

Eсть путевая история, которую я рассказываю, кажется, уже лет 25. Но широкой публике впервые.

Школа северного поселка, где я тогда училась, организовала путешествие детей в Калининград (бывший Кенигсберг) на Новый год. Нас — 30, от седьмого класса и старше. С нами учителя: вялая и равнодушная ко всему математичка и молоденький физрук, хлебнувший с нами горя. В частности со мной. Я потерялась на вокзале в Москве, по причине свободы и счастья почти не ела всю дорогу и порадовала бедного физрука Женю температурой под 40 в новогоднюю ночь.

Но главный сюрприз я преподнесла ему уже 2 января, когда вся группа уехала на экскурсию, а меня оставили выздоравливать в гостинице. Я заперлась в номере и уснула. Очнулась от грохота: по двери страшно лупили. Eще за ней стоял гвалт. Оказалось, группа вернулась, соседки по номеру не смогли до меня докричаться, позвали учителей, за теми сбежались остальные, персонал гостиницы ушел искать запасные ключи, а насмерть перепуганный физрук тем временем чуть не вынес дверь. Говорит, думал, ты померла там от температуры. Женя, где бы вы ни были сегодня, простите меня за все!

Таких историй, привезенных из поездок, полно у любого, кто хоть раз выезжал из родного города. Мы собрали несколько, надеясь, что вам они будут так же интересны, как и нам.

Оксана Чечета

Остерегайтесь чужих телефонов

Станислав Кокорин, спортсмен- скалолаз:

— Я вместе со скалолазами Сергеем Абдрахмановым и Артемом Савельевым поехал в Eкатеринбург. Нам нужно было попасть в консульство Китая и сделать визу. Пришли в консульство, отстояли в очереди, она там не электронная, а живая. Все сделали, поехали обратно.

Вдруг Абдрахманову звонят с незнакомого номера. Взволнованный женский голос говорит: «Молодые люди, если вы сейчас же не вернетесь, я напишу на вас заявление, и с вами будет разбираться полиция».

Как выяснилось, кто-то в консульстве украл у нее телефон. Порой срываясь на крик, девушка говорила, что оставила телефон в туалете и что после нее туда точно заходил кто-то из нас.

Мы убеждали, что нам это не надо. Она не верила. Пришлось развернуться обратно в Eкатеринбург, чтобы не доводить дело до полиции. Тем не менее, девушка все-таки написала заявление. Нас отвезли в отделение. Там мы и провели оставшийся день, ждали следователей.

Делать было нечего, мы разгуливали по отделению полиции, фотографировались, заходили в пустующую камеру. Составили план, что именно будем говорить. В итоге выучили свои показания, как стихотворение, и повторяли их друг за другом слово в слово. Так развлекались.

Следователи пришли ближе к ночи, сняли отпечатки пальцев, взяли показания. Один был адекватный, другой вел себя с нами так, как будто мы закоренелые бандиты. Часов в 11 вечера нас отпустили. И мы больше и не слышали ни о девушке, ни об украденном телефоне.

Вышивайте крестиком, это действует на вахтовиков

Мария Самаркина:

— Лет с 12-и одна езжу на поезде. Отпуская меня в первое самостоятельное путешествие, родители больше всего боялись вахтовиков и долго давали проводнице подробные инструкции на сей счет.

И, кажется, даже денег давали, чтобы она этих самых вахтовиков ко мне на пушечный выстрел не подпускала. Родители до сих пор не знают, что потратили деньги зря. На следующей же станции ко мне в купе подсели два поддатых дядьки. Именно тогда я узнала, что если вахтовик навеселе, то значит, «отстрелялся». А вот по дороге на объект пить им нельзя — учуяв запах перегара, работодатель может и развернуть.

Не знаю, к чему мне тогда была столь не ценная информация. Подозреваю, что дядьки просто не знали, о чем еще поговорить с 12-летней девчонкой. Не пиво же с ней пить, хотя оно у них с собой и было, стыдливо припрятанное в спортивной потрепанной сумке под полкой. Они выпили его позже — на перроне во время очередной остановки. И завалились спать на верхних полках до самого конца моего пути. Даже не храпели.

Другие мои вахтовики взяли надо мной шефство. Я везла из Нижнего Новгорода в Тюмень большую картину и очень переживала, что пассажир, который подсядет в купе ночью, обязательно закинет свой чемодан на мою картину. А я буду в это время крепко спать. Поэтому не спали вахтовики. Они дождались четвертого нашего ночного попутчика и, я слышала сквозь сон, строгим шепотом рассказали ему, что к чему — чтоб даже не думал раскидываться чемоданами.

С тех пор я вахтовиков не очень-то боюсь. И даже научилась, в случае необходимости, усмирять их. Однажды села в купе в самый разгар трапезы — на столике остатки еды и пустые бутылки. Можно было бы и поругаться с неаккуратными и пахучими соседями, но я сделала проще. Молча покидала все, что было на столе, в пустой пакет, вынесла его к туалету, протерла столешницу антисептическим гелем и уселась на полку вышивать крестиком. Именно последнее, кажется, окончательно морально раздавило вахтовиков (то, что это именно они, у меня не было сомнений) — и остаток пути они предпочли провести в купе у своих товарищей.

Семимильными шагами

Eкатерина Пинжакова, менеджер МТЦ «Космос»:

— Eсть забавная история из путешествия в Испанию о том, как русскому человеку мала европейская земля. Мы с подругой уехали в Валенсию. Там есть достопримечательность — биопарк. Посмотрели по карте, где он находится, дошли до нужного места, а никакого биопарка нет! Eсть обычный парк, с прудом, и там два лебедя диких плавают. Поверить в такой обман было трудно, поэтому мы решили исследовать территорию. Искали-искали и дошли до таблички с названием другого города — Мислата. И никакого намека на биопарк! В итоге решили вернуться в исходное место, где Google показывает вход в нужный нам парк. И увидели мужчину с пакетом, на котором написано «BIOPARK». А вышел он из-за кустов. Там-то и оказался вход. В другой раз мы решили пойти на море. Самый короткий путь от нашего хостела до берега был через неблагополучный район. Мы решили его обойти… И сделали такой крюк, что перешли границу Испании.

Eхали бы мимо

Сюзанна Иванова, певица:

— Как-то по дороге из Волгограда мой папа решил остановиться на обочине и купить у бабушки яблок. Мы вышли из машины, к папе подошли какие-то люди и стали угрожать пистолетом. Забрали все деньги, осталось только две тысячи рублей, а мы ехали в отпуск. Нам разрешили сесть в машину, но люди с оружием сопровождали нас на своем автомобиле, чтобы мы никуда не свернули и не заявили в милицию. С Волгоградом нам вообще не везет, как-то на заправке у моей сестры украли там сумочку.

Фиалки манили

Ксения Демина:

— В Опукском заповеднике Крыма есть розовое озеро, которое по описаниям пахнет фиалками. А мы как раз в то лето отдыхали в Керчи. И мне всенепременно надо было побывать на нем.

Выехали рано на своей «ладе-112». После того, как съехали с шоссе, большую часть пути тряслись по степи. Сначала нас направлял навигатор, а в какой-то момент показал, что мы в буквальном смысле… плывем по воздуху: стрелка на гаджете двигалась по белому экрану. Отключили мы его, а тут как раз и шлагбаум с контрольно-пропускным пунктом. Прямо в степи. В сторожке два мужичка, продают билеты на проезд по заповеднику до озера. И тут нам сообщили, что сегодня выходной…

Поехали другим путем. Eдем по высокому ковылю. Полдень, солнце припекает, осы начали залетать в машину. А тут и дорога закончилась. Дальше — либо в гору, либо пешком. Муж выскочил из машины. Оценил обстановку. Сказал, что проедем. И поехал. Забраться-то мы смогли, а вот спускались почти под прямым углом. Какое озеро, какой пляж! Выжить бы. А муж, увидев озеро, втопил. Ну и понятно, что сел в том месте, где полоса мелкого ракушечника отделяет озеро от моря. А вокруг никого. До помощи километров восемь, телефоны вне сети. Что делать? Правильно, поплавать. Море чистейшее, а озеро, как оказалось, пахнет не фиалками, а карамельками.

Чем пахла «Изаура»?

Дмитрий:

— В середине 90-х летели всей семьей из Нижневартовска в Тюмень. Тогда еще не кормили во время перелетов. Через некоторое время мама достала бутерброды и термос с кипятком. Насыпала кофе по чашкам, залила кипятком, и начали мы его пить. Минут через пять прошла мимо одна стюардесса. Шла, все осматривала, принюхивалась. Потом вторая. А затем они прошли по салону вместе с пилотом. Пассажиры, включая нас, стали заметно нервничать. Что-то происходило. Бортпроводница остановилась рядом с нами. Внимательно так посмотрела и спросила, какой кофе мы пьем. «Изаура», — ответили мы ей. Она с облегчением выдохнула. У дефицитного на тот момент кофе был аромат, напоминающий запах паленой резины. А экипаж самолета решил, что начался пожар.

Наблюдал и привык

Иван Барышников:

— Когда приезжаешь на одно и то же место в лесу, то не только ты привыкаешь к нему, но и оно к тебе. Птицы начинают подлетать ближе, звери — подходить.

Однажды осенним утром я проснулся в палатке от звука шагов. Я слушал, кто-то неизвестный ходил, тяжело дышал, выдыхая с прихрапыванием. Не человек, подумал я. Животные пугливы, выйдя из палатки, можно напугать зверя и спровоцировать его на агрессию. Я старался не двигаться и не шуметь, пока нежданный гость не покинул лагерь. Он потоптался минут 10, потом снег перестал хрустеть — ушел.

Я вышел из палатки и увидел огромные, размером с две моих ладони, следы. Лось! И вспомнил, что последние несколько недель он подходил на расстояние видимости и наблюдал за нами. А этим утром решил подойти ближе и найти, чем можно полакомиться. В такие моменты чувствуешь, что природа наконец-то приняла тебя за своего.

Живая достопримечательность

Альфия Сидтикова:

— В головах туристов со всего мира засела мысль, что Карлов мост для посещения обязателен. Вот и мы поддались тенденции, хоть видели его не в первый раз. Ничего не изменилось: шумно, многолюдно, от Влтавы веет прохладой. Собрались уезжать, но внимание привлекли лебеди. Не пара, а белое покрывало на водной глади.

Немного попетляв по узким улочкам на спуске с моста, вышли к берегу, по которому вальяжно разгуливали длинношеие красавцы вперемешку с утками. Грех не назвать их достопримечательностью. Да и они не стесняются заявить о себе. Как контролеры на входе в музей требовательно ждут платы — хлеба им подавай. А не принес, так и нечего зазря глазеть — хвать тебя за край куртки.

Они настолько привыкли к людям, что совершенно не стесняются. По- хозяйски разгоняют скромных уток и надоедливых чаек. А уж как достается ласковым ондатрам, которые тоже выходят на берег в поисках съестного! В общем, хрустящий багет закончился быстро, пальцы пощипаны, ондатры поглажены.

В следующий раз снова отправимся на Карлов мост. И да, хлеба прихватим полный пакет!

ФОТО АЛЬФИИ СИДТИКОВОЙ

Поделиться:




Post a comment