X

Дед в основании пирамиды

  • 19.03.20
  • Инна Горбунова
  • 171 просмотров

В цирке на пенсию можно выйти после 15 лет трудового стажа.

Eсли выступать на манеже с раннего детства, то на заслуженный отдых реально отправиться и в 25. Заманчивая перспектива стать молодыми пенсионерами по возрасту есть у юных велофигуристов Ткаченко. В этом году 10-летний Рома и 12-летний Никита официально стали артистами цирка. Так решил их дедушка Леонид Ткаченко. Прототип нынешнего номера он создал почти два десятка лет назад, а выступает в цирке более 50 лет.

Денис Моргунов

Леонид Ткаченко.
Автор фото: Денис Моргунов

— Цирковых артистов часто ставят в жесткие рамки, как артистов балета, — рассказывает Леонид Петрович. — На манеже ты должен выглядеть молодо, подтянуто, энергично. Так хотят зрители. Да и сами цирковые жанры требовательны к физическим данным атлетов. Eсли можешь, делай по максимуму, а нет — уходи. Цирк — это не спорт, когда на тренировке ты один, а вне ее другой. Цирк — это образ жизни.

Сам он тоже попал в цирк мальчишкой. Однажды к ним в маленький белорусский город Молодечно приехал на гастроли известный вело-фигурист Александр Александров. Звезду уговорили зайти в железнодорожный клуб и посмотреть занятия цирковой студии. Увидев выступление 15-летнего Лени, мэтр сказал, что готов сразу забрать его с собой.

Началась гастрольная жизнь. Бесконечные переезды, гостиницы. Небольшой двухлетний перерыв случился, когда Леонида забрали в армию. После армии он вместе с другом придумал ретро- аттракцион «Парад велосипедов». В одном номере объединили разные жанры (дрессуру и акробатику) и показали историю развития двухколесного транспорта, от первых деревянных «костотрясов». До начала 90-х велошоу шло с неизменным успехом, но случился кризис. Пришлось пересмотреть затраты и создать семейный номер (к тому времени он уже выступал с женой), который будет кормить, который не стыдно передать по наследству. Так родилось шоу, в котором сейчас выступают пять членов семьи Ткаченко.

— Где бы ты ни работал, не имеет значения — в возрасте ты или нет, — говорит Леонид Петрович. — Важно, чувствуешь ли силы работать как молодой. Я возраста не ощущаю. Хотя мне уже 68 лет. Eсли бы понял, что стало скучно, что перегорел, что зритель мне не рад, — тут же ушел. Но наш номер принимают хорошо. И внуки в нем работают с большим удовольствием. Им выступать нравится. Хотя, я знаю, сейчас немодно трудиться до седьмого пота. Жизнь к чему молодых приучает? Нажал кнопку — и готово. В профессии так не бывает.

В номере Леонид Петрович нижний и буквально везет всех на себе. Не одного-двух, а всю пирамиду.

— Да разве это нагрузка? — смеется он. — Так, разминочка. Другое дело раньше, когда в номере было пятнадцать человек!.. Мы работали по 56 представлений в месяц — по четыре раза в неделю. Казалось, что задыхаемся от перегрузки. Мечтали отдохнуть. И вот теперь в месяц у нас не больше семнадцати представлений. Хотим больше, а нет. Мы же люди старой закваски — нам работу подавай. Конечно, многое дается тяжелее, чем в юности. Иногда так прихватит, что ногу не поднять. То тут болит, то там.

Леонид Петрович уверен, что у цирковых профессионального выгорания не бывает. Да, случаются моменты, когда хочется бросить; он даже пробовал искать себе замену, но пока не смог. Важны ведь не только физические данные: он тоже не богатырь — при росте 172 сантиметра весит всего 79 килограммов. А везет на себе 500.

К слову, не каждый велосипед такой вес выдержит. Китайские не подходят, оси ломаются через два- три дня. Зато наш советский «ЗИФ» пензенского завода служит верой и правдой с 1975 года. Там в каждом колесе по три камеры, которые накачиваются до семи атмосфер.

— За 50 лет в цирке я многое видел, встречался с разными людьми, выступал в программах вместе со звездами эстрады, нас приветствовали стадионы. О чем еще мечтать? — размышляет Леонид Петрович. — Хочу довести внуков до такого уровня, когда они смогли бы выступать и без меня. Чтобы не ушли, если их поманят на легкие хлеба. Моя задача сохранить номер, чтобы жанр не умер. Сейчас все держится на людях, которые родились еще в советское время. Главная наша сила не в мышцах, а во внутреннем стержне.

Поделиться:




Post a comment