X

Путешествие паломника в Индию

  • 27.03.20
  • Светлана Рычкова
  • 301 просмотров

Продолжение. Начало в NN 19, 26.

Берег Ганга.

Утро шестого дня. Маяпур

Побывав в Тирупати, поклонившись Баладжи, самой сострадательной форме Вишну, полюбовавшись из поезда на распаханные до единого кусочка земли Индии и ужаснувшись видам Калькутты, мы с группой паломников приезжаем в Маяпур.

Как известно, паломники ездят по святым местам, чтобы им поклониться. И мы везде кланяемся: и земле Тирупати, и земле Маяпура, и во всех храмах, и всем самадхи (местам захоронения святых), и всем кундам (озерам) и рекам. Причем дважды — приходя и уходя. Такова традиция.

…Поспав часа четыре, а то и меньше, вскакиваем — бежим на утреннюю службу в храм. Храмовая территория впечатляет, хотя я ожидала, что Маяпур большой, а на деле — узкие улочки, движение — только мопеды, рикши и велосипеды. За воротами территории еще ходят автомобили, но редко. В общем, маленький городок. На территории — море строительства: много новых гостиниц. Причем работают одни индийцы. Интересно, что тут делают живущие постоянно иностранцы? Например, пять сотен россиян. Я этого так и не узнала. А, да — парочка русских продавала книги, один рассказывал об экологическом маршруте и просил пожертвований. Может, остальные в храме служат. Рассказывали, что русская диаспора там дружная. Русская речь повсюду. Реже английская, китайская и испанская.

На ухоженных клумбах в изобилии растут разноцветные петуньи, гвоздики, анютины глазки, бархатцы, розы, георгины. Я ожидала экзотического великолепия, но увы. Скромность клумб компенсируют деревья: на территории два огромных фикуса, кроны которых пострижены в форме усеченного конуса. На лестнице в лекционный зал — горшки с бутылочным деревом, в деревья впилась корнями лиана. Повсюду красивые витые металлические заборчики, выметенные начисто дорожки… Кукольное все такое, слишком чистое.

Я для себя определила: Тирупати — это индийский Кавказ, маяпурская храмовая территория — Тюмень (и воздух тот же влажно- болотный, и те же вылизанность и кукольность).

В храм попадаем на конец службы. Наряды на божествах роскошны! Можно приходить день за днем и просто стоять и подолгу разглядывать их. Каждый день божеств переодевают в новые одежды — цвет их зависит от цвета дня недели. Это целая наука. В соседнем зале вижу мою давнюю тюменскую подругу, несколько лет живущую в Маяпуре, — пришла меня встретить. Накормила пиццей и лапшой (неужели будет нормальное питание наконец?!), довезла на своем мопеде до «Русского дома», где будет лекция. Повидались.

Лектора почти не вижу, лекцию не слышу — сплю, сидя на лестнице. Ну, успею еще послушать. Впереди встреча с Гангом и отдых…

Вторая половина шестого дня. Ганг

После лекции на входе в гошалу (загон для коров) пьем из маленьких глиняных крыночек очень вкусный йогурт, и наш гид ведет нас к Гангу. Я ожидаю на берегу ступеней, храмов, как на картинках, — а нет! Пологий песчаный берег: белый, мягчайший, очень мелкий песок с серебристой слюдой, асфальтовая дорожка, по сторонам попрошайки. По правую руку небольшой домик, храм Ганга. Все. Все равно это долгожданная встреча: вот она, священная река, которая забирает, если в нее окунуться, грехи всех прошлых жизней. Жаль, будущие грехи не забирает. Широкая, спокойная, достаточно светлая. Первое ощущение, когда входишь в реку, — необычайная мягкость. Я лечу, поскальзываюсь на глине, меня за руку ловит пожилая женщина, бодрая и задорная, как пионерка. Она передразнивает мое «у-у-у» и смеется.

И вот я стою в чем-то воздушно- мягком, что водой-то назвать нельзя, на дне — настолько же мягкая глина, держусь за бамбуковую палочку-вспомогалочку и не хочу выходить. Время пропало, шевелиться не хочется, столбняк счастья… Но надо выходить — муж с гидом на жаре чахнут.

Впереди 11 дней в Маяпуре, потом на неделю во Вриндаван. Это третья точка нашего паломничества.

День седьмой

Седьмой день был для меня не самым удачным. Встала в пять утра — пошла служить: украшать пандал к одному торжеству. В местности абсолютно не ориентируюсь. Иду одна. Встречных нет, густой туман. Наконец велосипедист. Говорит: нет, надо по другой, параллельной этой, дороге идти. Сворачиваю на другую, иду по ней — понимаю, что тут вообще никто не ходит: под ногами огромные листья, коровьи лепешки. Упираюсь в железный забор, вокруг канавы и колючая проволока. Приходится возвращаться и искать другой путь. И накрывает дежавю — во сне сколько раз видела эту дорогу в тумане, приводящую именно в такой тупик с проволокой.

После встречаю попутчицу, которая тоже идет служить. Высокая яркая женщина — экономист из Сыктывкара. Мы с ней болтаем, как будто сто лет знакомы. Доходим до пандала без приключений, убираем мусор: вчера вешали гирлянды, осталось много листиков и лепестков. Потом садимся рвать пушпу — лепестки цветов на пушпанджали (церемония, когда бросают лепестки на привилегированных особ). Нам приносят охапки роз. Надо каждую обработать. Я сначала пыталась отрывать по листочку, потом поняла — неэффективно. Начала вырывать все соцветие, ухватившись покрепче за чашелистик, — и лепестки сами рассыпались, оставалось их отделить друг от друга и убрать верхние, некачественные. Насыпали гору лепестков — очень красиво! Потом их дети разбросали по дорожке, по которой пойдет виновник торжества, и раздавали в горсти встречающим, чтоб осыпать его.

Вышла за территорию пандала босиком, пошла помыть руки под краником с водой, вода лилась на скользкий каменный пол, и я поскользнулась — полетела, ударилась затылком об угол кафеля. Очень больно.

Я вою, сбегается толпа индийцев, как в болливудском кино к поющему герою, меня под руки ведут и кричат «госпитал», кровища хлещет. Но я понимаю, что тошноты нет, головокружения тоже, благодарю и прошу кого-нибудь найти мужа. Охранник на мопеде с люлькой увозит нас в госпиталь. Вот сколько раз видела такие падения в фильмах по романам Агаты Кристи. Все насмерть. Об угол камня головой! А я живая и даже без сотрясения. А еще в Тирупати мне очень хотелось побриться наголо. Там женщины брились — оставляли волосы Вишну в качестве подношения. Но у меня времени на это не было. А в Маяпуре побрили: привезли в госпиталь, выбрили участок затылка. Говорят, в Индии в святых местах желания сбываются моментально — и надо быть с ними осторожнее.

В госпитале подушка и простыни очень грязные. Медсестра двигается как сомнамбула. Натыкали мне с врачом шесть уколов в голову. Зашили, наложили повязку, забинтовали так, что бинт сразу слетел. Укол в плечо от столбняка. Взяли 500 рупий за обслуживание, выписали антибиотики, сказали прийти на осмотр через три дня, не мочить. Я дома все равно как могла вокруг помыла — запекшаяся кровь, размокая, текла и текла с волос. Прямо фильм ужасов.

Продолжение следует.

ФОТО АВТОРА

Поделиться:




Post a comment