X

Охотник на привале

  • 30.04.20
  • Владимир Суслов
  • 340 просмотров

Иван Бунин. Полное собрание сочинений в 13 томах. Том 5. Воскресенье, 2006.

В произведениях искусства привал и посиделки у костра, пожалуй, самая романтичная часть охоты. Время отдыха, баек и страшных историй, призванных не напугать, но развлечь и снять страх перед неизведанным — перед тайнами дикой природы. Но так же, как типичное изображение охоты иногда оборачивается вокруг своей оси (охотник становится жертвой, жертва — охотником), так и привал может оказаться тем, с чем человек никогда не пожелал бы сталкиваться.

Таким изображается отдых в миниатюре Бунина «Ужас». Возвращаясь поздно с охоты, путник забредает переночевать на одинокий хутор в поле. Охотнику кажется, что ничто не предвещает беды, однако позже он просыпается от невероятного стука в оконную раму. Герой вскакивает, видит огромную темную фигуру в окне, грозится выстрелить. Отточие… Следующий абзац нарочито бесстрастным языком описывает беспризорную лошадь, подошедшую почесаться к оконной раме флигеля, где ночевал охотник.

Что же произошло? Неужели обычная лошадь, скрытая во тьме, так напугала героя? Убил ли он ее? — задаемся мы вопросом. Бунин не дает ответа, заставляя вступать нашего внутреннего следователя, наше воображение в диалог с текстом. Читатель, как (и) охотник, желает отдыха, но получает нечто совсем другое.

«Ну, наверняка лошадь — это символ ночного кошмара и ужаса, как на серии картин Фюзели». — «Нет, это отсылка на Откровение Иоанна Богослова, или Апокалипсис, там же четыре всадника было, а они, вестимо, не на осликах ездили. Даже Иосиф Бродский стихотворение написал «В тот вечер возле нашего огня / увидели мы черного коня», а там: «Он всадника искал себе средь нас». То-то же!» И так далее, и так далее без конца…

Поделиться:




Post a comment