X

Паркур и чертовщинка Илюшкина

  • 19.05.20
  • Светлана Рычкова
  • 161 просмотров

Директор драматического театра Сергей Осинцев выложил в фейсбуке видеоролик: актеры театра на самоизоляции поддерживают форму. Самым техничным из участников ролика мне показался Виталий Илюшкин.

— Вообще у нас многие актеры хорошо двигаются. Игорь Гутманис может делать акробатические номера, Дмитрий Куклев очень подвижный. Но то, что я могу сделать, другие не могут.

Виталий Илюшкин.

Виталий владеет многими разновидностями сальто: боковое, заднее, рондат заднее, переднее внутреннее, от стены заднее, заднее 360, стрекосат, гейнер. Говорит, что и помимо сальто знает много разных акробатических элементов.

— Их разнообразие зависит от того, где ты это делаешь. Eсли есть объекты, благодаря которым можно сделать что-то сложное, то эффект больше. А если у тебя в арсенале просто пол, то ограничиваешься тем, что можно сделать на плоской поверхности.

Виталий родом из маленького городка Саяногорска в Хакасии. Рассказывает, что, когда учился в седьмом классе, в моду у подростков вошел паркур — умение прыгать и карабкаться по стенам и крышам городских домов. А еще в городе тогда было много и хип- хоп фестивалей.

— Мы с друзьями на один пришли, увидели, что народ делает на сцене, и сразу щелкнуло (щелкает пальцами — С.Р.) — берем! Мы командой-бандой в 15 человек ходили по улицам, находили газончики, песок, опилки, с покрышек прыгали-падали на шею, на бок — отрабатывали приемы.

Спрашиваю — а не было травм? Три раза плюет через левое плечо, стучит по дереву скамьи, на которой мы сидим, — ни разу.

— Ребята всему учились сами: где-то что-то увидели — повторили. Сначала два человека страхуют, потом один, потом просто рядом человек идет и делает вид, что он тебя страхует, потому что если даже он и не думал страховать, то с идущим рядом помощником психологически легче. Мы с командой были на весь город знамениты. Дети, что помладше, нами восхищались. Не было батутных центров, залов — вся учеба на улице. Потом я начал писать стихи, рэп, совершенно спонтанно поступил в Красноярский институт культуры на актерское, и паркур-походы закончились.

Зато помогли при поступлении в институт. «Eсли ты умеешь что- то особенное делать — почему не показать?», — говорит Виталий. На первом курсе ему вообще не нужно было ходить на занятия по сцендвижению:

— Народ разучивал примитивные кувырочки, растягивался, а только я показал, что умею, мне преподаватель сказал: свободен.

После окончания вуза опять-таки спонтанно попал в Уфу в труппу Русского академического театра драмы Башкортостана.

— Там я играл спектакль, в котором много прыгал. Но театр тот мне по душе не пришелся: атмосфера не моя.

Однажды Виталий приехал на Новый год к сестре в Тюмень, пожаловался, что работа тяготит, и она предложила попробоваться в наш театр. И вот Илюшкин работает в Тюмени полтора года.

— Такая мобильная труппа, живая, развивающаяся, интересная, подвижная. Отношения у актеров прекрасные! В театре всегда огромное разнообразие задач: сегодня тебе нужно петь и играть на каком-то инструменте, а завтра прыгать сальто. Недавно приезжал режиссер — мы пробовались на «Бесов». Режиссер смотрит на меня «покажи что-то свое». Я делаю сальто. Он: «Круто. А вот теперь во время сальто рассказывай стихи. А в конце встань и сделай жест, будто пистолет к виску приставил» (рассказывая, жестом показывает и сальто, и пистолет у виска с красивым наклоном тела в сторону. К нам — а мы разговариваем во дворе, на детской площадке, — послушать и посмотреть подсаживаются молодые мамаши — С.Р.). Необычных режиссерских решений же сегодня очень много, и твое умение быть физически разносторонним — твой плюс.

Что до поддержания хорошей формы, то Виталий говорит: для этого хватает репетиций.

— И паркура не надо! Настолько все выкладываются, до седьмого пота — и молодые, и пожилые. Та еще физподготовка! Никто себя не щадит!

Илюшкин и в тюменском театре уже выполнял акробатику: был небольшой эпизод в спектакле «Новеченто». Больше пока его умения не пригодились, но актер уверен, что все впереди. И неожиданно заявляет:

— Иногда, кстати, физические навыки мешают! Вот надо на сцене неловко или там медленно упасть — а ты привык группироваться в падении, приходится отвыкать, сложно дается.

То, что Виталий мастерски владеет телом — не только его личный навык, но и гены. Папа актера играл в футбол, бабушка была гимнасткой — есть фотографии, где она делает мостик.

Что касается сценического образа, то нашел его не сразу. В институте мастер Eлена Бубнова привила студенту любовь к произведениям Федора Достоевского. И Илюшкин думал, что хочет сыграть Раскольникова в «Преступлении и наказании». Потом понял, что никакой он не Раскольников. Сейчас уверен, что у него амплуа актера характерного. Даже злодея:

— Eсть у меня некая чертовщинка внутри — хочется играть отрицательные роли!

Он сокрушается, что внешность подкачала — кудрявый, симпатичный. Попробуй убеди публику, что злодей.

ФОТО ИЗ ЛИЧНОГО АРХИВА

Поделиться:




Post a comment