X

Про неважность блинчиков

  • 29.05.20
  • Людмила Сметанина
  • 127 просмотров

Проснуться утром в воскресенье от запаха бабушкиных блинов из кухни и сонным и взлохмаченным идти по следу этого аромата. А там, на кухне, тебя уже ждет стопка дымящихся блинчиков, чашка сладкого чая и сметана с вареньем… Мне такого счастья испытать не довелось.

Евдокия Дмитриевна Сметанина.

Моя бабушка стала инвалидом через год после моего рождения. Она упала на скользком после влажной уборки полу и больше не поднялась.

Звали ее Eвдокия Дмитриевна Сметанина. Она родилась в 1921 году. В 24 года, в августе 1945 года, вышла замуж за моего деда- фронтовика Филиппа Макаровича. Один за другим родились у них четверо детей. Детки были маленькие, а хозяйство большое. Дед работал на элеваторе мастером, а бабушка тянула на себе быт. Управиться с живностью, которая в многообразии водилась в хозяйстве, приготовить обед на большую семью, содержать дом в чистоте — задача непростая, но для женщины выполнимая. Да еще с песней, с огоньком в глазах. Радоваться было чему — война закончилась!

Жить и радоваться! Жить и не бояться! Просто жить! Ведь жизнь уже сама по себе драгоценный подарок! Вот так и жили, работали и радовались каждому мирному дню. А жизнь в деревне имеет свои особенности: в любое время года и зимой, и летом белье после стирки шли полоскать на речку. Беречь себя люди того времени не умели, вот и моя бабушка застудила и ноги, и руки, которые спустя годы дали о себе знать. Они часто болели, стали плохо слушаться, и передвигалась бабушка с трудом.

В тот злополучный день она решила навести уборку в доме, где жила со своей старшей дочерью, и неудачно поскользнулась…

Семнадцать лет! На этот огромный срок комната, кровать и телевизор стали ее миром.

Но, потеряв способность ходить, она не утратила интереса к жизни. Она любила, когда мы приезжали в гости, и подолгу общалась с нами, с детьми, она вспоминала истории из своей жизни и рассказывала их так, как умеют только бабушки: неторопливо, певуче, как сказку. Заслушаешься!

Но болезнь прогрессировала. Сначала сложнее стало садиться, потом самостоятельно есть, со временем ее перестал слушаться даже язык. Не изменился только взгляд. Он по-прежнему следил за происходящим и пытливо, с интересом и большой надеждой заглядывал как будто прямо в душу. Мне казалось, бабушка хочет сказать мне: «Я здесь! Я еще жива! Я не собираюсь сдаваться!»

Она и не сдавалась — насколько хватило сил. И лишь в последние годы, когда стало совсем невмоготу, когда она устала от боли, от бессонницы, бабушка заговорила о смерти — как о подарке, которого она с нетерпением ждет от Бога и от судьбы. Однажды осенью она его дождалась и ушла от нас, но навсегда осталась в наших сердцах, в наших воспоминаниях. Мы помним главное: что жизнь одна и нужно любить ее и прожить достойно, несмотря ни на что.

ФОТО ИЗ ЛИЧНОГО АРХИВА

Поделиться:




Post a comment