X

Два плюс два: вкусно и полезно

  • 11.06.20
  • Рафаэль Гольдберг
  • 141 просмотров

О чем может напомнить банка с джемом, последняя, что осталась в холодильнике от прошлогодней заготовительной кампании?

О многом она мне напоминает. И не только из дачной истории. Бери выше — она напоминает мне и о некоторых страницах отечественной истории. Не самых приятных, заметим, страницах. Недаром высокие политические мужи уже почти и не вспоминают о том, что это было (и было, как гласит действующая редакция государственного гимна, на богом хранимой земле).

Но, как писал Олег Куваев, «день сегодняшний есть следствие дня вчерашнего, и причина грядущего создается сегодня». Но оставим в покое день грядущий: не буди лихо, пока тихо. Вернемся к сладкому.

Появление банки с джемом из смеси жимолости с клубникой напрямую связано с августом 1988 года, когда по командировке «Тюменской правды» я уехал на трассу «мертвой дороги» (она же «сталинка», она же строительство номер 501, она же неоконченная железная дорога Салехард — Игарка). Результатом этой командировки стала серия очерков, которые еще через 15 лет превратились в книгу «501-я».

А после публикации одного из очерков в мой рабочий кабинет вошел грузный мужчина с тростью. Отрекомендовался бывшим заключенным, строителем этой дороги.

Исаак Степанович Лущай был учителем в родном селе на Алтае. Потом его «загребли» и, дав сравнительно небольшой срок, отправили на заполярную стройку. Когда срок истек, он так и остался на стройке в какой-то конторе, поскольку был сильно грамотный.

Мы дружили много лет. А однажды, когда я пожаловался на возникший у тюменской медицины острый интерес к моей сердечной деятельности, дал мне старый «алтайский», как он сказал, совет.

— А возьмите, уважаемый, жимолость горькую, смешайте с клубникой и сахаром и принимайте по одной столовой ложке ежедневно.

Исаак Степанович подкрепил свой совет какими-то медицинскими терминами, которые я за прошедшие три десятка лет благополучно позабыл. Сам мой приятель давно умер. Но каждым летом, когда зеленые плоды на посаженном мною в те же годы кусте жимолости из зеленых становятся темно- синими (что не меняет их горького-прегорького вкуса), я совершаю один и тот же ритуал.

Килограмм терпких ягод прогоняю через мясорубку и к черно- сине-красному месиву добавляю килограмм сахарного песку. Тщательно перемешиваю и ставлю в холодильник (все равно горечь эту в рот не возьмешь, а второй ингредиент еще только поспевает).

Наконец приходит черед садовой клубники. Килограмм ягод надо растолочь в кастрюле — обязательно деревянной толкушкой. Давишь ягодку за ягодкой, не пропуская ни одной. Внимательно осматриваешь клубничную кашицу — не пропустил ли нечто, что потом заставит забродить весь продукт. И опять — килограмм сахарного песку и старательно перемешиваешь. А потом уже в большей емкости смешиваешь первую часть творения со второй (тут можно пробовать, потому что удержаться невозможно — что вкус, что аромат! Горьковатый запах и сладчайший вкус).

Понюхали? Теперь хорошо перемешанную густую массу надо разложить по банкам под пластмассовые крышки. И в холодильник, повыше и подальше, с глаз долой и заслонить чем-то менее привлекательным. А то до весны эта радость не доживет (у меня самого от четырех литров прошлого года осталось всего пол-литра).

Не знаю, что скажет об этом медицина, но факт, что уже три десятка лет после встречи с Лущаем я продолжаю жить, работать и писать, говорит сам за себя.

Повторяю: килограмм ягод жимолости, килограмм клубники и по килограмму сахара на каждый вес. Все веса можно удваивать, утраивать — по вашему желанию.

Поделиться:




Post a comment