X

Четыре части двухчасового парада

  • 26.06.20
  • Александр Петрушин
  • 199 просмотров

Реконструкция события

В 10 часов утра 24 июня 1945 года открылись широкие створы деревянных, окованных железом ворот Спасской башни Кремля.

Два всадника

Под перезвон часовых колоколов и цоканье копыт из ворот появился всадник на белом коне. Eму навстречу на вороном жеребце поскакал второй.

Оба были опытными кавалеристами, сидели в седлах как влитые. Мундиры, покрытые золотой броней орденов и медалей, перетянутые золотыми поясами, сверкали золотом погон и галунов. Всадники олицетворяли победную мощь и величие Красной армии, ее неразрывную связь с российской императорской армией.

На белом коне был маршал Георгий Константинович Жуков. Он принимал парад Победы. Командовал парадом маршал Константин Константинович Рокоссовский. Оба маршала получили свои первые воинские награды в Первую мировую войну (1914-1918), когда они, драгунские унтер-офицеры, воевали против немцев. Оба служили в Красной Армии, командовали кавалерийскими эскадронами, полками, бригадами, дивизиями. Их судьбы причудливо переплетались.

Комдив Рокоссовский был непосредственным начальником комполка Жукова, затем военная карьера Рокоссовского, казалось, была навсегда оборвана. В августе 1937 года он был арестован по вымышленному обвинению в участии в военном заговоре. Большинство арестованных были расстреляны. Рокоссовскому повезло. В марте 1940-го, когда завершилась советско-финская война и стало очевидно: одной из главных неудач Красной Армии был недостаток опытного командного состава, Рокоссовского освободили из Интинского ИТЛ и назначили командиром кавалерийского, затем механизированного корпуса. С ним он вступил в войну. Под Москвой командовал армией, позднее — Брянским фронтом. Во время Сталинградской битвы — Донским, где принял капитуляцию фельдмаршала Паулюса. Потом — Центральным, 1-м и 2-м Белорусскими фронтами. В 1944 году после завершению наступательной операции «Багратион» по освобождения Белоруссии стал маршалом.

Карьера Жукова в конце 1930-х годов пошла вверх. В 1939 году под его командованием в Монголии на реке Халхин-Гол были разгромлены японские войска, и он был награжден первой медалью «Золотая Звезда». В 1940-м Жуков возглавил Киевский особый военный округ, а в январе 1941-го стал начальником Генерального штаба РККА. С начала войны находился на самых опасных фронтах — под Ленинградом и Москвой, в Сталинграде и на Курской дуге. С 1942 года Жуков — заместитель наркома обороны и Верховного Главнокомандующего, став вторым после Сталина военачальником страны. Он рукововодил штурмом Берлина и в ночь с 8 на 9 мая 1945 года принял безоговорочную капитуляцию нацистской Германии.

Фронт: от Баренцева моря до Черного

Маршалы Жуков и Рокоссовский объехали строй полков. Каждый парадный полк численностью в тысячу человек представлял один из фронтов, существовавших к окончанию войны — с севера на юг: Карельский, Ленинградский, 1-й Прибалтийский, 3-й, 2-й и 1-й Белорусские, 1-й, 4-й, 2-й и 3-й Украинские фронты. За ними стоял сводный полк моряков. Во главе каждого полка — командующие фронтами. Только полки 1-го и 2-го Белорусских фронтов возглавляли заместители командующих, так как этими фронтами в последние месяцы войны командовали маршалы Жуков и Рокоссовский. Рядом с боевыми знаменами соединений, словно церковные хоругви, колыхались знаки с названиями фронтов.

После объезда парадного строя Жуков и Рокоссовский размеренным галопом подскакали к мавзолею, в глубине которого уже находился возвращенный в конце марта 1945 года из Тюмени саркофаг с телом Ленина. Наверху, на трибунах мавзолея, стояли Сталин, члены правительства и руководители ВКП(б). Внизу перед мавзолеем была оборудована площадка, где находились генералы. Там же по обе стороны мавзолея построены дополнительные трибуны для депутатов Верховного Совета СССР, дипломатов, деятелей литературы и искусства.

Молодцевато соскочив с коня, бросив поводья офицеру, 49-летний Жуков пружинисто поднялся на трибуну, достал из внутреннего кармана кителя текст выступления и «от имени и по поручению Советского правительства и Всесоюзной Коммунистической Партии большевиков» поздравил участников парада с великой Победой.

Он говорил о величии Победы, о воинах, отстоявших честь, свободу и независимость Родины, о сотрудничестве с союзниками, призывал помнить о героях, погибших в борьбе с врагом. В каждом абзаце его речи, предварительно подготовленной и утвержденной в Политбюро ЦК ВКП(б), были слова о «сталинской военной науке», о «гениальном сталинском предвидении победы». «Слава нашему мудрому вождю и полководцу, маршалу Советского Союза Великому Сталину! Ура!» — закончил Жуков свою речь.

— Ура-а-а! — отозвался парад.

Кульминация

Началась следующая часть парада: 1400 музыкантов сводного военного оркестра вступили на брусчатку Красной площади, и музыка Глинки «Славься!» слилась с залпами артиллерийского салюта. Полки двинулись парадным маршем по площади мимо трибун мавзолея. Под начавшимся дождем во главе полков шли маршалы К.А. Мерецков, Л.А. Говоров, Ф.И. Толбухин, И.С. Конев, Р.Я. Малиновский, генералы армии А.И. Eременко, И.Х. Баграмян. Военных моряков вел вице-адмирал В.Г. Фадеев. Каждый сводный полк шел под свою музыку. Поочередно звучали советские военные марши и марши старой русской армии.

После прохода полков-фронтов музыка смолкла. Короткая пауза. Затем раздалась резкая дробь барабанов. На площади появились двести рослых воинов, которые несли опущенные до земли знамена различных частей германского вермахта. Их полотнища волочились по мокрой от дождя брусчатке; у правофлангового — личный штандарт Гитлера. Солдаты, чеканя шаг, дошли до трибун мавзолея и бросили к его подножью эти символы германской армии. Низложение вражеских знамен явилось кульминацией парада Победы, знаком окончательного разгрома гитлеровской Германии.

Под дождем

Четвертой частью парада стало прохождение воинских частей, олицетворявших будущее Красной армии. Прошли сводный полк наркомата обороны, слушатели военных академий и училищ, суворовцы. Следом за ними кавалеристы и военная техника: танки, артиллерия различных калибров, «катюши»… Двухчасовой парад завершился под проливным дождем. По старинной народной примете, что делается в дождь, хорошо заканчивается. Однако для значительной части высшего генералитета Красной армии — победительницы, участвовавшей в параде, эта примета не оправдалась.

Война закончилась. Не было больше нужды в смелых, самостоятельных, решительных генералах. Более того, генеральские амбиции представлялись опасными: Сталин никогда не доверял военным. Поэтому по его указанию органы госбезопасности вели слежку практически за каждым крупным военачальником. Операция НКВД — агентурное дело «Узел» — против Жукова была начата еще в 1939 году. Подслушивающими устройствами были снабжены квартира и дача маршала. Когда спустя день после парада Победы на этой даче в подмосковной Сосновке собрались его друзья-генералы: А.В. Горбатов, И.И. Федюнинский, В.И. Чуйков, С.И. Богданов, К.Ф. Телегин, В.Д. Соколовский, В.В. Крюков с женой, певицей Л.А. Руслановой, то запись их разговоров, тосты, прославляющие Георгия Победоносца — Георгия Константиновича Жукова, были доложены Сталину.

«…У истории русской страницы

Хватит для тех, что в пехотном строю

Смело входили в чужие столицы,

Но возвращались в страхе в свою».

И это стихотворение нобелевского лауреата по литературе Иосифа Бродского «На смерть Жукова» уже не реконструкция, не поэтический образ, а историческая правда.

При реконструкции события использовались материалы о параде Победы из «Военно-исторического журнала» 1978 г. NN 2, 3, 5, 7, 9, 11; 1979 г. NN 2, 6, 8, 11; 1980 г. N 6.

Поделиться:




Post a comment