X

Лыжи, рукопашка и музыка

  • 14.07.20
  • Светлана Рычкова
  • 54 просмотров

Сложно в наше время встретить мужчину с полным набором мужских качеств. Но можно. Один из таких — Дмитрий Столбов.

В 2000 году он создал рок-группу «Квадрат». Год репетировали, записали альбом, и пошло-поехало. Играли на байк-фестивапе в Ирбите, гоняли на фестивали в Мегион, давали концерт в Самаре… Записали два альбома и черновики третьего. В планах у Столбова сделать акустику и набрать новых музыкантов. У старых, как это часто бывает, появились новые дела, заботы…

Дмитрий Столбов на сцене.

Сам Дмитрий сейчас работает режиссером монтажа в телекомпании «Регион-Тюмень». Но гитару не бросает. И, как и полагается офицеру спецназа, держит себя в форме.

В детстве Дмитрий занимался лыжами у легендарного тренера Валерия Белова. Вспоминает как самое лучшее время тренировочные сборы в лагере «Олимпиец». Заниматься на природе было здорово, хотя тренировались жестко: за день накатывали по 15-25 километров. После восьми лет занятий Дмитрий получил звание кандидата в мастера спорта и. болезнь ног. Тут как раз началась мода на русский стиль рукопашного боя, и он пошел туда, лыжи бросил. После года тренировок стал инструктором и дальше развивался сам. Изучал разные славянские стили: славяногорицкая борьба, буза, любки, система Кадочникова. Из этого сложил свою систему обучения. Защитил ее, ушел в армию, там ее преподавал. После армии продолжил преподавание рукопашного боя: три раза в неделю учил парней-старшеклассников в спортзале одной из городских школ. Практиковали и современную школу выживания: в лесу, на улице учились ориентированию, приемам самообороны.

— В русском стиле есть такая поговорка: «можешь покалечить, моги и поправить». Я отучился в медколлежде — и все срослось в одно: тренирую, чтоб не навредить, и правлю тех, кто себе навредил, неправильно тренируясь, — рассказывает Столбов.

На сегодня у Дмитрия двадцать лет рукопашно-медицинской практики. Дмитрий рассказывает, что большинство спортсменов, процентов 70, с травмами.

— Я их называю неправильными спортсменами. К тому же никто им не рассказывает, как правильно питаться. Тот же протеин сажает печень, а многие им увлекаются.

Eжедневный ритм фитнес-тренеров — сплошные тренировки. А у организма вне зависимости от того, сколько человеку лет, есть свои ритмы, и не всем подходят большие нагрузки. Дмитрию приходится лечить таких, кто в 23 года себя до такой степень извел физкультурами, чтобы быть красивым и подтянутым, что жизненный ресурс у них на исходе.

Рукопашный бой — не красота тела, а сила и отвага. Спрашиваю: правда, что когда встаешь в позу медведя — тебя десять человек не сдвинут? Или еще мне рассказывали, что перед боем у казаков практиковалась стукалочка ногами — неистовая пляска, введение себя в транс, после чего воины теряли всякий страх, становясь непобедимыми.

— Твой внутренний ресурс — это твое преодоление страха. Ты идешь на страх войной. Eсли боишься — перекрывается все. В плане физиологии нарушаются функции печени, желчного пузыря, колом встает вся пищеварительная система. И врачи, психологи не могут понять, что с человеком. А когда начинаешь прорабатывать страх, то осознаешь, что бояться-то и нечего. Одно дело, когда условия жизни экстремальные: война, экстренная ситуация на дороге. А другое — когда человек сам себя загоняет в страхи «боюсь, потому что в себе сомневаюсь». Eсть такое упражнение в любках, которое называется «позволение», когда ты запускаешь движение в себя, чувствуешь его, начинаешь его понимать. Поэтому русская борьба — это искусство не столько спортивное, сколько ведущее к оздоровлению и пониманию самого себя. Мне это пригождалось и в жизни, и на войне — мои умения, мое знание рукопашного боя. Того, как это работает. Необходимо понимание самого страха — на что ты идешь, для чего, зачем. Eсть это понимание — ты развиваешься. А когда идешь просто делать красивое тело — получаешь море проблем…

У Дмитрия есть единомышленники — ребята из областного совета ветеранов военной разведки, организации всероссийского масштаба. Два раза в год у них проходят мероприятия на право ношения берета и шеврона. В них могут принять участие и призывники, и взрослые.

— Проходим трассу восемь километров с автоматом и испытаниями — подтягивание, тарзанка, противогаз, — рассказывает Столбов. — Eсть возможности отправлять ребят в войска специального назначения: разведка, десантура, если у ребятишек есть к тому данные.

Спрашиваю, не пошла ли дочь по стопам папы? Отвечает, что дочь занята уроками, учится на хоровом отделении в музыкальной школе. Но ходила к отцу на тренировки. Брала в руки и шашку, и нагайку, и другое оружие. Жена была против, но Дмитрий считает, что если ребенку интересно, он должен попробовать: взять в руки оружие и понять, его или не его, как это работает, что с этим нужно делать, и бояться тут не нужно.

Ну а музыка помогает Столбову расширить видение тонких миров. В его текстах — славянские мифы и образы. Кстати, в девяностых он собирал материалы по славянской теме и узнал, что у него казачьи корни. Но национальность, считает он, просто вопрос выбора жизненной позиции, не национализм и не фанатизм. Решил считать себя славянином — будешь славянин. А творчество позволяет четко понимать, что ты видишь, чего ты хочешь, что ты делаешь.

ФОТО ИЗ ЛИЧНОГО АРХИВА

Поделиться:

Оставить комментарий

Размер шрифта

Пунктов

Интервал

Пунктов

Кернинг

Стиль шрифта

Изображения

Цвета сайта