Ветка на «Красный Октябрь» | Тюменский курьерТюменский курьер
X

16+
20 ноября
2018  года
128
(4749)
Ветка на «Красный Октябрь»
 264
№ 69 (3571)
Автор:
Александр Иваненко

Окончание. Начало в N 68.

Галя Безбородова

Та самая ветка, год 2013-й.
Автор фото: Галя Безбородова

Однако к годовщине Октября закончить работы на ветке не удалось. Призывы не возымели силы.

11 ноября «студентка» сообщила в газете: «Все учащиеся медтехникума два дня были на постройке жел. дор. ветки и работу провели по-ударному». Трудились на ветке и студенты других техникумов — педагогического и сельскохозяйственного (зернового).

13 ноября газета опять призвала: «Доведем до конца принятое решение! Осталась только пятая часть самой трудной работы. Идем на ветку! Решение ударников-рабочих. о постройке ж.д. ветки осуществляется упорно и неуклонно… Осталось лишь на небольшом пространстве в несколько сот метров (от мельницы до лесозавода) провести наиболее трудные земляные работы — выровнять профиль пути, снять выемки, засыпать углубления. Основная работа энтузиастов, выходивших на субботники, проделана.

10 ноября на ветке работало 203 человека, 11 ноября — 173, 12-го — до 1500 человек… сегодня до 400 человек. Прокладка оставшихся нескольких сот метров профиля ветки обеспечит пуск ветки в эксплуатацию в зимний период. Этого мы должны добиться во что бы то ни стало и не допустить отсрочки прокладки до весны».

15 ноября редакция «Красного Знамени» получила телеграмму от начальника строительства Магнитстроя т. Чугеля: «Выражаю благодарность ударникам печати за активную помощь в быстрейшей отгрузке леса из Тюмени.»

В середине ноября выпал снег, запуржило, замело. Правда, ноябрь был не очень холодным, со среднемесячной температурой воздуха минус 7,5 градуса, но все же это была зима, надо было хорошо одеться и обуться, чтобы провести день на открытом воздухе. Газета ничего не сообщала об условиях труда на стройке, не печатала фотографий. Нажимала только на ударный труд, энтузиазм масс и слово «надо».

Между тем, работы ни шатко ни валко, но продолжались уже на территории самого поселка ДОКа. Стройка подвигалась к победному завершению.

ВЕТКУ «СДАВАЛИ В ЭКСПЛОАТАЦИЮ» ДВА РАЗА

Наступил новый 1932 год. Январь был относительно холодным, средняя температура воздуха составила минус 10,5 градуса.

15-17 января в Тюмени работала третья горрайпартконференция ВКП(б). Уже тогда повелась традиция подносить к таким событиям трудовой подарок. И тюменцы его сделали.

В день открытия конференции, 15 января, на первой странице газеты в рамочке крупным шрифтом набрано сообщение: «Партконференцию ознаменовали открытием ветки. В подарок партконференции вступила в эксплоатацию (тогда так писали это слово —А.И.) железнодорожная ветка от станции Тюмень к лесозаводу «Красный Октябрь». Лесу на Магнитстрой дорога открыта!»

Однако в своем докладе об успехах и достижениях г. Тюмени в 1931 г. секретарь ГРК ВКП(б) Я.П.

Азволинский о постройке ветки даже не упомянул, но сказал, что закончена баня и «пущена в эксплоатацию». (Да-да, это о той бане на ул. Ленина, судьба которой теперь решается!)

Секретарь умолчал о ветке недаром — уж он-то знал, что почем. 25 января на стр. 2 газета напечатала фото с надписью «Работы по проведению ж.д. ветки близятся к концу». На фото — люди с лопатами и кирками, лошади, запряженные в сани. Значит, дело не закончено.

А двумя днями раньше, 23 января, газета сообщила: «Ударники — рабочие и административно-технический персонал лесозавода «Красный Октябрь» в подарок областной партконференции в день ее открытия отгружают внеплановый маршрут пиломатериалов Магнитстрою в 30 вагонов».

Галя Безбородова

Та самая ветка, год 2013-й.
Автор фото: Галя Безбородова

30 января газета опять «подарила» ветку уже к другому событию: «К XI-й облпартконференции пущена в эксплоатацию ветка станции Тюмень — «Красный Октябрь». На снимке, потускневшем от времени, можно увидеть процесс погрузки досок на платформы.

1 февраля 1932 г. первая доменная печь Магнитогорского металлургического комбината дала первую плавку чугуна. Лесозавод ознаменовал это событие посылкой «внеочередного маршрута с пиломатериалами Магнитстрою». Ветка заработала. Лес Тюмени без задержки отправлялся на Урал.

Итак, от идеи, высказанной в мае, до воплощения в реальную ветку прошло девять месяцев. «Сила народная» бесплатно построила государству железнодорожные пути длиной почти пять километров.

Газета не сообщала ни о каких-либо торжественных мероприятиях по поводу завершения строительства, ни о награждении рабочих-ударников. Все скромно и тихо. Об инициаторе стройки Фриднове тоже больше не было ни слуху, ни духу. Как в воду канул.

… В следующем году исправляли путь, поскольку весной мерзлая почва подтаяла, и пути «повело». Естественно, снова понадобились субботники-воскресники.

Построили железнодорожный путь на Шадринскую мельницу, электростанцию, сделали на лесозаводе дополнительные стрелки и пути. Тоже собирали по метру неиспользуемые запасные пути, разбирали их и везли на новое место.

Мельница прежде работала полгода, полгода стояла из-за нехватки своего зерна. Теперь появилось привозное зерно, производительность мельницы возросла с 50 т в сутки до 85 т. Предприятие стало одним из основных поставщиков муки на Тюменский Север, который в те годы назывался Тобольским Севером, так как входил в состав Тобольского округа.

Вскоре началась добыча торфа на Боровском болоте, и торф по этой же ветке возили на электростанцию до 1960 г. Каменного угля электростанция в те годы почти не видела, в топки котлов отправляли обрезки дерева и опилки с лесозаводов. Каждый килограмм угля берегли для домен Магнитки и других городов Урала. Была даже кампания по сбережению угля.

Всерьез обсуждался вопрос о строительстве вблизи ветки еще одного лесозавода-гиганта, но почему-то дело не двинулось. Тогда, в начале 1930-х годов, в Тюмени много чего планировалось построить. Кое-что возвели, кое-что так и осталось в планах. Например, строительство в Тюмени фабрики-подготовки, где в сутки готовилось бы по 50 тысяч первых, вторых, третьих блюд, салатов — и развозилось по заводским и городским столовым, где все это бы варилось и съедалось. В Тюмени тогда было и народу-то менее 60 тысяч человек.

Может быть, из боязни затовариться обедами так и не построили фабрику. А была бы она кстати — время было голодное, продолжалась первая колхозная голодовка.

Добавить комментарий

Зарегистрироваться через: